Понедельник, 25.09.2017, 09:18
      
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 41234»
Архив - только для чтения
Модератор форума: pretorianes2003, Dimson, Юджин 
Форум » Лига миров » Лига миров » Козельск (информация по этому событию)
Козельск
pretorianes2003Дата: Пятница, 07.06.2013, 19:41 | Сообщение # 1
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Оборона Козельска — одно из основных событий Западного (кипчакского) похода монголов (1236—1242) и монгольского нашествия на Русь (1237—1240) в конце монгольского похода на Северо-Восточную Русь (1237—1238). Осада и взятие весной 1238 года города Козельска — одного из удельных княжеских центров Черниговского княжества в бывшей земле вятичей.


 
pretorianes2003Дата: Пятница, 07.06.2013, 19:42 | Сообщение # 2
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
 
DimsonДата: Четверг, 13.06.2013, 23:00 | Сообщение # 3
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Вопрос такой - успешная оборона Козельска может остановить орду?
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 15:37 | Сообщение # 4
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Предполагаемое рабочее название для книги "Злой город".
"Могу Болгусун" - "Злой город" - так назвал Козельск хан Батый, застрявший под его стенами на два месяца и положивший здесь треть своего войска.
Сегодня купил книгу Виктора Поротникова "Злой город" против Батыя" (изд-во "Яуза" 2012, серия "Русь изначальная"). Книга художественная, но конкурентов надо изучать.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 18:17 | Сообщение # 5
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
http://3mv.ru/publ/srazhenija/kozelsk/19-1-0-12259
Оборона Козельска
25 марта 1238 года началась героическая оборона города Козельска от войск хана Батыя, которая длилась более пятидесяти дней. Героическая оборона Козельска поразила современников и осталась в памяти потомства. Несмотря на некоторые явные преувеличения (численность неприятельских потерь, потоки крови в которых можно утонуть и т.п.) летопись донесла яркую картинуподвига козельчан, которые, не побоявшись смерти, вступили в неравную борьбу с сильнейшим врагом. Особенно впечатляет длительность противоборства, тогда как Рязань, например, была взята за 10 дней, Владимир за 5.  
русский воин 13 века
 Согласно целому ряду исследований, подтверждённых летописными источниками, преданиями и стараниями местных энтузиастов-краеведов, можно с уверенностью сказать: именно тот. Козельск — один из древнейших городов России. Его история уходит вглубь веков, а первое летописное упоминание относится к 1146 году. Современный город расположен на высоком и весьма крутом берегу реки Жиздры при впадении в нее речек Клютомы и Другусны. В XIII веке география местности несколько отличалась, но именно местоположение старого города, как утверждают исследователи, позволило Козельску в 1238 году почти два месяца сопротивляться полчищам захватчиков. Напомним, что даже в школьных учебниках упоминается о том, что более крупные города-центры Владимиро-Суздальской Руси (Рязань, Владимир, Суздаль, Переславль-Залесский) пали в течение нескольких дней. На маленький Козельск Батый потратил два месяца из всего своего пятимесячного зимнего похода на Русь (декабрь 1237 – май 1238 гг.) и был вынужден возобновить поход лишь осенью 1238 года. Предыстория Взяв город Торжок после двухнедельной осады (5 марта 1238 года), монголы пошли по Селигерскому пути к Новгороду. Не дойдя около 100 верст, около Игнач Креста, возможно, из-за погодных условий, повернули на юг в половецкие степи, разделившись на две группы. По пути они продолжали уничтожать уцелевшие русские города. Часть сил во главе с полководцами Каданом и Бури прошла более восточным маршрутом через рязанские земли. Основные силы во главе с ханом Батыем прошли через Долгомостье в 30 км. восточнее Смоленска, вошли в пределы Черниговского княжества, сожгли Вщиж, но затем резко повернули на северо-восток. В конце марта 1238 года они вышли к городку Козельску на реке Жиздре. Батый решил занять город и дожидаться здесь подхода остальных сил. В то время Козельск был столицей удельного княжества во главе с двенадцатилетним князем Василием, внуком Мстислава Святославича Черниговского, погибшего в битве на Калке в 1223 году. Город был хорошо укреплён: обнесён земляными валами с построенными на них крепостными стенами, но монголы располагали мощной осадной техникой и огромным опытом штурма куда более крупных городов. Каким же образом городок-крепость, столица мелкого удельного княжества с населением в 10 тысяч человек (из них не более 2000 воинов) смог семь недель не только выдерживать осаду, но и активно сопротивляться 40-тысячному войску Батыя? Оборона Среди причин столь длительной обороны города (с 25 марта по 13 мая 1238 года) историки обычно называют весеннюю распутицу, фактически превратившую крепость Козельск в остров посредине двух разлившихся половодьем рек. Распутица также отрезала уже потрёпанное войско Батыя от отрядов Кадана и Бури, лишив его необходимых резервов. В марте-апреле Батый просто не располагал таким количеством воинов, чтобы они могли бороться с природной стихией, и решил дожидаться, когда схлынет половодье и крепость станет более уязвимой. Наиболее подробно, на наш взгляд, загадка обороны Козельска была раскрыта краеведом и автором сайта, посвящённого истории Козельска, Е.Ф. Самариным в его статье «Объяснение загадки обороны Козельска 1238 года». 
Осада Козельска в 1238 году 
Миниатюра XVI века из Голицынского тома Никоновской летописи, 
рукописный отдел ГПБ
 Помимо природных факторов, автор указывает и на то, что жители города с самого начала не испытывали никаких иллюзий в отношении завоевателей. Княжеская дружина Козельска, вместе с дружиной погибшего Мстислава Святославича Черниговского, принимала участие в битве при Калке. Дружинники и двенадцатилетний внук Мстислава, князь Василий, знали цену татарским обещаниям. В ходе переговоров татары пытались морально сломить защитников города, убеждая, что при руководстве малолетнего князя дружине город не отстоять. Однако, в случае Козельска, как говорится, «нашла коса на камень». Татары припомнили Василию, что его дед участвовал в расправе над послами Чингисхана при Калке, а сам Василий и многие бывшие дружинники и родичи Мстислава Черниговского имели все основания для активно практиковавшейся тогда кровной мести. Поэтому горожане единодушно ответили: «Наш Князь младенец, но мы, как правоверные, должны за него умереть, чтобы в мире оставить по себе добрую славу, а за гробом принять венец бессмертия», «главы своя положити за христианскую веру». И они сдержали своё слово. Безусловно, определяющую роль в длительной осаде Козельска сыграли географические особенности той местности, на которой располагался древний город. Несмотря на то, что у Батыя была и осадная техника, и своя, отработанная годами тактика штурма крепостей, использовать её под Козельском татарам так и не удалось. Дело было весной, и город оказался надёжно защищён со всех сторон (кроме южного вала) естественными преградами – двумя разлившимися половодьем реками. Кроме того, крепость стояла на значительном возвышении (высота гряды составляла около 20 метров) и имела высоту стен 10 метров. Обстрел из луков и осадных орудий из-за реки не принёс никакого результата: ни снаряды, ни «огненные» стрелы татар не достигали цели. Осадные башни невозможно было даже подтащить к стенам по почти вертикальной гряде. Татаро-монголы, встретив решительный отпор, стали лагерем с юга от Козельска и решили дожидаться подхода войск Кадана и Бури. Между тем, жители не отсиживались в городе: они активно сражались, устраивая ночные вылазки и неожиданные нападения на монгольский лагерь. Батый семь недель нёс потери от их диверсионных действий, но уйти от Козельска не мог. Его уход означал бы утрату авторитета главнокомандующего, который и так пошатнулся после отступления от Новгорода. В начале мая к Козельску, наконец, подошли остальные силы татарско-монгольского войска с осадными орудиями. В три дня был засыпан ров, защищавший южную стену. С помощью стенобитных машин-пороков татарам удалось разрушить часть крепостных стен и подняться на вал. Разгорелась кровавая схватка, но осаждённым удалось отбить атаку, потому что сразу вслед за этим воины-дружинники предприняли дерзкую вылазку из города. Врубившись во фланг штурмующим, они обошли их с тыла и ворвались в татарский лагерь. Дружинникам удалось уничтожить часть осадных орудий и перебить около 4 тысяч человек. Подошедшее подкрепление с трудом оттеснило козельцев к реке, и все они были убиты. Известно, что во время строительства в конце XIX века железной дороги на Тулу строители обнаружили близ Козельска древнее захоронение из 267 черепов. Татаро-монголы, как известно, своих воинов сжигали и захоронений не делали. По оценке академика Б.А.Рыбакова, это количество примерно соответствует количеству населения русского княжеского замка того времени и может быть захоронением голов тех самых козельских дружинников, что погибли в битве В ходе героической вылазки трёхсот козельцев погибло четыре татарских полка (десятая часть всего войска) и были убиты три татарских полковника («сына темничьих»). Узнав о потерях, Батый пришёл в ярость: кто-то из убитых военачальников приходился ему родственником, кто-то был личным другом. Батый приказал взять город и не щадить никого из его защитников: ни бояр, ни жён и детей боярских, ни малолетнего князя. 
Козельский Каменный Крест
 13 мая 1238 года город пал. По преданию, последний бой происходил на княжеском дворе, в детинце. Малолетнего князя Василия спрятали в порубе (узкой яме, служившей для наказания княжеских слуг). Он не смог из неё выбраться, т.к. сверху в несколько рядов были навалены трупы воинов. К тому моменту, когда князя обнаружили, он уже то ли задохнулся, то ли утонул в их крови. Есть предание и о том, что некоторая часть жителей сумела покинуть горящий город по подземному ходу. После ухода татар они похоронили убитых дружинников и князя, поставив на могиле знаменитый Козельский Каменный Крест, который стал символом города Козельска. Где находилась эта братская могила и подземный ход – никто не знает. Итоги и значение Батый, желая оправдать перед соратниками свою военную неудачу и огромные потери, наделил Козельск мистической силой. Он запретил называть город Козельском, а повелел звать его «Злым градом» (Могу-Булгусун), что отчасти может быть истолковано как «город дьявола». Козельск отнял у завоевателя семь недель, уступая в длительности сопротивления лишь Киеву. Козельск стал последней, весьма неудачной «точкой» зимнего похода 1237-38 годов. Под Козельском погибли лучшие воины монголо-татарского войска. Есть версия, что результаты этого сражения привели впоследствии к значительным разногласиям в стане захватчиков, вплоть до появления оппозиции самому Батыю, с которой он боролся в 1239-40 годах. Для истории государства Российского такие эпизоды как оборона Козельска, Бородинская битва, оборона Брестской крепости в 1941 году являются символами объединения нации, символами воинской доблести и героизма. Вопросы о целесообразности, реальной необходимости и историческом значении того или иного героического эпизода всегда задавались и продолжают задаваться исследователями. Только стоит ли искать ответы на них? «Безумству храбрых поём мы песню…» Если бы не было реальных подвигов, их было бы необходимо выдумать. К счастью, в нашей истории они есть. Так не будем хотя бы забывать об этом.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 18:21 | Сообщение # 6
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
http://kozelsk-1238.narod.ru/index1.html
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 18:27 | Сообщение # 7
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Прикрепления: 8402351.jpg(296Kb)
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 18:29 | Сообщение # 8
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Прикрепления: 7323227.jpg(425Kb)
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 20:50 | Сообщение # 9
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Прикрепления: 9358827.jpg(370Kb)
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:13 | Сообщение # 10
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Н. Ведешин Посвящается моей маме, которой обязан этой работой
ТАЙНА КОЗЕЛЬСКА. БАТЫЙ ПОБЕЖДЁН !
0 полном разгроме монголов в Козельске. 9 мая -ДВОЙНАЯ Победы Руси!   Из цикла   "СЕНСАЦИИ  ВЕКА: НЕИЗВЕСТНАЯ  ИСТОРИЯ"

  Предисловие
     "Историю нельзя знать. В ней надо жить!" 
 
      В истории Руси о героической обороне Козельска от татаро-монголов мало что известно. Точно неизвестно даже место городища (см. статью Валерия Цветкова "Козельск не найден"). Между тем -оборона Козельска, даже по известным фактам –одна из самых внушительных битв с  захватчиками.  Так в чём же дело. Почему в 21 веке об этом уникальном событии -одни вопросы.
      Здесь и сейчас автор этих строк утверждает, что ореол тайны над Козельском -не случайность! Это -тайна тайн всей истории Руси. Это -великая правда, умышленно сокрытая от современников и истории. Сокрытая самим Батыем.  А скрывать -было что. Ибо хан сокрыл величайшую победу Руси и свой полный разгром,  украл мир и нашу свободу на 200 лет.  
      Так что же случилось у маленького Козельска после разгрома монголами объединённых русских дружин и взятия основных городов весной 1238 года.  Открыть для истории неизвестную Великую победу Руси -наш долг перед Россией и её героями!   
 
 Глава 1.  Козельск: Известное. 

     Прежде всего -о известных нам фактах. Покорив всю северо-восточную и центральную Русь, Батый 17 марта 1238 года, после двухнедельной осады Торжка направился в Новгород, но у урочища Игнач-Крест, вдруг внезапно повернул назад, не дойдя до Новгорода всего 100км (1 день пути для конного войска). Причина такого решения до сих пор неизвестна, но ясно одно -Северная Русь была спасена! Развернувшись лавой, монголы жгли, грабили и уводили в плен всех, кого встречали. На обратном пути (по версии современных историков) Батый наткнулся на маленький городок Козельск. Горожане на вече решили оборонять город. В ответ на ультиматум, малолетний козельский князь, сидевший на гребне стены, вскочил и показал кукиш. Воевода перевёл монголам этот жест в следующей фразе: "Хоть наш князь мал, но все мы умрём за него".  Героическая оборона Козельска была самой долгой на Руси  и длилась семь недель. Только после подхода туменов Кадана и Бури, как пищет Рашид ад Дин, город был взят в 3 дня. Привычно проделав камнемётами бреши в деревянной стене, монголы ворвались в город, но натолкнулись на внутренний "вал". Здесь все защитники города кинулись в последний бой, некоторые из них сделали вылазку из города и нанесли монголам самый большой, известный истории урон за всю эту войну -4000 человек. При штурме монголы выкрикивали одну, дошедшую до нас фразу: "Железные урусы".  Батый назвал Козельск "злым городом" и приказал разрушить до основания. Все его жители вырезаны. В течение долгого времени, как пишет Соловьёв, в Орде запрещалось даже произносить слово Козельск. После Козельска монголы ушли за Волгу и возобновили агрессию лишь год спустя. Многие историки считают, что это время потребовалось монголам для восстановления своих сил. Это всё, что мы знаем о самом громком и значительном (после Куликовской битвы) сражении Руси с монголами. До сих пор с уверенностью не найдено даже место самого городища (см. ст. Валерия Цветкова "Козельск не найден"), ибо в наиболее вероятном месте -в районе военкомата не найдены артефакты, говорящие о большом штурме. Имелись сведения о находках останков женщин и детей с боевыми ранами. 
    Эти крохи памяти столь великого события -недопустимы, ибо по героизму, соотношению сил и эффективности сражение в Козельске превосходит даже Куликовскую битву! И это -только то, что известно. Но это -только начало. Здесь и сейчас автор этих строк заявляет, что оборона Козельска -самая великая битва Руси с монголами, как в военном, так и в политическом отношении. Судите сами:
     
     Глава 2.  Козельск. Сомнения.

     В тех немногих фактах, чем мы располагаем, для историков -больше вопросов, чем ответов. Так например, историки до сих пор спорят о причинах решения Батыя повернуть назад, не дойдя всего 200км до центра северной Руси -богатого Новгорода. Главными аргументами отказа от покорения северной Руси называют весеннюю распутицу, отсутствие фуража и растущее сопротивление Руси. Но в северные края весна приходит гораздо позже, а конному войску ранняя весна много лучше, чем зимние сугробы. Фураж для привычных степных коней  весной всегда под ногами, а склады Новгорода были всего в 1 дне пути. Конечно, каменные укрепления Новгорода и Пскова -не деревянные крепости средней Руси, но им далеко до десятков неприступных крепостей Средней Азии, блестящие штурмы которых монголы имели за плечами. Да, свободные горожане -не пассивные смерды, но ополчению этих городов далеко до огромных профессиональных гарнизонов покорённых монголами империй. Да, выманить новгородцев в поля под Торжок привычной Батыевой хитростью не удалось…  Но эта же привязанность торговых людей к своему добру сулила монголам возможность по деловому договориться с рациональными новгородцами о десятине и получить весь Север без боя. Да и само решение идти на Новгород Батый уже принял. И после Торжка двинул к нему войска напрямую.
     Так что же случилось спустя несколько дней? 
     Второй вопрос -почему Батый, повернув назад, развернул своё войско боевой "лавой". Той лавой , которая, тремя месяцами ранее, преследовала и отходивший полк Евпатия Коловрата. Историки объясняют этот приём желанием охватить, словно сетью, как можно большую территорию Руси. Грабить и полонить в больших масштабах.  Да, это -весомый аргумент, но это -только часть правды. Это та понятная всем часть, которую Батый решил огласить и для своих войск. Но главное назначение лавы в условиях низкой пропускной способности плохих дорог и распутицы -это возможность быстро передвигаться всем войском, используя сразу несколько параллельных транспортных артерий. Так куда спешил покоритель Руси.
    Вопрос третий -почему монголы так жестоко вели себя на обратном пути -жгли, полонили и вырезали всё живое. Ведь всякое сопротивление Руси было давно сломлено, и необходимости жестоко наказывать непокорные города, в  назидание другим, теперь не было. А если и были редчайшие исключения в виде Козельска, то почему жестоко вели себя все разошедшиеся крылья и в отношении всего безропотного населения Руси. И это -в условиях жесточайшей дисциплины. На территории уже своего государства, в отношении мирных осёдлых хлебопашцев, которые уже были собственностью Хана и источником дани… Ответ один -таково решение и приказ самого Батыя. Так что же разозлило великого воителя перед решением развернуть войско. 
    Вопрос четвёртый -куда потерялось (для истории) четвёртое крыло 120-тысячного монгольского войска, делившееся как правило на автономные крылья, по 3 тумена (30 000чел) в каждом. Ведь после Коломны на встречу со 2-й  ратью Владимиро-Суздальского княжества к реке Сити монголы пошли всего тремя крыльями -от Москвы, Торжка и сожженного Владимира. Ни тогда, ни сейчас  никто  не мог посчитать монголов "по головам". Мобильные автономные крылья были везде и негде. Расходясь в разных направлениях, они могли, в кратчайшие сроки, соединится в единый кулак. Враг никогда не знал где и сколько монгольских войск ему противостоит. Это была мудрейшая часть их победоносной стратегии. Смею утверждать, что эта тайна была тайной и для самих монголов, ибо в условиях разобщенности крыльев и строжайшего единоначалия вся информация о результатах их действий сходилась только к Батыю. И если даже какое-то крыло терпело неудачу, об этом знал лишь Великий Хан да гонец. Именно поэтому во все времена гонца, принёсшего дурную весть, казнили на месте. А чтоб усилить сомнения думающих, напомним, что "для управления" Русью Батый оставил в ней, по мнению историков, 30 тысяч человек. Не эти ли 3 пропавших после Коломны тумена "оставил" Батый на Руси.         
     Вопрос пятый –Почему, взяв Козельск, принадлежащий Черниговскому княжеству, монголы не  пошли доступными летом степями на Чернигов и Киев, а вернулись за Волгу тем же путём, каким и пришли на Русь. Ведь этот путь вдоль по Оке был летом абсолютно непроходим.    
     И шестой, главный вопрос -цифра потерь под Козельском -4000 убитых. Нигде и никогда монголы не озвучивали свои потери. Почему Козельск -исключение? Почему Батый, как обычно не доверил правду мёртвым защитникам. Напрашивается простой, но очень глубокий ответ -потому что этого сделать было нельзя. А это могло быть только в двух случаях: либо потери были настолько большими, что  скрыть совсем их было невозможно (а любая неопределённость только давала бы почву для разрастающихся слухов), либо не были защитники мертвы после сражения и не было уверенности, что они не раскроют тайну. 
       И то и другое трудно представить, но только до того момента, пока мы не соединим воедино все  наши сомнения. Уже из каждого рассмотренного нами вопроса проглядывало некое общее событие, которое легко объясняло разрозненные сомнения и противоречия. 
     Здесь и сейчас автор этих строк утверждает, что самое загадочное событие этого похода -разворот монгольских войск у Урочища Игнач Крест (и другие нестыковки) объясняются ни чем иным, как сообщением о неизвестном истории, полном разгроме одного из 4 крыльев монгольского войска на Руси. И случилось это у стен Козельска, даты и результаты трагичной для монголов осады которого умышленно изменил сам Батый. 
      Если подобное известие имело место, то все вопросы с неожиданным разворотом монголов у урочища Игнач-Крест мгновенно снимаются. Ибо по заведённым Чингисханом железным законам, в случае, когда вступает в бой отряд, а не вступает в бой вышестоящее подразделение, то всё оно подлежит истреблению. И закон этот тем более, неумолим, когда вступивший в бой отряд истреблён. И если факт трагичного штурма Козельска имел место, то если не жизнь, то карьера Батыя в Орде зависла на волоске. Тем более, что костяк руководства в туменах Батыя состоял не только из родственников Батыя, а из близких родственников самого Чингисхана и его наследника -великого хана всей монгольской державы Угедея. Учитывая напряженные отношения в разрастающейся семье чингизидов, любая оплошность молодого Батыя могла стать роковой. Более того, речь идёт о потере, как минимум, 4 й части монгольской рати, что по канонам современной тактики ведёт к полному отказу агрессора от любых наступательных действий. Что и имело место в конце марта 1238г. 
       Но тут же возникает сразу два других вопроса. Во-первых, как могло быть, что Козельск осадили значительно ранее официальной даты его осады. И во-вторых, мог ли маленький городок нанести столь смертельную рану огромному монгольскому войску и выйти победителем. 
       Об этом -в следующих главах.
     
       Глава 3.  Козельск. Сроки.

       Сначала о сроках осады. Попробуем опять оттолкнуться от скудных фактов. Того из них, где монголы при штурме кричали "железные урусы". Легенда приписывает этот факт необычным защитным элементам козельцев -непроницаемым для стрел лицевым забралам. Нам же видится в этом факте не аномалия, а наличие у Козельска профессионального гарнизона, с полным для того времени снаряжением. 
        Это говорит о том, что Козельск либо не откликнулся на призывы о помощи соседних княжеств и не отправил свою дружину в Рязань и Коломну, либо принял на постой части их разгромленных ополчений. Учитывая, что в Рязань до штурма успели прибыть даже родственники рязанских князей из Чернигова и Киева, путь в которые проходил через Козельск, но которые были от Рязани в 2-3 раза дальше, а, также, прямое подчинение Козельска князю Черниговскому, трудно поверить в отказ Козельска выслать дружину. В битве у Коломны Козельск, тем более, был одним их 3-х городов, с кем было сообщение Коломны по замёршей реке (и всего из 2-х городов, включая Москву, с кем осталось связь Коломны после гибели Рязани). А Москва выслала свой полк. 
      В связи с этим, нам кажется, ближе к истине стоит вторая версия, ибо она объясняет сразу и причины появления монголов у стен города. Что, как ни обычная для монголов упорная погоня за остатками дружин после битвы могла привести их к стенам города, далёкого от направления их основного удара. Да и боевой опыт пришлого воеводы как нельзя лучше объясняет феномен эффективной обороны Козельска.
      Но после какого из четырёх известных нам сражений первого похода Батыя русские дружины могли отойти к Козельску. Битва на Лесном Воронеже отпадает сразу, ибо нам известно, куда отошли те, кто вырвался из окружения. Они отошли к Коломне. Двухдневное сражение дружины Евпатия Коловрата надо тоже исключить, ибо все они достоверно погибли под ударами камнемётов, а тело воеводы было выдано 5-ти пленённым дружинникам. Остаётся битва у Коломны и на реке Сити. Последняя тоже отпадает, ибо была далеко от Козельска, на севере Владимиро-Суздальского княжества. Да и прорываться от Сити можно было только на север, в сторону незанятого монголами Новгорода.  И русская рать там замерзала более 3-х недель и была деморализована ещё до битвы. Да и состояла она в основном из пешего ополчения второго призыва, а без коней оторваться от преследователей  не реально. Остаётся -одна Коломна. 
       И факты не противоречат этому выбору, ибо Коломна была всего в 1-2 сутках пути на конях от Козельска. Более того, в сражении под Коломной русское войско состояло из отборных, в основном конных дружин зависимых от Владимира удельных княжеств. А конные дружины могли успешно выйти из боя, оторваться от преследования и пройти 2 суток до Козельска. Но главное -Козельск стоял на притоке Оки, выше по её течению. А река зимой на Руси -единственная дорога. И из Коломны вели только две такие дороги -одна -на Москву по Москве-реке, другая -вверх по Оке и Жиздре на Козельск. 
      Не исключено, что вели этот отряд по знакомым местам и выходцы из Козельска, ибо если не в Рязань, то уж точно в Коломну Козельск направил своё ополчение по Оке. 
      Но монголы -прекрасные и неутомимые следопыты. А зимой по снегу, по единственной ледовой дороге, не отыщет отступающую конную рать только ленивый. Представьте замерзших, голодных, загнанных людей, на хвосте которых висят беспощадные монголы... Какой город даст им пристанище. Вспомните Чечню, когда старейшины сами прогоняли из села вахобитов…  Нет, пустить к себе беглецов могли немногие. Либо смелые, либо недалёкие, либо близкие. Именно такие и были в Козельске. Ибо при несмышлёном малом князе Козельска -первое лицо, обладающее реальной властью  -воевода.  Именно он не смог предать бойцов в их последний час. Тем более -если в составе беглецов была его дружина, которую он взрастил и которую со слезами отпускал из града. Именно он принял непростое решение впустить беглую рать. Именно он, как говорит история, выступил посредником между подошедшими монголами и малым князем. Он так повлиял на впечатлительного подростка, что тот вскочил и показал монголам фигу. Мудрый воин, готовясь к сражению,  более чем очевидно, пытался скрыть перед монголами факт прибытия в город беглой рати. А отказ впустить монголов и убедится в отсутствии беглецов, обосновал решением неразумного  малого князя. Убеждая же монголов в отсутствии в граде беглой дружины, воевода просто не мог не заверить их в том, что в городе остались только женщины и дети.  
       В подтверждение его слов на стенах, вместе с юным князем, наверняка демонстративно стояли старики и женщины без доспехов с примитивным оружием. А дружинники до времени скрывались.
       Но автор этих строк утверждает, что именно их ждали увидеть при штурме монголы. А увидев -все как один кричали "Железные урусы!". Так они пытались передать за стены весть о том, что они были правы, и в городе скрывались  закованные в кольчуги, бежавшие из под Коломны, дружины. 
        Если было именно так, или примерно так, то датой начала осады следует считать дату, близкую к битве под Коломной, с поправкой на короткое время (2 суток) движения конных частей русских и монголов от Коломны до Козельска. Монголы, как правило, тропили беглецов по горячим следам. Скорее всего -весели буквально на хвосте. 
       Скорым появление монголов у Козельска объясняется и наличие в городе женщин и детей, традиционно выводимых из крепости до начала её осады (в заботе о сохранении потомства и уменьшении едоков на время облежания). 
        Заблокировав беглецов в городе, монголы столкнулись с проблемой. Одно дело -бегущее от собственного страха разбитое войско, преследование которого всегда (и с успехом) возлагалось у монголов на лёгкую конницу, другое дело -засевшая в крепости профессиональная рать. Всё, на что были способны преследователи -это обложить город и послать гонцов за подкреплением. 
       С учётом движения татарских гонцов и подтягивания к городу основных сил -активную осаду Козельска следует отсчитывать с даты битвы под Коломной, прибавив к ней время на три конных перехода от Коломны до Козельска, что соответствует концу первой недели января, т.е.7 дней спустя после Коломны. Это -абсолютная сенсация для истории, ибо официальной датой осады Козельска считается 25 марта 1238 года. Расширяется и время героической обороны города с 7 недель ещё на 77 дней или на 11 недель, что в общей сложности составит 18 недель осады.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:16 | Сообщение # 11
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Глава 4.  Козельск. Соотношение сил. 

     Разобравшись со сроками начала осады приступим к соотношению сил. И, прежде всего, к   численности монголов под Козельском. 
     Принимая во внимание, что главной целью монгольской хитрости с обходом Владимира был сам Владимир, то после Коломны основные силы татар продолжали задуманный манёвр. Разворачивать на Козельск всё войско тогда Батый конечно не собирался. ибо с разгромом владимирской рати счёт шёл на часы и давать фору Владимиру на сбор второго ополчения Батый не мог. А Козельск сулил серьёзную затяжку. Да и разворачивать войско -плохая примета. 
    Но и оставить вступившие в бой части он не мог. Как главнокомандующий, Батый не мог не послать к блокированным в Козельске остаткам главной рати Владимира менее одного из 4 своих крыльев -не менее 30 000 человек. Не зная сколько русских могло прорваться у Коломны, надо было рассчитывать на выход всего войска. А атаковать 10 000 укрывшихся за стенами лучших воинов Руси можно было только, как минимум, при трёхкратном численном превосходстве. Да и поход этот был вдали от их главного удара, сулил длительную автономию и по силам был только отдельному крылу. 
    Зная, что после Владимира, монголы сходились к месту последней битвы с владимирцами на реке Сити с трёх направлений, можно утверждать,  что четвёртое крыло такой возможности не имело, ибо на генеральную битву, под страхом жестоких законов Чингисхана,  подтягивались все крылья. 
     Итак -к Козельску ушли 3 тумена или 30 000чел. Под городом их ожидали преследовавшие русских и приступившие к осаде части легкой конницы, доходившей у монголов до 60% всех войск. Даже если учесть возможность отзыва случайно оказавшихся там соединений при их замене на всё автономное крыло татар, или отбросить эту цифру в 70 тыс. человек, а принять численность преследователей на ступень меньшим тактическим звеном -туменом в 10 000чел, то и так получим шокирующий результат. Под Козельском, в разгар боёв и стремительных маневров застряло до 40 000 татар или треть всей монгольской рати. 
      Теперь о рати русской. Сразу оговоримся, что ниже приведены только первые размышления о Коломенском сражении, когда автор ещё не интересовался его подробностями, не открыл гениальный замысел боя и весь его ход по минутам. Более того, автор даже не предполагал тогда о наличии самой прямой связи Коломны с Козельском по Оке и Жиздре -единственным дорогам на Руси зимой.  Не предполагал и тот факт, что в эпоху монгольской агрессии между Коломной и Козельском не было городов, и Козельск был одним из трёх речных соседей наравне с Москвой на Москве-реке и Рязанью -на Оке. Ничего этого автор поначалу не знал, поэтому мы оставили его рассуждения в неизменном виде, дабы читатель мог следить за ходом его мысли. Мог сам прийти к выводам автора, следуя за ним во всех поворотах этого сложного исторического расследования.   
      Итак, историки говорят об упорной битве, разгроме и неполном уничтожении русской рати. Это могло быть только в случае удачного отхода части русских войск с поля боя. В условиях абсолютного господства на поле монгольской конницы и глубоких снегов это может показаться невероятным. Но странного тут ничего нет, ибо решившие прорываться русские ратники в отчаянии легко могли сбросить с дороги уступающую им конницу монголов, да и сами монголы часто специально оставляли для противника свободным путь для его отхода (вспомним битву с венгерским королём Бела два года спустя). Эта тактика постепенно, но безотказно разлагала дерущегося противника, искушая его к отступлению. В начале такого отхода монголы специально ему не противились, желая, чтобы оно перешло во всеобщее бегство. Но, если такая хитрость или удачный прорыв русских имели место под Коломной, то, в условиях снежной зимы, отступление по единственной дороге давало бежавшим шанс выжить. Ибо охват дороги по сугробам был маловероятен, и преследование могло вестись только вслед по дороге. Очевидно, менее мобильные пешие ратники отставали, принимали бой в арьергарде и естественно прикрывали отход впереди идущих. В итоге, успешный отход русских дружин с места боя под Коломной был вероятен исключительно для конных ратников и только потому, что пешая рать отступая в арьергарде, сковала действия преследующих татар. 
      При таком раскладе можно говорить о крупном конном соединении русских, успешно отошедшем с поля битвы (Равно как и о соответственно крупном соединении монголов, направленных на их преследование). Вместе с тем, скорость движения по единственной дороге была крайне низка. На каждой развилке бежавшие безусловно делились до тех пор, пока скорости в обеих дорогах не выравнивались. Другими словами, на каждой развилке соединение русских уменьшалось вдвое. К исходу суток погони такое деление, умноженное на падёж лошадей, привело к многократному сокращению беглецов, дошедших до стен Козельска. (В этих рассуждениях автор ещё не знал, что отступление велось по льду реки Оки шириной 300м и по её притоку -Жиздре, шириной 50-60м).  
     У стен города беглецы разделились в последний раз. Ибо у крепости бежавшие всегда делятся на две части -на тех, кто решил запереться и дать последний бой, и тех, у кого появляется шанс под их прикрытием оторваться от погони. Последние оставили выходной след, позволивший воеводе Козельска заверить подошедших монголов в том, что беглецы ушли из города и в городе нет одетых в латы "железных урусов". В любом случае, вряд ли стоит говорить о количестве ратников, за которыми спешно затворились ворота Козельска, более чем в тысячу человек. А скорее всего -много меньше.
 Но для лёгкой конницы они стали недоступны. До подхода основных сил татар у русских появилась фора в 4-5 дней, чтобы подготовиться к последнему бою. 
     Много это или мало.  И был ли хоть какой то шанс у будущих героев. Об этом -в следующей главе.

Глава 5.  Козельск. Надежда. 
       
    Утро следующего дня стало роковым для Козельцев. Все понимали, что пришла беда. Но только пришедшие ночью всадники понимали, что принесли горожанам неизбежную смерть. Именно они предложили жителям уходить из города. Именно поэтому было вече, о котором говорят историки. 
     Но на повестке -другой вопрос. Уходить из города или драться вместе с пришельцами. 
     Решалась не судьба дружинников, а их собственная судьба и… судьба Руси! 
     История говорит, что на вече все горожане единогласно решили дать бой. Да, было именно так. Но не спроста каждый сделал трудный выбор. Ибо всех убедил драться только один человек. Кто он и как его имя -задача историков. Можно сказать только, что это был военный вождь, гений которого равен лучшим военным стратегам всех времён и народов. Это был великий полководец Руси. И это будет её национальный герой. Кто он был, автору сего открытия неизвестно. Но только он один сделал невероятное. Он не призывал и не просил граждан. Он открыл им свой план обороны, который поразил людей своей гениальностью. Он дал им реальную НАДЕЖДУ на победу! Более того -он показал им, что каждый человек, оставшийся в городе будет стоить сотни. Что даже женщина или ребёнок смогут уничтожить целую дружину врагов. 
     Более того, пришлый полководец обещал, в конце осады, вывести всех оставшихся живых из города и спасти от погони. Всех до единого!
     Невероятно? Нет, более чем вероятно. И было именно так, и никак иначе. 
     Так что же мог сказать Козельчанам неизвестный полководец России.  Как могли сдержать натиск полчищ профессиональных головорезов женщины и дети.  Об этом в следующей главе.

 Глава 6.  Козельск. Тайное оружие.     

     Так что же давало надежду каждому беглому участнику Коломенской сечи и жителям принявшего их мятежного града. Здесь и сейчас автор этой статьи утверждает, что это было действительно супер -оружие. Тактика, которая не давала ни малейшего шанса на выживание любой монгольской рати, вплоть до всей армии Батыя. Тактика, которую он смертельно боялся и которую стремился скрыть всеми силами. От будущих русских городов, от своего войска, правителей Орды и… истории. 
      Так что за панацея созрела в метущихся умах военных людей. Что грело их сердца в ту холодную зиму 1238 года. 
     Для этого поставим себя на их место. Попробуем понять, о чём думали гарнизоны городов, выходя на бой в чистое поле, чем оправдывались бежавшие с боя ратники. О чём сожалели и мечтали. 
      Смеем заверить, что отправной точкой их рассуждений был шок от невиданных доселе боевых возможностей монголов. Представьте себе измученного дорогой рязанского гонца или израненного очевидца сражений, чудом добравшегося до Владимира. Представьте себе шок и панически разбежавшиеся слухи о невиданной численности конницы у монголов, об удивительной меткости лучников и плотности их огня. О неведомых на Руси метательных механизмах, за несколько часов разрушающих целые пролёты деревянных крепостных стен… О моментальном заполнении города толпами монголов, буквально льющихся через такие проломы. О жестокости расправы с городами за отказ открыть ворота. 
     Вместе с тем гонцы не могли не воодушевить пришедших в уныние горожан тем фактом, что монголы неохотно вступали в рукопашную схватку, действуя больше на расстоянии. Что в редких, но привычных русским рукопашных сечах верх всегда был за нами. Что, по сути -монголы невелики ростом и, по сравнению с русскими дружинниками, плохо вооружены. Что они практически не имеют  кольчуг и щитов. Что их кони ниже и слабее русских.
     Первые разумные решения созревали сразу же после шока и так же передавались из уст в уста. Первое, о чём сожалели очевидцы -то, что основные потери полков были не от рукопашных сеч, а от стрел монголов. Что русские дружины гибли, даже не применив своё оружие. Что сохранявшая строй неподвижная традиционная фаланга -полчный ряд -совершенно бездействовала, но была отличной мишенью и редела с каждой секундой. Что конные монголы безнаказанно кружили вблизи и поливали русских стрелами "яко дождём пущаху". Что если бы как то зажать монголов, не дать им возможности отходить и наскакивать вновь… Вот тогда бы конечно другое дело… Тогда бы мы им показали б…          
Второе, о чем сожалели гонцы поздним умом, так это о том, что лучшие дружины ушли из города в чистое поле. Что, как говорят выжившие ратники, они в корень замерзли ещё до битвы. Что задеревеневшие руки не могли держать меч. Что железные доспехи обжигали холодом всю нутро…  Что монголы не спешили нападать и наши кони быстро съели весь запас овса -а монгольские -на подножном корму. Что после всего оставалась только одна мысль -скорее бы всё это кончилось… В общем -полегли зазря! А в городе  без них остались старики да дети. С кем защищать стены. Эх, кабы не ушли полки из града... Тогда другое дело. Тогда бы мы им… 
     И вот тут  впервые мелькала мысль, что за городскими стенами ушедшие конные дружины могли бы показать себя. Ведь вломившиеся через проломы монголы были б без коней. Что они так плотно текли бы в пролом, так плотно набились бы в улицы. что никто из них не мог бы стрелять…  Что зажатые в крепостных стенах, они не смогли бы отступить и избежать рукопашной сечи.
     А если бы на них, в момент прорыва внутрь города, напасть со всех сторон всей мощью ушедших дружин. Зажать, чтобы никто не мог вытащить лук или размахнуться мечом. Чтобы давили в толпе сами себя. Чтобы нашей стреле негде было упасть…
     Вот тут у людей мелькала новая гениальная мысль. Ведь когда монголы зажаты в куче, тогда, вовсе необязательно быть хорошим стрелком. Что любой человек, даже ребенок, пустивший стрелу, обязательно в кого-то попадёт. А монголы не имеют кольчуг… И каждая стрела или булыжник убьёт или ранит. 
      На этом месте у каждого захватывал дух и каждый уже думал только о том, что всё упрётся только в число стрелков (а ими могут быть даже женщины и дети) и в количество стрел… Но -стрелы -не проблема. Это не меч или кольчуга. Вместо одного меча можно сделать сотни наконечников для стрел… А это  -десятки убитых монголов даже одним ребёнком или женщиной. Это значит -победа!!! 
      Каждый вдруг понимал, что из города выходить дружинам нельзя. Что при умной обороне города всё перевернётся. Что не мы, а монголы будут мёрзнуть под его стенами. Не у нас, а у них закоченелые пальцы не натянут лук. Что у прорвавшихся в город монголов не будет их лошадей. Что зажатые в толпе, они не смогут не то что метко стрелять, но даже поднять лук, Что не русские, а монголы будут неподвижной мишенью. Что без кольчуг и щитов смертельными будут даже стрелы детей. Что тогда не монголы, а  русские оросят их стрелами, яко дождём. Что редеющие от стрел толпы монголов не смогут убежать от наших удалых конных дружин.  Что это всё меняет, и жаль, что мы не знали этого раньше…
     И тут приходила новая мудрая мысль, что стрелять со стен внутрь крепости по прорвавшемуся в неё врагу гораздо выгоднее, чем по врагу, только подходящему к стенам. Ибо атакующий стену противник подвижен и обращен к стрелкам на стене только одной стороной, которую он надёжно прикрывает щитом. Тогда как прорвавшийся внутрь крепости враг попадает сразу под перекрёстный огонь с двух стен и для одной из них он всегда будет обращён открытым боком или спиной. Если же в этот момент враг будет ещё и атакован защитниками, то занятый боем внутри крепости, он не будет иметь даже мысли защищаться от стрел. А стрелы и камни будут просто поливать, как дождем и косить, как траву. Вместо трагедии, прорыв монголов внутрь города станет тогда полной победой кучки защитников над всей огромной армией агрессора. 
     Но для этого стены города должны быть неприступны и изнутри. Что обращенные и внутрь города, они защитят наших стрелков от прорвавшегося в крепость противника. Что тогда недоступные врагу стрелки останутся в его тылу и будут стрелять монголам в открытую спину. Итак -двойные стены на валу -то, чего не хватает для победы. но что легко можно исправить за полдня, разобрав десяток изб. 
       И здесь приходит другая светлая идея. Что если иметь внутри града ещё и внутреннее кольцо стен, то ворвавшегося противника можно обстреливать сразу с двух сторон, и тогда с какой то из них он всегда будет не прикрыт…  И эту-то внутреннюю стену не поздно сделать даже тогда, когда монголы окружат город.  И работы-то всего на пару дней. А за пару дней они даже не успеют подтащить свои камнемёты. Если сделать такую внутреннюю стену, то всё пространство меж ней и внешней стеной превратиться в известный на Руси боевой захаб. А захаб меж двумя стенами -это засада, вырваться из которой практически нельзя.
      Итак -с двух сторон стены и стрелы, а с двух других -ударить полками. Поливать стрелами и сдавливать редеющие толпы неприятеля к центру своими дружинами, чтобы сохранять тесноту и давку. Чтобы стреле некуда было упасть мимо монголов. Да, это конец монголам! Это -победа!  
      Дойдя до этого места, озарённый разум вдруг начинал мыслить глобально и понимал, что набить таким образом монголов можно столько, сколько их войдёт в город. Что единственным препятствием к полному разгрому этих полчищ может быть только отсутствие в городе места, способного вместить всё вражеское войско. А второго шанса скорее всего не будет, ибо монголы не дураки лезть в ловушку второй раз.  
       И здесь созревал единственно правильный вариант с разбором жилого сектора внутри стен и постройки из материалов домов второго (внутреннего или внешнего) кольца стен. И материала для стен -хоть отбавляй -ведь всё равно для боя надо расчищать место, а, значит, разбирать город. Но разбирать - это не сжигать. Хозяева сами, за бога ради, за ночь перенесут свою избу на боевой вал, чтобы сохранить жилище. Ведь жить можно и на валу… Ведь на дворе -чай не лето. Да и стена из срубов сразу станет двойной -обращенной боевыми забралами и наружу, и внутрь. А это значит, что каждый сруб будет отдельной крепостью, что монголам надо брать каждый из них с боем. 
       Привыкшие к рукопашной конные ратники требовали полной расчистки жилой территории между двумя кольцами стен и большего простора для сечи. Но коллективный разум тут же подсказал, что пространство между внутренними и внешними стенами должно быть таким, чтобы оно полностью простреливалось с каждой стены. Лишь тогда враг попадал под перекрёстный огонь и был лишён всякого шанса защитится. Другими словами -лучшее расстояние между стенами должно равняться дальности полёта стрелы среднего стрелка из среднего лука -т.е. 70-75м. Ибо тогда стрелками можно поставить даже женщин и детей.
      Но не мало ли тогда места для целой армии монголов? Этот вопрос был конечно труден для не умеющих считать людей. Но после нехитрых прикидок получалось, что даже если монголы не будут сами уплотнятся при прорыве и сохранят минимальные боевые дистанции, то на 1 кв. метре будет по 1-1,5 человека. Тогда от стены до стены на этом 1 метре будет шеренга в 100чел. на 10м по фронту -целая тысяча -или тьма по монгольски. А всего на 100м по фронту уместиться целый тумен в 10 000чел. А больше 3-х туменов (30 000) монголов никто никогда на Руси вместе не видел. Так что площадь между внешними и внутренними стенами с периметром (по середине этого захаба) всего в 300м вместят всё известное русским монгольское войско-3 тумена или 30 000чел. Много это -300м -мы попробуем нехитро посчитать в следующей главе. 
       Умели ли считать неграмотные люди в таких пределах -не важно, но прикинуть необходимое пространство по численности своей рати мог почти каждый…. 
        
    
Глава 7.  Козельск. Расчёты.

     Фантастика -но внутренний двор крепости в 70м шириной и 300м в длину достаточно, чтобы все пришедшие на Русь монголы (по представлениям слабых на разведку русичей) успешно поместились между молотом и наковальней такой западни. При таком раскладе внутреннее кольцо стен -Кремль -может быть всего 50м в радиусе, или 315м в периметре! Тогда радиус внешнего кольца стен (нижний город, ограда) должен быть на дальность полёта стрелы больше, т.е больше всего на 75м и равняться 135м, или 850-м в периметре.  Самый главный параметр наших расчётов -площадь между внутренней и внешней стенами можно найти как разницу площадей двух кругов с такими радиусами. Она составит 50 000м.  Это более чем достаточно для всех спешившихся с коней 30 000 монгольских воинов, осадивших Козельск в начале января 1238г. Более того, там останется место и для наших 1000-2000 всадников беглой конной рати "железных урусов", преследуя которых после Коломны монголы и осадили крепость. 
    А конная русская дружина в 1800 сабель (именно столько было, например, у Евпатия Коловрата) в 75-ти метровом пространстве между стенами способна создать ударный полк в 24 шеренги (или два полка по 12 шеренг для удара с двух сторон). По меркам древних армий это более чем достаточная глубина построения непобедимых фаланг даже пеших воинов. И это -без учёта собственного гарнизона Козельска. Каков он был -гарнизон козельчан -нам предстоит теперь выяснить. 

     Город,  ограниченный стенами с минимальным расчётным радиусом в 135м , при максимальной плотности застройки и средней площади 1 двора в 115 м.кв. (с учётом дорог) за пределами кремля вмещал до 435 домов. При средней численности семьи в 10-12 чел население расчётного прототипа Козельска могло быть в пределах 5000чел. При норме рекрута мирного времени в 5-10% числености   населения гарнизон должен был бы состоять из 250-500 человек. При 2 чел на метр двухэтажной стены этого гарнизона явно хватит только на оборону внутреннего Кремля, периметром в 315м/п. 
      Но под стенами -не мир, а смерть всему живому. Каждый должен помогать всем, чем может. Да ещё этот князь с беглой дружиной просит поставить в строй даже женщин и подростков. Рукопашная им не по силам, а вот пущать стрелы наугад они могут. А князь клянётся, что всякая стрела не упадёт мимо врага. Что в придуманном им плане любой ребёнок набьёт монголов в десять раз больше, чем каждый его ратник на коне.  А что если дать ему всех подростков и женщин. Даже не всех женщин, а выбрать половину, что покрепше.  Хватит ли тогда сил отбиться от поганых.
      Так или почти так думали тогда козельчане на вече. Прикинем и мы. 
      Периметр внешних стен расчётного прототипа Козельска при радиусе в 135м составляет 850м. 
Простейшие расчёты показывают, что этого гарнизона более чем достаточно для надёжной обороны стен. Ибо при средней продолжительности жизни в 50лет Max рекрут c 12 до 50лет всех мужчины и 50% ;женщин дал Козельску=5000чел населения :50лет х (50-12лет)=3800чел. Из них= 1900мужчин (в т.ч. 16-50лет=1700чел боевых мечей +200 подростков 12-15 лет) и 850-1000 крепких женщин. Таким образом, собственный гарнизон Козельска мог достигать 2750-3000чел, из которых 1700чел способных к рукопашному бою и 1000-1250чел вспомогательных стрелков из женщин и подростков. Много это или мало -давайте разберёмся.
       ГАРНИЗОН в 1700 боевых мечей при 850м внешнего периметра стен закрывает по 2чел на метр или  по 1чел на 1м каждого из двух ярусов стены. Это и максимально-возможная плотность стрелков на забралах -основном втором ярусе стены. Ввиду малой дистанции стрельбы с этих забрал (со второго этажа к подножию вала, т.е. 6-10м) стрелками могли быть даже дилетанты.  ВЫВОД: гарнизон из одних только горожан любого русского города (в т.ч. и Козельска) был достаточен для создания на всем периметре внешних стен максимальной боевой плотности воинов для рукопашного боя и плотности лучников. 
     При сложившейся на Руси (до Козельска) тактике обороны городов (защита лишь внешних стен)  этого было сверх -достаточно.  Дружина же князя была нужна лишь для организации сопротивления, как основа для силовой мобилизации населения на оборону. 
    Именно это обстоятельство позволяло русским князьям уводить из города свою дружину перед  врагом "для сбора подмоги", посылать (как было с Москвой) одного воеводу с малой дружиной для организации  населения на оборону, изымать дружины уездных князей по призыву Великого князя. 
     Но это же обстоятельство, а именно малая площадь городов (в рамках привычной тактики) не позволила князьям использовать их для укрытия больших масс регулярных войск. (К примеру -для русских войск под Коломной длина стен должна составлять 5-6км, что соответствует городу радиусом 2 км и населением 25 000 человек). В то время русские города не имели такую площадь. Увидеть же возможность расширения площади крепости за счёт нового кольца стен вокруг города русские воители тогда не смогли. Но в чистом поле, куда вывели князья всю наличную рать, минимальная эффективная плотность воинов в фаланге (по опыту древних армий) должна составлять 12ч на метр фаланги по фронту, что в 6 раз больше чем при обороне за стенами города. Это ровно столько, во сколько раз монголы превышали числом нашу рать под Коломной. Другими словами, при обороне крепостных стен 10-12 тыс. русских ратников под Коломной имели бы равные шансы с 70 000 монголов.  И это ещё без учёта известного соотношения потерь в обороне и наступлении 1 к 3.  В чистом поле таких шансов у русских не было, ибо им противостояла лучшая конница мира, да ещё и с шестикратным превосходством.
       Теперь об ополчении из состава женщин и подростков. Этот ресурс всегда привлекался на Руси для подсобных работ по обеспечению обороны, но массовое и тотальное использование его в бою принёс лишь военный гений неизвестного истории воеводы Козельска.
       Лишь в его гениальных планах этим далёким от ратного дела слабым людям нашлось достойное место.  Более того. они стали главным оружием Козельска и залогом победы. По задумке полководца и единодушному признанию горожан им поручалась неприцельная стрельба из примитивных луков по зажатым меж двух стен беспомощным толпам  неприятеля. И эту задачу расстрела попавших в мешок монголов они вполне могли выполнить, ибо 1000-1250 чел ополчения создадут максимальную плотность стрелков (1чел/м) на всем протяжении двух колец стен (315м + 850м=1165м). 
         Итак наш расчёт показал, что горожан Козельска вполне хватало для создания максимальной плотности обороны из зрелых мужей на внешней стороне стен и дополнительного кольца стрелков, обращенных на внутренний  захаб. Дошедшие до нас сведения о Козельске, как городе искусных оружейников говорят о том, что горожане были хорошо знакомы с военным делом и это были свободные люди, кровно заинтересованные в защите своего города.  Этого было достаточно для исполнения гениального плана неизвестного воеводы по уничтожению любого количества врагов. 
       Более того, изучив тактику штурма монголами городских укреплений, он знал, что после разрушения стен на нескольких участках общий их штурм прекращается и монголы толпами бросаются в проломы все до последнего. Таким образом, рассуждал воевода, после прорыва монголов внутрь крепости можно совсем не опасаться их штурма из вне, т.е. можно вообще иметь на внешних стенах только один состав стрелков, которые после прорыва ограды просто перейдут к бойницам, обращённым во внутренний двор крепости. Учитывая, что бою во внутреннем дворе града отводилась  главнейшая роль, более чем очевидно, что  при прорыве укреплений ратные мужи были совершенно лишними на внешних стенах. С большой долей вероятности можно утверждать, что мудрым воеводой им предписывалось перед самым прорывом по общему сигналу покинуть внешние стены и собраться в фалангу для атакующих действий внутри захаба. Забыв на время о конной дружине беглых "железных урусов", попробуем понять, способны ли были сами горожане на эффективные действия против толп ворвавшегося в захаб неприятеля. Для этого надо представить имевшихся у города 1700 мужей, как цепочку воинов длиной 1700м (с боевым интервалом в 1м) и разделить эту цифру на расчётное расстояние между внешним и внутренним кольцом стен -75м.  В результате получим 22 шеренги, способные перегородить весь захаб от стены до стены или двух фаланг с разных сторон захаба, с глубиной по 10-12 рядов. Это вполне достаточная глубина построения древних армий, способная противостоять любой численности врага. Вспомним о 300 спартанцах, более суток противостоящих несметным полчищам персов. Вспомним о Кире Великом, который уменьшил свою  фалангу с 24 до 12 шеренг, но поддержал её лучниками на башнях-повозках). Наши фаланги в Козельске были втрое лучше поддержаны лучниками, чем у Кира, ибо враг попадал под перекрёстный огонь с двух стен. Да и можно было ограничиться и одной фалангой, прижимая ею противника к поперечной стене, соединяющей два кольца стен. Ведь главная задача этих наступательных действий -не сам бой, а постоянное сжатие редеющих от стрел толп татар для поддержания плотности толпы, исключающей не только прицельную стрельбу из луков, но и защиту от стрел. 
      Другими словами, если даже пришедшая в Козельск конная дружина "железных урусов" была малочисленна, выполнить план их гениального воеводы Козельск с успехом мог и своими силами. 
      В подтверждении этого сценария событий говорят дошедшие до нас сведения о том, что при прорыве внешних стен враг столкнулся с внутренним валом. Из этого совершенно очевидно, что между внутренними и внешними  стенами не было обычных городских строений. Что эти две стены - единая система обороны с внутренним двором, простреливаемым с двух стен. Такой внутренний двор в русской крепости назывался захаб. Он обычно примыкал к воротной башне и был небольших размеров. В Козельске, как и до него, монголы разрушали камнемётами и одновременно атаковали в 2-3 местах весь доступный периметр стен. Поэтому, приведённая историческая запись говорит о существовании внутренних стен во всём городе, а не только у воротных башен. О существовании заведомо подготовленного для боя (освобождённого от неизбежных в городской тесноте городских построек) внутреннего двора крепости на всём протяжении внешних стен. 
      Другими словами, можно говорить о подтверждении всей нашей версии о продвинутой системе инженерно-оборонительных сооружений в Козельске, рассчитанных на "приём" во внутренний двор крепости больших масс неприятеля. Наши расчёты показывают, что даже минимальная крепость с диаметром внутренних и внешних стен в 50 и 135 м способна вместить в 2/3 внутреннего двора до 30-40тыс. монголов. Если Козельск был больше, то расчёт мог быть на всю Батыеву рать.
     Но тогда подтверждается и наша версия с отходом в Козельск значительной части русской рати из битвы под Коломной, ибо воевать с такими ордами неприятеля, даже в засаде меж стен, не под силу одним горожанам. Это поле битвы для серьёзных профессиональных дружин. 
   Здесь и сейчас мы утверждаем, что оборонительные сооружения Козельска были совершенствованы для действий во внутреннем дворе крепости больших масс русской кавалерии против всех наличных сил татар, осаждавших город. По плану неизвестного полководца Козельск должен был стать местом большой битвы и могилой для всей армии агрессора. И этот дерзкий план был блестяще реализован. 
     Так кто же принёс в Козельск столь гениальный план. Кто был этим неизвестным полководцем. Автор этих строк хотел передать честь открытия его имени историкам, но Бог распорядился иначе.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:17 | Сообщение # 12
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Глава 8.  Козельск. Полководец.

     Отыскать сквозь века имя неизвестного воителя Козельска представлялось нереальным. Каково же было удивление автора, когда (как и всегда) столь сложная задача решилась сама собой. Более того, она дала лишние доказательства общей версии по Козельску, открыв новые загадки истории.
     На первый вопрос -где искать имя великого полководца Козельска ответ у нас был уже готов. Конечно же среди участников коломенской сечи. И в первую очередь -среди военного руководства русскими дружинами, ибо столь редкий полководческий талант появился не на пустом месте.
      Первый же взгляд на список из трёх глав русского войска вычеркнул сразу двух воителей. Героем Козельска не мог быть верховный руководитель и сын Великого князя Юрия Всеволодовича -княжич Всеволод Юрьевич, ибо он бежал с поля боя во Владимир "в мале дружине". Судьба его нам известна. Именно он рассказал отцу о ходе и итогах сражения. Именно он разуверил Великого князя посылать к Коломне подмогу из уже собранного 2-го ополчения. Именно он повторил свой низкий поступок, покинув с братом Мстиславом до начала штурма вверенный ему отцом неприступный стольный Владимир. Именно он, при неудачной попытке прорыва из осаждённого града и смерти Мстислава сдался в плен, пытаясь представить себя послом Владимира, а прихваченную казну -дарами Батыю. Именно его Батый презрительно зарезал, ибо обман был очевиден, а город и не думал сдаваться.           
    Второй главой Коломенской сечи был воевода Еремей Глебович. По сведениям бежавшего княжича Всеволода Юрьевича он погиб во время битвы. Но беглому и изворотливому Всеволоду верить надо осторожно. Мог ли воевода остаться в живых и возглавить оборону Козельска. Нет. Ибо это был даже не первый, а лишь второй воевода Владимиро-Суздальского княжества. Под Коломной он очутился по приказу Всеволода Юрьевича для проверки хитрой депеши от одного из рязанских князей.  Эта депеша сообщала о битве и поражении рязанских дружин на Воронеже, о движении татар в Рязань, а, после неё -на другие города Великого княжества Владимирского -на Коломну и Москву. Ох как не хотелось Юрию Всеволодовичу верить этой депеше, ибо тогда -точно война. Именно поэтому в Коломну он послал подозрительного и осторожного второго воеводу. Он то не даст рязанцам обмануть его, Великого князя. Так легко втянуть всю Русь в войну. И как мы потом поймём, Еремей Глебович долго и осторожно уточнял обстановку, так долго, что это стоило жизни и Рязани, и всей рязанской дружины Евпатия Коловрата. 
     Об этом -потом (мы ещё не раз вернёмся к Евпатию Коловрату), а сейчас мы ответили на главный вопрос -Второй из трёх коломенских военных лидеров -осторожный воевода Еремей Глебович, более чем очевидно, не мог быть решительным и гениальным полководцем Козельска. 
      Но был ведь в Коломне и третий военный вождь. Именно он послал Великому князю ту депешу. Именно он перекрыл со своей дружиной путь монголам на Коломну и Москву. И просил теперь помощи не для своей Рязани, а в защиту всей Руси. Именно он, буквально заставлял своего сузерена и властителя всей Руси Юрия Всеволодовича всё же вступиться за своих вассалов. Кто был -этот выскочка, этот неуёмный и инициативный третий лидер Коломны. 
    А вернее -первый и главный. Более того -великий и славный!
     Здесь и сейчас автор этих строк, впервые в истории, произносит имя величайшего полководца Козельска и всей земли Русской. Им был удивительный человек, отважный воин, гениальный полководец, изобретательный удельный князь рязанской земли Роман Ингваревич. 
     Именно он принял первый удар Батыевых орд, выйдя навстречу им на пограничную реку Лесной Воронеж. Именно он ошеломил чингизидов своим смелым наскоком на жирующие перед вторжением кочевья. Именно он завлек монголов в засаду и нанёс первое поражение непобедимым монголам. Более того, именно ему удалось выйти из окружения в той первой битве. Выйти и вывести к Коломне большую часть своей дружины. 
     Не бежать, а Выйти с честью из безнадёжного боя. Оторваться от сверх -мобильных конных преследователей и отойти к Коломне на соединение с главными силами Великого Владимиро-Суздальского княжества. Выйти, чтобы продолжать войну. Выйти, чтобы объединить Русь. 
     Кем был до войны Роман Ингваревич, каким городом владел -мы поймём только в 13 главе, когда по буквам изучим летопись "О разграблении Рязани Батыем". А до этого будем обтекаемо называть полководца Козельска князем рязанской земли и даже рязанским князем. А его дружину -рязанской.  Заранее скажем, что это так и не так. Но эта неточность, сохраненная нами для читателя, сохраняет для него и колорит научного поиска. Вы убедитесь, что автор долго и трудно искал ответ на этот не простой вопрос, сокрытый самим князем и временем. Он желает, чтобы Вы открыли эту очередную тайну истории вместе с ним. Но -в своё время.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:18 | Сообщение # 13
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Глава 9.  Козельск и Коломна. 
 
      Но почему Роман Ингваревич, выходя из боя на р.Лесной Воронеж, отошёл сразу к Коломне. Почему не остался в Рязани вместе со своим дядей Юрием, организатором её героической обороны.  
      А причин было четыре. Две из них, самые понятные и ключевые, мы найдём в 13 главе. Сейчас же, главной представлялась политическая. Суть её заключалась в том, что Коломна, находясь (как правильно предполагают многие историки -В.Б. Перхавко, Ю.В.Сухарев) в составе Рязанского княжества, была .  одновременно под особым патронажем и Владимирского сузерена, ибо прикрывала путь к его основным городам и сам Владимир. (Вспомним события междоусобицы 1186г или разборки 1207г, когда Всеволод Великий поставил на рязанские города, и Коломну прежде всего, своих людей).
     Именно защищать земли своего Сюзерена и направились рязанские дружины. Это был мудрый политический ход, ибо Рязань была брошена своим сюзереном на произвол судьбы. А Великий князь Юрий Всеволодович занял выжидательную позицию. Более того, он пошёл на сговор с монголами и принял от "бездельных татарских послов" охранную грамоту, сулившую мир в обмен на сдачу Рязани и отказ от мобилизации сил. В этой обстановке откровенного предательства (что это было не совсем так мы увидим в 13 главе) отступление в пределы исконно Владимирских земель сулило перенос войны во Владимирщину и невольное втягивание в неё Юрия Всеволодовича. Это было не новостью в военном деле. Именно так поступили мудрые скифы при нашествии персов Кира Великого. По свидетельству Геродота, на своём совете они решили отступать по землям тех племён, которые отказались воевать с персами. И те стали воевать поневоле.
     Конечно же Роман Ингваревич не знал истории. Это было исключительно его мудрое решение. Конечно же встреча владимирцев и рязанцев у Коломны -не случайность. Это была запланированная рязанским князем встреча. Нетрудно понять, что именно князь Роман известил Великого князя Юрия Всеволодовича, что монголы не сдержали слово (данной бездельной грамотой) и идут в пределы Владимирщины на Коломну и Москву. Нетрудно предугадать реакцию Великого князя, когда гонец князя Романа сообщил, что рязанская (муромская см.гл 13) дружина оставила без защиты свой родной город и вышла защищать его, владимирскую вотчину. 
      Это был ход конём. Проигнорировать такую информацию Великий князь не мог, но и так просто позволить втянуть себя в войну, тоже было нельзя. Именно поэтому Юрий Всеволодович послал в Коломну сторожу во главе со вторым воеводой Еремеем Глебовичем для уточнения обстановки.  Увидев воочию в Коломне рязанскую (Коломенско-муромскую -см.гл 13) дружину и поговорив с убедительным военным гением, воевода забил тревогу. В Коломну спешно вышла вся наличная владимирская рать во главе с княжичем Всеволодом. Вопреки мнению историков о невольном объединении у Коломны военных сил двух княжеств это слияние произошло по воле великого полководца и объединителя  Руси -князя Романа. Со всей ответственностью можно утверждать, что он, а не Юрий Всеволодович был действительным объединителем Руси против монголов. Это сенсационная весть только подтверждает масштабность политического и военного гения нашего кандидата на героя Козельска. Но проследить прямую связь князя Романа с Козельском эта сенсация не может. 
     Зато эту связь поможет проявить изучение второй причины отступления рязанской (Коломенско-муромской -см.гл 13) дружины под Коломну -уникальное сочетание под Коломной естественных преград, отвечающее глубоким замыслам великого полководца. На наличие этой причины (и на целый ряд сенсационных открытий) автора этих строк натолкнул маленький, дошедший до нас факт из крайне скупого описания коломенской битвы. История утверждает, что князь Роман с остатками русской рати "был прижат к надолбам" и там погиб.   
     Господь ( а именно Он раскрывает тайны тысячелетий), не зря оставил нам это ключевое слово.
Сразу вызвало сомнения объяснение историками (которые не задумываясь тиражируют ошибки своих коллег) происхождение и назначение этих надолбов "как заранее врытые деревянные заграждения, вероятно с целью ограничения действия конницы" (В.Б. Перхавко, Ю.В.Сухарев "Воители Руси. IX-XIIIвв" стр.320).  
    Прежде всего вызвало сомнение понятие врытые, ибо в мёрзлой земле и отрыть без инструмента ямы для столбов было невозможно, да и надёжно присыпать нельзя. Мелькнула мысль -может заливали водой, которая могла за час-два мёртво схватить столб в ямке. Но тут же её пришлось отбросить, ибо где зимой взять столько воды. Не котелками же растапливали воду… И тут мелькнуло предположение -а не была ли близко река. И тут же озарение -а ведь точно, должна быть река, ибо не вкапывали брёвна не привыкшие к тяжкому труду профессиональные ратники, а установили их в легко пробитые лунки на реке. А мороз через час превратил их в надолбы. И заметьте -не в частокол. Ибо для частокола нужна ленточная лунка, а в ней не закрепить брёвна на 2-3 часа, пока их не прихватит мороз. Это была находка. И её не сложно проверить. Бросившись к атласу, не сильный в географии автор этих строк спешил найти у Коломны предсказанную им реку. И что вы думаете -нашёл. И не одну. Коломна оказалась на месте слияния Оки с её притоком -Москвы-реки. Более того, Ока после Коломны напрямую текла в сожжённую Рязань. А реки зимой были тогда на Руси лучшими дорогами. Более длинными, чем прямой путь, но ведь монголам спешить было некуда, ибо они лишь обозначили направление своего движения, дав время русской рати выйти из крепостей и собраться у Коломны. 
     Получался парадокс -великий воитель и объединитель Руси, князь Роман Ингваревич сам способствовал поражению страны. Что-то было здесь не так. Ведь недаром лишь он сумел совершенствовать в Козельске тактику обороны городов. 
     Понять -что не так помогли всё те же надолбы. На сей раз сомнения возникли по поводу уверенности историков в назначении надолбов, как ограничивающих действия конницы. Ибо основные действия монгольской конницы заключались в обстреле противника из луков. А редкие надолбы -плохая защита от стрел.  Да и ширина перегороженной надолбами реки -мизер в сравнении с 5-6 км фронта русской фаланги…  
    И тут у автора мелькнула догадка о гениальном плане на битву князя Романа. А автором надолбов был несомненно он. 
    Нет. Князь Роман вывел из крепостей русские дружины не на верную смерть, а на великую победу. И узловым звеном этой победы были как раз эти надолбы. Но не поперёк, а вдоль реки. 
     Это была победа. Победа всей версии автора о связи Романа Ингваревича с Козельском. Ибо надолбы вдоль реки -это прообраз идеи захаба-ловушки меж двойных колец козельских стен.  
     Представьте заснеженные берега реки и всё поймёте. Надолбы располагались прямо во льду реки вдоль левого (коломенского) берега Оки и недалеко от него. Полки стояли прямо на реке по линии надолбов, прикрывая их от взора противника. Монголы, двигающиеся по Оке от Рязани к Коломне выходили точно во фланг русской фаланге. Лучшего ракурса для их атаки во фланг придумать просто нельзя. (Именно так всего одним туменом было разгромлено последнее русское воинство во главе самого Юрия Всеволодовича на реке Сити). Но там не было князя Романа и его гениальных решений.  
 Позицию на Оке у Коломны отличало необычное для татар построение русского войска. Русская фаланга располагалась вдоль коломенского берега реки до устья Москвы-реки и небольшой своей частью поворачивала в реку Москву. С одной стороны -всё было просто -русские стояли на своём берегу, предлагая татарам для боя лёд широкой Оки. С другой стороны, предложение русских было коварным. Зная, что монголы подойдут к месту битвы по Оке, великий гений умышленно подставил монголам свой левый фланг, искушая на встречный бой и удар вдоль строя русских полков по ровному, малоснежному льду. Правда, в этом случае, егерям предстояло стрелять в самом неудобном для стрельбы направлении -вправо от их движения.  При такой стрельбе на скаку сила, меткость, а, значит,  и эффективность луков значительно снижалась, ибо они натягивались, уже, не до уха, а до груди, либо лук удерживался правой рукой, а натягивался левой.  Но, подошедший точно во фланг Батый, мог направить удар вдоль фаланги не только во фронт, а с тылу. Но здесь его ждали три иные неприятности. Во-первых, конница, двигаясь вдоль русской фаланги по северному берегу, могла дойти только до Москвы реки, вдоль которой, под прямым углом к Оке, стоял московский полк.  И тогда, татары оказались бы меж двух огней, подставив московскому полку свой фланг. Во-вторых, они не мчалась бы, как обычно, вдоль строя врага, а лишь с трудом пробивалась бы по глубокому снегу. И, в-третьих, в любой момент русские могли их атаковать, а снег не позволил бы им отойти, или быстро прийти на помощь. Таким образом, конфигурация реки Оки у Коломны была идеальна для русских, ибо она подковой охватывала прямую дорогу от Рязани к Коломне. Обойти русские полки не по льду, а по заснеженному лесистому берегу было крайне трудно. Шансы на нужное Роману Ингваревичу решение татар атаковать по льду реки Оки были велики. 
      Что же ждало их в этой "заманчивой" атаке. А их ждала только смерть и великая победа Руси. Чистый лед и "беспечные" русские полки-мишени были на самом деле бесплатным сыром этой огромной мышеловки. Ибо, втянувшись в речную пойму, монголы оказались бы зажатыми меж фалангой русской рати и заснеженным, непроходимым, лесистым берегом. Более чем очевидно, русская рать должна была беспрепятственно впустить монголов в речную пойму. Где их в конце фаланги ждала единственная изгородь поперёк Оки, прямо напротив устья Москвы-реки. Далее проход был закрыт, ибо одним рывком Московский полк перекрыл бы до того внешне свободную Оку. Осталось бы только закрыть вход и, пройдя сквозь надолбы, навалиться всей тяжестью на неуязвимых доселе монголов. Подобный тактический приём нападения пехоты на двигающуюся вдоль фланга конницу впервые успешно применил великий римский полководец Юлий Цезарь в битве с Помпеем при Фарсале. Сходство этих гениальных решений говорит о самом высоком уровне ( в мировом масштабе) полководческого таланта Романа Ингваревича. На самом деле, план битвы у Коломны был на порядок выше всех великих битв всех гениальных полководцев мира.
        А план был просто гениальным. Здесь и сейчас автор утверждает, что именно этот план (с его вариантами на развитие и победное завершение), а не выдвижение монголов к Коломне убедило воеводу-соглядатая Еремея Глебовича и самого Великого князя в возможность победы вне крепостей. До этого момента Юрий Всеволодович безвыходно мучился дилемой о необходимости защиты доверившихся ему периферийных земель и отсутствием всяких шансов на победу с монголами в открытом поле. План Романа Ингваревича попал в яблочко.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:19 | Сообщение # 14
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Но время собирать дружины было упущено. К Коломне выдвинулись все наличные силы великого княжества, но это была лишь часть возможного войска. Да и скрытность плана от противника была обречена, ибо он был задуман не только как тактический план, но и как политико-пропагандистский ход для потерявших надежду русских городов. Нет сомнения, что истощенные безвыходностью люди непроизвольно делились такой убедительной, обнадёживающей радостью с первым встречным на каждом углу.  А разведка у татар была поставлена крайне эффективно. Захваченные татарами языки молчали недолго. Да и местное население взятых городов, к которым Юрий Всеволодович направил ранее обрадованных гонцов, служило источником разглашения и провала гениального плана. 
      Неужели Великий полководец не предвидел такого варианта развития событий. Неужели всерьёз рассчитывал на очевидную и для татар уловку. Конечно, предвидел. И надолбы -тому доказательство. Ибо для фронтального удара по втянувшемуся в пойму противнику надолбы просто бессмысленны. Зато если монголы раскусят ловушку, обойдут русские полки и атакуют их с поля (как и случилось) -то завершить окружение они не смогут. Ибо тогда им надо будет, всё же, зайти в ловушку. 
      Дальнейшие события в точности подтверждают эту версию. Татары, как сообщает летопись,  с началом боя "обошли" русское войско, но в отличии от мнения историков, не окружали русских. Факт отсутствия окружения вытекает и из смысла летописной фразы о том, что русские полки были "ПРИЖАТЫ" к надолбам, т.е. сдавлены врагом только с одной стороны. Теперь мы понимаем почему. 
         Более чем очевидно, мы доказали с Вами ведущую роль Романа Ингваревича в организации объединения русских княжеств для совместного отпора агрессору. Несомненна его роль в разработке и осуществлении гениального плана битвы у Коломны. Но связь с Козельском пока слаба. И главным  аргументом против кандидатуры Романа Ингваревича на роль воеводы Козельска -это сведения о его гибели с остатками русской рати у надолбов. 
         Конечно, верить беглому княжичу Всеволоду о том, что рязанский князь погиб с остатками рати у надолбов нельзя. И дело даже не в том, что беглецы всегда оправдываются тем, что они не бросили всех в бою, а все остальные погибли на их глазах. Здесь и сейчас автор этого труда утверждает, что князь Роман не погиб под Коломной и успешно вышел из боя. Оптимизма такому заявлению придаёт доказанный нами факт о том, что окружения русской рати не было до последнего момента, и тылы (а значит, и пути отхода) были свободны от татар. Но этот последний момент всё же был.  Момент, за которым монголы решились на окружение. Это могло быть только тогда, когда русская фаланга истончилась и сократилась по длине. Когда она уже была физически неспособна организовать вторую фалангу для атаки зашедшего в речную ловушку врага. 
       Но этот же момент был для Романа Ингваревича последней вехой, за которой начинался последний этап его гениального плана, предусматривающий  столь же гениальный отход русской рати. Об опыте такого отхода говорит "чудесный"  вывод рязанским полководцем всей его дружины из сечи на реке Воронеж. 
       Всё дело в том, что в дельте притока надолбы расходятся в трёх направлениях. И каждое из них -это готовый, свободный от монголов, малоснежный коридор -идеальная магистраль для быстрого передвижения войск. В любой момент по желанию полководца вся рать может развернуться из фаланги в походную колонну и направиться вдоль реки с места боя. Долго преследовать даже пешую рать по лесистым заснеженным берегам коротконогим монгольским лошадкам не под силу.  Преследование в итоге быстро сведётся только к движению во след уходящей русской колонне. А это сразу меняет дело. Арьергардные бои задержат преследователей и дадут шанс на отрыв основной рати. В итоге, конечно, шансы (как и на реке Воронеж) останутся только у конных дружинников во главе с автором этого плана -Романом Ингваревичем. Он не мог остаться в арьергарде, ибо дал слово и надежду всей рати вывести их из боя. 
     Кстати -именно так ушёл "в мале дружине" и предавший рать её номинальный командующий -Великий княжич Всеволод Юрьевич. Как верховный военачальник, он несомненно знал проверенный опытом план Романа Ингваревича на вывод дружин из боя. Без сомнений, свободный коридор рождал такой же план побега в мечущихся умах многих людей. Самые нестойкие по одному стали уходить  этим коридором. Хитрые монголы, как это было потом в Венгрии на реке Шайо, поначалу могли не препятствовать выходу, чтобы дезорганизовать всю рать. Но в их погоню естественно срывались отдельные татарские всадники и отряды, угрожая закрыть узкий проход и надежду на жизнь. Это был предел для нестойкого Всеволода и он, забыв про долг полководца, в панике повел свою дружину в сужающийся просвет вдоль Оки в направлении родимого Владимира. Повел, в ущерб интересам всей рати, ибо мгновенно за ним коридор сомкнулся. Для всей русской рати один из трёх рукавов речного узла перестал существовать. Именно об этом прорыве говорит летопись со слов Всеволода, когда монголы быстро перегруппировались и закрыли засвеченный им коридор.  Надо полагать, что такой поворот событий подтолкнул охваченных паникой людей на движение к двум другим свободным коридорам. Именно отступление по Москве реке в родные пенаты московского полка (видимо стоящего вдоль реки) и отмечено в летописи фразой, что москвичи побежали первыми. Возможно что и действительности москвичи побежали первыми, ибо основная фаланга русских дружин была вытянута вдоль Оки. И их умышленное или вынужденное отступление к надолбам было воспринято москвичами, стоящими перпендикулярно основной фаланге, как отход в сторону, противоположную Москве. Во время этого отступления  московский полк был оттеснён лишь к своим надолбам и не мог последовать за основными силами. Между москвичами и основной фалангой наметился разрыв. В этот разрыв, скорее всего, мгновенно направились вездесущие летучие татары и отрезали москвичей. Этот разрыв достиг уже 300 -500м  когда основная фаланга владимирцев прошла через надолбы к другому берегу 300-метровой Оки.  Если москвичи ещё не побежали до этого момента, то они были просто обязаны это сделать после того, как увидели что владимирцы повернулись в колонну и побежали по Оке к месту первого прорыва, т.е. в сторону от москвичей. Москвичи восприняли это как конец битвы и сделали тот же самый манёвр по Москве реке в направлении Москвы. Преследования москвичей не было, ибо все монголы в тот момент ринулись на левый фланг закрывать русским путь к их обозу. Не преследовать бегущий московский полк монголы могли и умышленно, как позже в Венгрии на р.Шайо. Так или иначе, но погони не было, ибо при погоне москвичи не преминули бы затвориться в Коломне, а они прошли под её стенами и повели на хвосте монголов прямо в Москву. Ввиду того, что сам город Коломна расположен в 5 км от впадения Москвы реки в Оку, наблюдателям из Коломны был виден только этот отход. Ни первый, ни второй прорывы и связанные с ними манёвры русской рати вдоль Оки они видеть не могли. Поэтому, кроме бегства москвичей, летописи известно только о попытке первого прорыва со слов самого Всеволода Юрьевича. Последний и самый главный прорыв русской рати вверх по Оке на Калугу и Козельск, а , значит, и действительная судьба битвы и ее участников ни летописцам Коломны, ни летописцам Владимира были не известны. Но вернёмся к сражению.
      Разрыв с московским полком закрыл для основной фаланги путь отступления к Москве. Да он и вообще не рассматривался автором этой исключительной битвы, ибо для Романа Ингваревича главной задачей было увести за собой монголов именно с этого главного направления.  Другими словами, к моменту ликвидации возможности прорыва в сторону Рязани у русских осталось только одна дорога -отступление по Оке в сторону Калуги и Козельска. И отдельные части левого фланга начали спонтанно двигаться туда.
     Усиление движения по последнему коридору, без сомнений, стало сигналом для татар на закрытие этой горловины. Тем более, что для этого вовсе не надо было входить в опасное речное дефиле, а просто перекрыть реку в любом месте, даже лучше, если не на виду у продолжающих разбегаться  полков.
      Настал момент, когда бегство отдельных дезертиров могло спонтанно перерасти во всеобщее бегство и трагедию всей рати. Автор утверждает, что именно в этот момент автор гениального плана битвы и фактический военный лидер объединенных русских сил -князь Роман Ингваревич повёл всю оставшуюся рать на прорыв. 
      Естественно, на их пути обязательно оказался один из туменов татар. Автор утверждает, что здесь, и нигде более  произошло победное столкновение отчаявшихся на последний прорыв русских с зажатым меж лесистых снежных берегов татарским туменом. О том, что там был как минимум один целый тумен говорит наличие там командующего туменом, самого сына Чингизхана -хана Кюлькана.  Но они ждали бегущих от собственного страха урусов, а столкнулись с лучшими конными дружинами объединенной Руси. Именно они возглавили прорыв и без сомнения разметали татарский заслон. Именно в этом прорыве имел место единственный за всю историю монгольских войн (за исключением сокрытой битвы в Козельске) случай смерти в бою монгольского хана, командующего туменом. Как правильно предполагают некоторые историки, военачальники такого уровня не принимали участие в непосредственных столкновениях с противником. И смерть хана Кюлькана, младшего из 7 сыновей Чингизхана, могла иметь место только при скоротечном и полном разгроме его тумена. Всем наверное понятно, что судьба тумена, вставшего на пути русского прорыва в узком дефиле зажатой в снегах реки была именно такой. Но это однозначно раздвигает рамки потерь монголов под Коломной за цифру 10 000чел, поднимая рейтинг Коломенской сечи в ранг первостепенных битв той войны. Мог ли предвидеть Роман Ингваревич что запланированный им прорыв через занятое монголами дефиле будет самым эффективным моментом боя. Рассчитывал ли он нанести монголам последний удар на отходе, Выйти из боя по мужски, хлопнув дверью. Была ли эта атака - последней задумкой рязанского гения и последней ловушкой для татар. А может быть -основной. Если да, то Роман Ингваревич был вдвое гениален и ждал только этого момента. Он ясно сознавал невозможность для монголов ни уйти из под удара в узком дефиле, ни устоять от этого последнего отчаянного прорыва русских дружин.  
     Одно но. Как могли оторваться наши полки, будучи занятые боем. Как смогли не побежать, а организованно перестроиться из фаланги в колонну. находясь в тесном соприкосновении с противником. Ведь это надо было сделать только очень быстро. А как можно было так оперативно управлять растянувшимся на километры войском, если заранее не договориться об этом манёвре и об условном сигнале. Но даже если это удастся, как могла растянувшаяся на километры колонна в течение получаса уходить по реке вдоль всего боевого фронта монголов, подставив им свой бок. По меркам всей известной нам военной истории это кажется просто невероятным. Ближайшим к этому манёвру был только отход римлян в бою с Ганнибалом на реке Требия. Но это была самая дисциплинированная армия в мире. И она ушла с поля боя в том же манипулярном порядке, в каком атаковала и прорвала фалангу карфагенян. И римляне проходили не вдоль фронта фаланги, а проткнув её в одном месте. 
      Под Коломной было всё наоборот, но удалось. Это кажется невероятным только до того момента, пока мы не вспомним о гениальном техническом сооружении Романа Ингваревича -ряде надолбов, установленных, как мы выяснили, по реке вдоль всего тыла фаланги. Летопись, со слов бежавшего главнокомандующего Всеволода Юрьевича сообщает нам о том, что остатки полков были "прижаты" к надолбам. Это так и не так. Они отошли к надолбам по плану и сигналу князя Романа. И ждали другого сигнала. Чтобы понять его суть, вспомним, что все наши размышления и открытия начались с того, что мы усомнились в одном единственном слове "прижаты" (к надолбам). Ибо это говорит о свободном от монголов пространстве за рядом надолбов. Но -надолбы -не частокол. Они непроходимы только для конницы, а не для людей. И это их свойство было открыто и использовано гениальным полководцем Руси. Один только шаг отделял прижатых к надолбам полков от жизни и свободы. Но именно здесь стоял шеренгой конный резерв князя, который (под страхом смерти)  не подпускал к этой спасительной зоне никого. Более чем очевидно, что в этом резерве на правом фланге стояла конная дружина Всеволода Юрьевича, которая по гениальному плану рязанского князя должна стать авангардом прорыва и выводить рать из боя, прорываясь в сторону его родного Владимира. Вернее -вниз по реке Оке, мимо Дединово (в 15км от Коломны) -места впадения притока Цна (начала прямого пути до столицы по Цне и Поле). 
     Здесь и сейчас автор утверждает, что этот отход был частью плана Романа Ингваревича по полному уничтожению Батыя, ибо после Дединова отходящая русская рать должна была остановиться и заманить татар в засаду в районе речной петли у селения Белоомут. В разгар этого многодневного  боя, по общему плану, Великий князь Юрий Всеволодович должен был привести на Оку по р. Цне всё ополчение, которое он мог бы собрать к этому сроку и перекрыть монголам путь к отступлению в районе Дединово. Если бы не поспешность и трусость Всеволода, всё произошло бы именно так, и преследующее русских всё монгольское войско было бы зажато в смертельной ловушке.          
      По этому же плану князь Роман должен был замыкать колонну и взять на себя её прикрытие при отходе. Такой расклад явно понравился Всеволоду, ведь он отходил в сторону его родного города, да ёщё во главе колонны. Да на конях. Если не тянуть, то даже если план прорыва сорвётся, у него были все шансы уйти из котла. Для Романа Ингваревича наоборот, остаться в живых шансов не было, ибо многокилометровая колонна при стремительном броске обязательно растянется, разорвется, монголы мгновенно заполнят разрыв и перекроют путь отхода к Владимиру. Поэтому, совершенно очевидно, князь Роман предусмотрел и другой вариант отхода -в противоположном направлении, вверх по течению Оки. Этот отход был более надёжным, ибо основная часть татар, подойдя к устью Москвы реки с востока,  была на левом её берегу, т.е. в направлении отхода Всеволода. Более того, с началом общего прорыва все резервы монголов будут направлены против правого фланга. Если вдруг план прорыва и дальнейшей битвы нарушится, можно повернуть отставшую колонну и прорываться в сторону Калуги. Это был запасной вариант, о котором не знал Всеволод. Именно поэтому он, впоследствии, счёл Романа и всё войско погибшим. 
     Совершенно очевидно, что основной удар монголов пришёлся именно по флангу Всеволода Юрьевича. Да и его настрой на отход не способствовал поддержанию стойкости его фланга. Это неизбежно ускорило события на фланге Всеволода и он нервничал, что время для отхода уходит. Он знал план отхода, знал что надо ждать общего сигнала, но он не знал главного. Он не знал, что Роман Ингваревич задумал не просто прорываться, а реально вывести всё войско. Более того, не просто выйти из боя, а нанести при прорыве самый главный удар татарам. Ибо до этого момента заманить их в ловушку так и не удалось. А без этого всё было зря. 
     Зря он напал на монголов на Лесном Воронеже и привёл их на Русь. Зря он оголил свою Рязань, приведя сюда ее дружину. Зря пал его брат Юрий и их воевода Евпатий Коловрат, выигрывая время на мобилизацию объединённых русских сил, зря пали Рязань и его личная дружина, зря начали это сражение, зря вывели в поле гарнизоны владимирских городов... Ибо не только они здесь нашли свою смерть, но без них падёт вся Русь. Тогда и прорываться не стоит, ибо не стоит дальше жить. 
     Так рассуждал Роман Ингваревич и ждал. Ждал когда монголы, увидев оголившийся слабеющий правый фланг, всё же рискнут его окружить. Ждал, когда татары втянутся в зажатую в снегах дельту реки всей своей массой. Но этого не знал, да и не мог понять Всеволод. Он не понимал, почему медлит рязанский князь. Почему позволяет татарам перерезать единственную, спасительную горловину реки. В глазах Всеволода обход татар и занятие ими русла реки было крахом всего плана и концом всех надежд на спасение. Он решил что всё кончено и надо спасаться самому. Он забыл напутствие Романа, что надо сначала вывести полки из боя за надолбы, отвести их к другому берегу Оки на безопасное от стрел расстояние, перестроить в боевую колонну, подождать, пока подтянуться задние ряды,  встать со своей конной дружиной во главе уплотнённой колонны, и только тогда повести её на прорыв. И, главное, что должен был сделать Всеволод -не спешить и не допустить разрыва многокилометровой колонны, ибо задние ряды должны были пробежать большее расстояние и, подустав, перейти на шаг. А это -разрыв колонны и конец. Поэтому надо было делать всё именно так, а никак иначе. Именно так можно было надеется на удачный прорыв всей рати. Но для Всеволода эта затяжка казалась потерей драгоценного времени, ибо высоко подвижные монгольские тумены быстро сориентировались и спешно перемещались в сторону прорыва. 
        Не дождавшись окончания перестроения всей рати, Всеволод повёл её на прорыв. Дальше всё было так, как и предполагал в худшем варианте рязанский князь. Авангард колонны во главе со Всеволодом относительно легко прорвался сквозь заслон и устремился вниз по реке. За ним было потянулась пешая рать, но разрыв в скорости был велик. Больше уставали задние ряды, пробегая большее расстояние до точки прорыва. Устав от долгого бега в доспехах, многие переходили на шаг. Колонна начала растягиваться. В разрывы ударила конница монголов и всё было кончено. Прорыв был ликвидирован. По Оке и Цне уходил от погони только один Всеволод Юрьевич "в мале дружине".    
       Забыв о своём войске, о согласованном плане помощи им из Владимира, он ворвался в столицу с паническим криком "Закрывайте ворота".  Владимир был полон войск, готовых выступить к месту битвы. Полон мужества и надежд на победу. Можно только представить, как разрушились планы и эти надежды. Как в один миг были перечёркнуты жизни и судьбы десятков тысяч людей -там -у Коломны и здесь -во Владимире. Как рушилась судьба и свобода самого Владимира и всей Руси. И это -по воле, а, точнее -безволию одного человека - мажорного наследника формального лидера великой Руси. 
      А её настоящий лидер, военный и политический гений продолжал сражаться. Для него провал прорыва вниз по Оке -был вовсе не конец. Можно было отступить вверх по Оке и также заманить монголов в речную дельту. И, тогда, спешащее к ним на помощь Владимирское ополчение перекроет реку у Коломны. И всё -равно монголам -конец.  
      С этого момента вступал в действие запасной вариант Романа Ингваревича. Его дружинники поскакали вдоль колонны и сумели развернуть её в обратном направлении. Теперь они не спешили и шли практически шагом. Потому, что устали от первого броска, потому, что князь Роман не хотел повторить ошибки Всеволода и растянуть колонну, потому что спешить не имело смысла, ибо монголы ничего не могли поделать с таким медленным неумолимым движением русских полков вне досягаемости их стрел, потому что рязанский князь искал не прорыва, а боя. Он давал татарам время перегруппироваться и решится блокировать отход. И это -сработало. Они прорвали ряд надолбов на Москве реке и устремились к дальнему концу надолбов на Оке. Тьма за тьмою, тумен за туменом они стекались от устья Москвы-реки в узкую горловину Оки. Им казалось, что русские в западне и им пришёл конец. Но они ошибались. В западню зашли они. Ибо они ещё не осознали, что утопающий в сугробах лес по обеим берегам реки не даст им расступиться и пропустить неумолимый как лава поток русских дружин. Не знали они и то, что выше по реке начинаются ряды поперечных надолбов, которые не дадут им даже спастись бегством по льду. 
    Развернув колонну в боевой порядок Роман Ингваревич повел её в атаку наискосок через надолбы. Всё пространство реки вмиг заполнилось русскими ратниками, навсегда отрезав монгольский заслон от основных сил и самой жизни. В отчаянном броске русская рать навалилась на зажатые тумены татар всей мощью своих неспешных, но грозных дружин. Русские ратники, наконец, сумели пустить в ход свои мечи. Впервые за весь день вёрткие монголы стояли неподвижно, и с ужасом в глазах. А русские рубили и рубили. Рубили до тех пор, пока не пал последний татарин и не показались знакомые им надолбы. По льду убегала лишь горстка монголов, бросивших своих коней и пешком прошедших сквозь надолбы. Завидев, что русские вдруг легко разобрали в них тайный проход и пропускают на лёд конницу, они бросились врассыпную к берегам. Утопая по пояс в снегу они сумели уйти всего на несколько шагов, когда их настигли русские стрелы. Всё было кончено. Русь отомщена.  
     Всё было именно так!
     Это был триумф рязанского князя. Его личная победа. В его личной войне. Значит не зря он в поте лица, вместе со всей своей дружиной строил эти надолбы, не зря погибли люди и его родная Рязань.      
      Батый понял трагедию практически сразу, но поделать уже ничего не мог. В узкой долине Оки один русский полк мог сутками сдерживать всю его рать. Это ему хорошо объяснил Евпатий Коловрат, на два дня задержавший в русле Оки его бросок к ещё не готовой к бою Коломне (!!!). 
      Увидев конец битвы и уходящий по реке хвост русской колонны, Батый отозвал бесполезные теперь тумены и направил их в обход -к ближайшему по течению реки городу.
     Но куда поскакали монголы, и куда направился с сохранённой дружиной будущий герой Козельска. Как попал он в этот город, отстоящий от Коломны на сотни верст. Автор этих строк вновь прильнул к атласу и побежал глазами за извилинами уходящей на юг Оки. И, о чудо, она вела (через ее приток Жиздру) прямо в легендарный Козельск. А до него меж безлюдных заснеженных полей и лесов была лишь Калуга. Фантастика, но в наших поисках связи Коломенских героев с Козельском мы вышли на финишную прямую.
     Но почему Козельск, а не Калуга. Беглого взгляда на карту достаточно, чтобы понять причину. Беглецы просто срезали напрямик самую крутую петлю реки в районе Калуги (скорее всего там был наезжен санный, более короткий путь). Срезали -значит были причины опасаться, что татары ждали их в Калуге, обойдя по более коротким, чем река, сухопутным дорогам. И в этом они были правы. Именно туда и направились разъярённые неудачей чингизиды со своими туменами. Именно туда через двое-трое суток должны были выйти отягощенные пешей ратью русские полки... 
     Но главной причиной обхода Калуги были монголы на хвосте. Именно они могли воспользоваться любой возможностью, чтобы обойти беглецов напрямик. А петля у Коломны отняла бы лишние 25 километров. Значит, пройдя за 2-3 суток от Коломны до Калуги 200км беглецы всё ещё не оторвались от татар. До Козельска оставалось лишь 100км -день пути.  
     Здесь, задним числом,  надо признаться, что вопрос о Калуге можно вообще было снять, ибо она, как оказалось, была основана на 150 лет позже наших событий -в 1371г. Но этот факт автор узнал после написания этих строк. К тому же, не исключено, что Калуга была основана не на пустом месте, и в этом районе существовало раннее поселение. Об этом говорил и закон (подмеченный автором) о расположения русских городов вдоль рек на расстоянии 200км друг от друга -отрезку дневного перехода для лодий и конных разъездов. Если же Козельск и Коломна выбивались из этого правила по своему стратегическому положению, то это только говорит в пользу всей нашей версии -ибо тогда Козельск был для Коломны самым ближайшим соседом вверх по Оке, таким же, как Москва -по Москве-реке и Рязань -вниз по Оке. 
 

     А Роман Ингваревич уходил по реке. Он знал, что в Калуге их ждут монголы, но в Калугу он не пойдёт. Он обойдёт её лесами, а заодно срежет путь, сэкономив день пути. Жаль, ибо люди устали.  Им нужен отдых, пища и тёпло. Кони без овса третий день -валятся с ног. И хватит бегать. Да и бесполезно. Татары не простят им побитый тумен. Надо искать серьезный град. Запереться в нем, отдохнуть и дать бой. Негоже бегать от врага по родной земле. 
     Так или почти так думал, качаясь в седле, величайший полководец земли русской. От этих дум его оторвал стук копыт передового дозора. На скаку ратник кричал одно слово -Козельск, Козельск. 
     Так красиво… и так просто…
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:19 | Сообщение # 15
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Глава 10.  Козельск. Первый штурм и тотальное истребление татар.

     К началу этой главы многие наши представления о Козельске и его полководце были многократно уточнены в ходе исследований. Мы умышленно сохранили в изложении стиль дневника для предания этому труду эффекта открытого интерактивного поиска для непосредственного участия читателя в сложном историческом расследовании. 
     Лишь теперь, многократно убедившись в своей правоте, мы покажем главное сражение Козельска в ярких красках законной исторической правды. 
     Отведя русские полки из битвы под Коломной, Роман Ингваревич через 2-3 дня пути по льду Оки и Жиздры вывел их к Козельску. При попытке перекрыть русским путь к отступлению был уничтожен целый тумен монголов (10 000чел) во главе с самым младшим сыном Чингизхана - Кюльканом. Мстя за него и побитый тумен, монголы преследовали русских буквально по пятам. Одновременно Батый выслал ещё один тумен на перерез беглецам по суше, в ближайший город Калугу. Именно поэтому, а, также по причине большого крюка в районе Калуги (потеря полдня пути), русская рать, минуя Калугу вышла сразу к Козельску. 
      Учитывая значительное превосходство русских профессиональных дружин в рукопашной схватке, умноженное на отчаяние прорыва (при примерном численном равенстве сторон в этой локальной части битвы -по 10 000чел), можно говорить о выходе к Козельску от 1,5 до 2 тысяч конных русских ратников. Сюда же, по реке и от Калуги подошли два тумена монголов.
      Козельск принял измученную битвой и бессонным двухдневным переходом русскую рать. Наутро у стен города уже стояли монголы и требовали выдать беглых урусов. Усталые и израненные, бойцы не могли сражаться. Чтобы выиграть время, воевода Козельска затеял переговоры, в которых заверил монголов, что в городе, кроме детей и женщин, никого нет, что ночью беглецов не пустили в город и они прошли мимо по реке. В подтверждении слов воевода указал на гребень стены. Там без доспехов, с примитивным оружием стояли женщины и дети..  Они были явно не похожи на профессиональных дружинников -"железных урусов", которых искали татары.
       Монголы не поверили воеводе и приказали открыть ворота. За отказ -смерть. Перед горожанами, собравшимися на вече, выступил предводитель беглой рати -князь Роман Ингваревич. Он рассказал о своих победах над монголами, о том, что оставил без защиты родную Рязань, дабы объединить Русь у Коломны, что в Коломне русские побили несметное число поганых. А теперь отошли к Козельску, чтобы отвлечь монголов от Москвы и Владимира, чтобы заманить в город всю монгольскую рать и уничтожить. И тут Роман Ингваревич поделился с изумлёнными горожанами своим дерзким планом.
И план этот не оставлял монголам ни малейшего шанса. А всей Руси и горожанам гарантировал победу и жизнь. Князю, прошедшему с боями всю Русь, можно было верить. И козельчане, все как один, решили дать бой. Чтобы не злить татар, воевода сослался на решение неразумного малого князя, сказав, известную нам фразу: "Хоть наш князь мал, но все мы умрём за него".   
       Монголы осадили город, но без камнемётов он был им не по зубам. Батыю доложили о Козельске, но этот городок был совсем в противоположном направлении от его главных ударов. А может и впрямь там нет русской рати. А если и есть -то из-за горстки  беглецов терять столь драгоценное теперь время нельзя. Впереди по гладкому льду Москвы-реки была Москва. За ней -Тверь и Владимир. И все -без защиты, ибо отправили свои полки в Коломну. Нельзя дать им время собрать силы. И Батый повернул на Москву. А в Козельск по законам Чингисхана, был направил ещё и третий тумен, ибо два из трех туменов крыла вступили в борьбу. Камнемёты этого крыла Батый мог оставить себе для штурма серьёзных городов.      
       Таким образом, к началу января Козельск оттянул на себя всё четвертое крыло Батыева войска в составе 3 туменов (30 000чел). Все дальнейшие завоевания Батый проводил всего тремя оставшимися крыльями (по три тумена в каждом), общей численностью в 90 000человек. 
     Датой начала осады Козельска следует считать самое начало января 1238 года, три дня спустя после битвы пл Коломной. Тогда как осадные машины подтянулись к нему скорее всего к 8-10 января. 
     В течение 9 недель монголы безуспешно осаждали Козельск. На срок осады влияло малое число  камнемётов. Их огонь был сосредоточен на узком отрезке стены, который защитники заблаговременно могли усилить. Бреши и проломы стен быстро заменяли новыми пролётами. Если их быстро возвести не удавалось, то весь пролет поджигали. Огонь горел вплоть до сумерков, а за ночь за разрушенным участком вырастала новая, более грозная стена или даже захаб. 
     Омывающие Козельск река Жиздра и её приток Другузка делали неудобными для штурма две из четырех сторон города. Это обстоятельство высвобождало силы защитников для усиления двух других сторон. Отсутствие нужного количества осадной техники не позволяло монголам атаковать даже доступный им периметр стен. Это давало горожанам возможность перемещать людей со спокойных участков на опасные направления. Подобный манёвр позволял многократно усиливать  огневую и рукопашную мощь атакованного участка. Разрушенный участок стены становился местом любимой русскими рукопашной сечи. Паники не было абсолютно, ибо все только и ждали того момента, когда монголы всё-таки прорвутся в крепость. А она была давно готова к приёму всей армии Батыя. Козельск давно готов был стать его могилой.
      Наполовину Козельск был готов к осаде ещё до битвы под Коломной. Ибо отход вверх по Оке был запасным вариантом Романа Ингваревича. Но отходить в неготовый к штурму город было нельзя. Этому его научила оставленная им родная Рязань. Более чем очевидно, в Калугу и Козельск (как и в Москву и Тверь) из Коломны по льду рек были посланы дружины для мобилизации ополчений для боя под Коломной. Эти же воеводы, подобно Филиппу Няньке в Москве, организовали оставшиеся там гарнизоны на подготовку городов к осаде. Более чем вероятно, что Роман Ингваревич дал прямые распоряжения по совершенствованию оборонительных сооружений этих городов для приёма и участия в их обороне крупных военных сил. Такая работа, как мы видели из расчётов, была просто необходима. Совершенно очевидно, что до начала битвы под Коломной воеводы доложили Роману Ингваревичу о проделанной работе и шансах  на оборону каждого из этих двух городов. Выбор, скорее всего пал на Козельск, ибо он издавна славился оружейным делом и был удачно расположен сразу меж трёх рек (Автор считает, что именно за два притока, отходящих от Жиздры в районе Козельска подобно рогам козла и был назван город). 
       К моменту подхода к Козельску отступающей русской рати подступы к городу были очищены от строений. Все избы слободы были перенесены на новую линию внешних оборонительных сооружений, отстоящую от старой стены на дальность полёта стрелы среднего стрелка. Старое кольцо городских стен стало внутренним рубежом обороны. Внутренний двор меж двух колец стен стал похож на петлю зимней реки -любимое Романом Ингваревичем место засады. В отличии от реки, берега такой засады не просто ограничат подвижность прорвавшихся в город монголов, но и будут поливать их со всех сторон смертельным дождём стрел и камней.  А отведённые в город дружины ударят с флангов.  
       Впервые за всю историю обороны русских городов Козельск был готов принять и эффективно использовать крупное воинское соединение.   
      Однако, как видно из летописи, эта внешняя стена не была полностью готова на момент подхода татар. В частности, монголы видели на стене сидящего малого князя Козельска, который вскочил и показал им кукиш. Это могло быть только тогда, когда стена не имела боевой кровли, создающей тень для маскировки защитников, ибо без неё, на фоне неба, они становились идеальной мишенью для лучников. По этой же причине монголы могли хорошо видеть и стоящих на стенах женщин и детей, демонстративно предъявленных монголам вместо "железных урусов".  На этом же открытом ярусе стены,. впоследствии,  монголы увидели и долгожданных "железных урусов".   
      Отсутствие боевой кровли могло быть и следствием установки на стены третьего этажа срубов ввиду их явного избытка. Как мы видели из расчётов, материала изб как раз хватало именно на три этажа. Лишний этаж увеличивал общую высоту стены до опасных для падения размеров, а также создавал дополнительный ярус обороны. 
      Так или иначе, внешние стены Козельска были новыми, что говорит о заблаговременной подготовке города к осаде. А, значит, и о запланированном отходе русской рати к Козельску. 
      Простой перенос изб слободы на новую линию обороны решил сразу четыре задачи. 
      Во-первых, появился простреливаемый со всех сторон внутренний двор, вмещающий всю монгольскую рать и удобный для действий нашей конницы. 
      Во-вторых, внешние стены отодвинули от города столь опасные в пожарном отношении камнемёты. 
      В-третьих, стена из срубов бывших изб имела боевые забрала не только в сторону подступов к городу, но и в сторону его внутреннего двора. При прорыве врага внутрь крепости защитникам стоило только перейти к другой стене, чтобы продолжить стрелять по противнику. Но эта стрельба была бы уже более эффективна, ибо велась бы в незащищенную спину. 
     В-четвёртых, стена из отдельных срубов создавала крайне устойчивую оборону, ибо каждый сруб надо было брать с боем. А до этого момента он будет стрелять и стрелять. 
    В-пятых, стена из срубов была более устойчива от разрушения камнемётами, ибо имела не одну, а две стенки. 
    В-шестых, срубы могли быть использованы для жилья как их бывшими хозяевами, так и пришлой многочисленной ратью. А на дворе был, чай, не июль.
    В-седьмых, внешняя стена явно подвинулась вплотную к воде, омывающей Козельск с двух сторон. Доступ к воде имел наиважнейшее значение в борьбе с главным врагом деревянных крепостей -пожаром.
    И в восьмых, вместо одного появлялся второй рубеж обороны. Одно это повышало общую её устойчивость и эффективность.
    Итак, оборонительные сооружения Козельска были готовы создать, по гениальному плану Романа Ингваревича, гигантскую ловушку для монголов ещё до подхода к нему русской рати. Но, как ни старались горожане, использовать весь материал их бывших жилищ на строительстве стены не удалось. Войдя в город, рязанский князь застал на месте боевого внутреннего двора огромное количество ветхих строений, кровли, сараев и прочего мусора. Что делать с этим хламом, ведь площадь захаба должна быть абсолютно чиста. Предложение "Всё сжечь" явно не понравилось умному князю. И через минуту он нашёл очередное гениальное решение. 
     Его внимание привлекли бревенчатые настилы бывших улиц, радиально расходящихся из центра подобно лучам солнца в детских рисунках. От мелькнувшей идеи его должно было бросить в жар. Мгновенно оценив всю её перспективу, Роман Ингваревич твёрдо сказал -копайте ямы под настилами и кидайте туда весь мусор. Никто не понял князя, но все выполнили приказ. А он радовался , как ребёнок. Теперь монголам точно конец. Теперь он уже не сомневался, что одолеет любое количество татар. Ведь до этого момента его мучил один вопрос, как заставить набившихся во внутренний двор монголов вовсе забыть о защите от стрел. Он помнил, что много раз приходила мысль метать в толпу со стен горящие пучки соломы, факелы или горшки с маслом. Этот огонь, в плотной толпе, должен был вызвать возгорание и панику. А в панике -не до защиты от стрел. 
     Но сейчас перед ним открылась новое видение этой идеи. Что если под дорожным настилом будут заложены дрова, которые можно будет в критический момент поджечь. Это ведь -море огня. Это лучшее оружие. Оно будет убивать даже без защитников. Даже если не останется никого из нас, монголы не уйдут. А если мы будем живы, то будем поливать мечущиеся толпы стрелами, яко дождём. И не будет от них спасения. Ибо не будет у поганых даже мысли о защите. 
        У каждого, кому князь доверял эту идею, перехватывало дыхание от сознания чудо -оружия. В тайне от всех, они быстро довели эту идею до реального дела, и под всем внутренним двором через два-три дня был заложен горючий заряд. Для одновременного поджога в канавах было оставлено пространство для протаскивания горящего жгута и притока воздуха. Для мгновенной растопки меж дровами было наложено сено. Сверху ямы были прикрыты бревенчатым уличным настилом, который уже через пару дней скрылся под свежим январским снежком. Теперь всё пространство меж двух стен было совершенно пусто и походило на гладкий лёд реки. . На лёд, который рязанский князь ночами видел в своих снах. Где он рубил и рубил. 
      Только так он забывал вину, которую держал в душе. Ибо не кто иной, как он привёл на Русь монголов. И чем дальше уходил тот роковой декабрь, тем сильнее сжималось сердце. Тем больше он снова хотел рубить и рубить. 
       И этот миг настал.  Река вскрылась ото льда. Как долго он ждал этого момента. Теперь можно и рубить. 17 марта монголы пошли на очередной приступ. И о чудо, разрушенный вчера пролёт вдруг поддался. Еще напор и сбит заслон дружинников, защищавших стену. Они в панике бегут ко второй  стене. Лезут на вал. Карабкаются по брёвнам. Невиданная удача. Скорей в пролом. Весь лагерь монголов зашевелился как потревоженный улей. Тысяча за тысячей, тумен за туменом, татары подлетали к пролому, спешивались и бросались в город. Только бы успеть, только бы не остаться за стеной. Если тем, кто зашёл в город будет что-то угрожать, то всех, кто не успел зайти ждёт смерть. Таков суровый закон Чингиз-хана. 
        И они зашли в Козельск. Все три тумена. За считанные минуты они заполнили всё пространство внутреннего двора крепости. На его окраинах слышался шум битвы. Там, с двух сторон от пролома, навстречу монголам вдруг вырвалась из закрытого сектора двора, железная конная русская рать. Железные урусы, железные урусы -пронеслось над Козельском. 
       А железные урусы быстро перестроились в шеренги и ринулись грозной лавой на монголов. И не было им преграды. Они рубили и рубили. А со стен на монголов сыпались стрелы. И теперь уже от русских стрел померкло Солнце. А монголы были без привычных лошадей. Более того -они стояли совершенно неподвижно, зажатые в толпе. Из-за давки никто не мог даже поднять лук или щит. А стрелы падали, как дождь. Убитые не освобождали места живым, ибо с боков их давила русская рать, уплотняя редеющие толпы. Но всё же настал момент, когда весь двор над монголами покрылся щитами. Бой явно затягивался. Стрелы уже были бесполезны. Ещё 5-10 пять минут, и их запас у гарнизона иссякнет. Роман Ингваревич дал сигнал. И через пару минут над всем двором пошёл дым. Ещё до того, как пламя вырвалось сквозь бревна настилов, монголы стали задыхаться от удушья. Щиты были мгновенно забыты. И стрелы косили татар, как траву. Предсмертная паника охватила всех живых. Они поняли, что это последний их час. Наши полки продолжали рубить татар, пока не дошли до первых брандерных ям. Огонь отделил оставшихся за ними монголов от жаждущей мщения русской рати и самой жизни. Над Козельском был слышен только душераздирающий крик горящих людей и запах горелой плоти. 
      Через час всё было кончено. Во дворе меж двух стен Козельска лежали 30 000 монголов. Огонь пожирал тела упавших от удушья, давки и стрел бывших властелинов мира.. Они зашли в Козельск только за одним -вспороть животы всем -от старика до ребёнка. А теперь они сами были мертвы. А на стенах, задыхаясь от дыма, стояли женщины и дети. От страшной картины смерти и дикого чувства мести они забыли о дыме и удушье, о кровоточащих от тетивы пальцах рук, о слезящихся глазах. Они знали только одно -они победили, монголов больше нет, их родной Козельск и Русь спасены.
     Поджигая осадную технику и шатры, все жалели только о том, что отпустили оставшихся в охранении монголов. И никто не догадывался, что когда догорят камнемёты, всех бежавших татар уже не будет в живых. Их разоружит и казнит в Калуге, как трусов, личный тумен Батыя. Теперь мы знаем -на главный штурм Козельска можно смело списать все три тумена монголов, стоящих под городом. Тех, кого не достало пламя или русские стрелы порезали свои. В Козельске личный счёт Романа Ингваревича пополнился сразу на 30 000чел. С побитыми 7-8 тыс. на Воронеже, 2-3тыс при осаде Рязани, 5 тыс. Евпатия Коловрата и 10тыс под Коломной общий счёт в его войне достиг 55 000.
      Подтверждением всей нашей версии этого боя в Козельске служит тот факт, что монголы, после взятия города в мае месяце, не смогли найти трупов даже именитых тёмников и военачальников. Ибо обгоревшие трупы татар сложили в кучи и кремировали. Нетронутые огнём тела, в санитарных целях,  побросали в разлившуюся Жиздру, Туда же захоронили и монгольское оружие. Доспехи же татар, их луки и стрелы были выданы городскому ополчению. Вместе с защитниками города эти артефакты покинули Козельск 9 мая (подробнее -в 12 главе). Это объясняет отсутствие в Козельске артефактов большого сражения. 
      И последнее. Мы показали, что идея использования огня, как оружия, постепенно, логично и неизбежно вытекало из плана засады во внутреннем дворе крепости, попыток поднять эффективность основного оружия -стрел и камней, из сомнения в возможности перебить всю несметную тьму татар горсткой защитников, а, также, из наличия огромных масс горючего мусора, оставшегося при разборе городских построек. Но был и другой, мотив. Тот мотив, что проводит ещё одну связь полководца Козельска с рязанским князем. Ибо с момента сожжения его Родной Рязани, куда сам князь привёл "на хвосте" татар, и до этого великого сражения в Козельске, каждый день он думал только о своей вине. Он думал о том, что не сможет даже найти костей своих родных, которых для безопасности он отправил в Рязань к своему брату Юрию, что в сожженном городе превратились в золу все, кого он любил. Он вспоминал, как отошедшие с ним в Коломну рязанские дружинники каждый час рвались в свой родной город, как с упрёком молили отпустить. Он представлял, как рыдали они, разгребая кучи ещё теплой золы. Как вместе с монголами проклинали и его, Романа Ингваревича. Нет, не могли пройти без последствий эти страдания и видения для человека. Ох как хотел бы он взять на себя всю боль Руси. Как хотел разорвать каждого татарина и сжечь всех до единого. Именно сжечь. И он сжёг.
 
Форум » Лига миров » Лига миров » Козельск (информация по этому событию)
Страница 1 из 41234»
Поиск: