Среда, 26.07.2017, 19:34
      
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 4«1234»
Архив - только для чтения
Модератор форума: pretorianes2003, Dimson, Юджин 
Форум » Лига миров » Лига миров » Козельск (информация по этому событию)
Козельск
pretorianes2003Дата: Пятница, 07.06.2013, 19:41 | Сообщение # 1
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Оборона Козельска — одно из основных событий Западного (кипчакского) похода монголов (1236—1242) и монгольского нашествия на Русь (1237—1240) в конце монгольского похода на Северо-Восточную Русь (1237—1238). Осада и взятие весной 1238 года города Козельска — одного из удельных княжеских центров Черниговского княжества в бывшей земле вятичей.


 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:20 | Сообщение # 16
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Глава 11.  Козельск. Спасение Северной Руси. 
   
     Ещё не зная точное число погибших монголов, Роман Ингваревич уже знал, что во внутреннем дворе лежит не всё монгольское войско. Судя по исчезновению даже охранных дозоров, в Козельске серьезных сил татар не осталось. Значит, все два с лишним месяца Козельск осаждало не всё войско, Основная его часть, всё это время была в другом месте и продолжала разорять Русь. Эта догадка  шокировала рязанского князя. До сего дня он надеялся, что все монголы сидят под Козельском и он исправил свою трагическую ошибку. Ибо всё это время его гложила единственная мысль о том, что это он, напав на татар на реке Лесной Воронеж, привёл их на Русь. Что из-за него пала его родная Рязань. Он сам определил для себя, что ему нет прощенья, пока он не побьёт последнего из татар. 
     И он их побил. Всех, кто пришел за ним в Козельск. Но оказалось -не всех, кто пришёл на Русь.
Страшно подумать, что успели натворить остальные монголы. Значит -основная задача не решена. Значит рано радоваться. Монголы на Руси и их больше тех, кого он сегодня побил. Где их искать. Как победить с поредевшей за эти месяцы и без того малочисленной ратью. 
     И  что делать с Козельском. Уйти из  города. Куда. С кем. Уйти с женщинами и детьми -значит обременить себя и забыть о войне. Уйти с дружиной -значит оставить город без защиты. Ведь монголы не простят ему побитую рать.  Ведь они вернуться. 
     И тут у Романа Ингваревича засветилось лицо. Конечно же -они вернуться. .Не могут не вернуться. Ведь он побил сегодня треть, а то и половину монголов. Это же сигнал, что сила Руси -здесь. Что пока Козельск жив -не видать монголам власти на Руси. Хоть пройдут они её вдоль и поперёк. Без победы над Козельском нет победы над Русью. 
     Они вернуться, вернуться. А значит, забудут про остальную Русь. Значит -повернут назад, откуда пришли. И даже если он не сможет их здесь всех побить -всё равно -назад, на север им дороги нет. Значит Русь будет спасена. И может быть, его простит.
      Так или почти так думал Спаситель Руси. А в этот момент без отдыха скакали к Батыю мрачные всадники. Они поменяли уже третьих лошадей, когда показался шатёр великого хана. Батый сразу  понял, что походу конец. Что его недоброжелатели в Орде уже через неделю огласят его смертный приговор. Если он немедленно не выступит в этот злой город. Если он допустит хоть малейшую утечку информации о гибели крыла. Если не сумеют скрыть потери, а лучше, сам факт разгрома. И первое, что надо сделать -немедленно казнить гонцов. У последнего -отрезать язык и сегодня же в ночь послать в Козельск с его личным туменом проводником. Пусть казнят всех, кто остался в живых, как трусов. А потом никто не докажет, скольких казнил хан, а сколько погибло в Козельске. Погибло 30тыс, значит можно представить, что погибло 3-4 тыс.чел, а все остальные, по закону Чингизхана 1 к 10, были казнены за трусость. Наверное так и поступал сам Чингисхан. А казнь лишь укрепит его власть, как в войсках, так и в Орде.  А о Козельске лучше вообще молчать. Просто возвращаемся. 
      Батый успокоился. Он нашёл нужный ход. Казнив гонцов, хан собрал тёмников и объявил -  Возвращаемся в степь. Выступаем немедленно. Ввиду вскрытия рек и распутицы, для ускорения марша, каждый тумен пойдёт своим путём. Место встречи -знакомая всем Коломна.  А по пути можете захватить всё, что увезёте. Но если кто опоздает, в последней тысяче каждого десятого ждёт казнь. 
     Через полчаса лагерь опустел, а через три дня в Коломне им объявили, что один из туменов  был атакован и русские отошли к Козельску. Два дня спустя вся Батыева рать стояла у стен этого города. С этого дня, с 23-25 марта, как с чистого листа, началась официальная осада Козельска, ибо никто, кроме Батыя не знал правды. Не знал, что именно Козельск положил конец походу и спас север Руси. 

Глава 12.  Козельск. Второй штурм и неизвестное сражение с Батыем.

     А Козельск готовился к новой осаде. Казалось бы, дальше всё ясно -6 недель осады и легендарный последний бой. Тот единственный бой, который и известен нашей истории. Но автору этих строк в течение долгих месяцев не давал покоя ряд вопросов, ответы на которые привели к потрясающим открытиям. 
     Прежде всего вызывал сомнение открытый самим автором срок главного штурма. Почему так долго, до 17 марта, тянул Роман Ингваревич с этой затеей. Ведь совершенно очевидно, вся эта осада не стоила и 1 минуты задуманного им главного боя. Что  в арсенале рязанского гения были десятки способов имитировать прорыв стен в любой момент. Но он оттянул, именно оттянул штурм до весны.
     Вопрос N2 -Почему полководец не отпустил женщин и детей в ту неделю, когда окрестности Козельска были свободны от монголов. Ведь он прекрасно понимал, что теперь хитрость с засадой во внутреннем дворе крепости не пройдёт и стрелки из жителей бесполезны. Почему он не оградил их от беды хотя бы в благодарность за помощь, хотя бы для спокойствия их мужей и братьев, с которыми он собирался встретить Батыя. 
     В-третьих, почему летопись говорит о том, что прорвавшись через проломы в стене монголы столкнулись с внутренним "валом". Что это -ошибка и речь идёт о второй стене, или действительно на момент известного истории штурма был только вал. Ведь вала без стены не бывает. Тем более внутреннего, ведь поставить стену из срубов жилых изб -дело 1 дня, а у осаждённых было 4 месяца.
     В-четвёртых, почему после прорыва стены, как говорит история, все защитники, по сигналу бросились со стен в открытый бой, ведь на стенах, как мы видели из первого штурма, они нанесли бы монголам во внутреннем дворе в тысячи раз больший урон. 
   В-пятых, почему мудрый Батый, его опытнейшие советники Субедей и Джебе, полководцы самого Чингисхана и победители битвы на Калке наступили на одни и те же грабли. Почему позволили войскам, как уверяет история, войти в крепость, не овладев всем периметром внешних стен. Ибо до исторического броска на противника все урусы были на своих боевых местах, а значит, там не было противника. Ведь совершенно очевидно -единственный способ избежать повторного расстрела во внутреннем дворе -это захватить и уничтожить внешние стены. 
    В-шестых. На что надеялся Роман Ингваревич, оставаясь в Козельске. Что он заготовил для татар на сей раз. Ведь совершенно очевидно, что прежняя хитрость не пройдёт, а бой, что описывает история, не имеет ни малейшего намёка на участие гения военной мысли. Или он был убит при первом штурме.
    И седьмое, последнее, но самое главное. Автор, сроднившись со своим героем, зная его стиль войны и даже образ мыслей, не мог поверить, что Спаситель Руси решил в Козельске храбро умереть. Что он решил погубить всех, кто поверил ему и сражался вместе с ним. Что даже не попытался спасти хотя бы женщин и детей. Что рязанский князь не запланировал свой излюбленный приём, когда он, как сказочный "Колобок" уходил и уводил невредимыми всех своих людей из всех известных его битв. Более того, на отходе он наносил самый сильный свой удар. Так было на Лесном Воронеже, когда он на отходе заманил в речную ловушку целый тумен монголов, разгромил его и ушёл невредимым. Так было у Коломны, когда гениальная инженерная находка -надолбы вдоль реки -помогла вывести из боя всю русскую рать, нанеся врагу на отходе основные потери той битвы. 
     Нет, даже убитый в первом штурме, Роман Ингваревич не мог оставить козельчан и свою дружину без гениального плана на надёжный отход в своём духе. 
     А, значит, план выхода из Козельска был. И он был ещё до первого штурма, ибо князь не знал, что будет второй штурм. Он готовился с кучкой людей сразится со всей Батыевой ратью. В любой момент что-то могло пойти не так. И опыт всех его сражений подтверждал эту возможность. 
      Итак, план выхода из Козельска был. Но как можно было вывести пеших людей, женщин и детей, раненых и больных, из под носа у армии лучших всадников мира. Да ещё в период самой распутицы, когда разлились реки -эти единственные зимние дороги Руси. 
     Стоп. Река. Но ведь реки на Руси -круглогодичные дороги. Зимой -по гладкому льду, а весной -на ладьях по воде. А Козельск стоит на реке, значит, в городе был свой флот. Может быть его не хватит на всех, но лодейных дел мастера были, и строительного материала после разбора города -хоть отбавляй. А вода -единственное место, которое не доступно даже самой лучшей коннице мира. Это лучшая защита от монголов. Достать беглецов на реке они могут только стрелами. Но при ширине Жиздры у Козельска в 50м в межень, в половодье Жиздра разливается на 150м. Даже от середины -это предельное для стрел расстояние. Если одеть женщин и детей в кольчуги побитых монголов, да нарастить борта лодок щитами, то стрелы татар будут попросту бесполезны. При скорости течения Жиздры 1,5км/час в межень, скорость в половодье будет вдвое больше. А на вёслах -все 10-12км/час. Если подгадать с ветром, то можно рассчитывать и на парус. А до Оки -всего 5-6 часов пути, а там скорость одного только течения уже 10-12км/ч и ширина реки даже в межень 250-300м. 
      А монголам придётся преследовать по ещё заснеженному в середине марта топкому берегу, среди лесных буреломов, форсируя многочисленные ручьи и притоки. Нет, погоня скоро отстанет. Шансы уйти всем -огромны. Более чем вероятно, что именно этот план наполнял уверенностью сердца всех защитников Козельска. От тех, кто поставил на стены даже своих детей у Романа Ингваревича секретов не было. Автор допускает, что этот план на худой случай был изначально предложен городу ещё на первом судьбоносном вече. Вне всяких сомнений, Роман Ингваревич гарантировал горожанам, что выведет их всех живыми, как он это делал не раз. И свидетели тому -его дружина. 
       Стоп. Но это же объясняет, почему Роман Ингваревич, имея все возможности запустить монголов во внутренний двор в любой момент, затягивал осаду до 17 марта. Просто он ждал вскрытия реки.   
      Что ж, найдя решение на главный вопрос мы ответили на первый. 
       Решение на второй вопрос о причинах, по которым наш Полководец не отпустил женщин и детей в период отсутствия монголов так же связан с ответом на главный вопрос. С одной стороны -отход зимой был возможен только по реке. Ушедших пешим ходом за 4-5 дней  форы конные монголы настигли бы за день. Снег выдал бы каждый след в сторону.  С другой стороны -отступать по реке можно только к верховьям, ибо внизу -монголы. Но отступать к верховьям  -значит навести монголов на всю южную Русь, ибо через 100км от Козельска река кончается и через 4км волока переходит на днепровскую водную сеть. А там -прямая дорога на Чернигов, а от него -в 1 дне пути -Киев. Нет этот путь для Романа Ингваревича закрыт. Хватит одной средней Руси. Ну а просто распустить в разные стороны женщин и детей лютой зимой -значит похоронить большую часть. А всех остальных обязательно поймают и казнят. А до этого они под пытками поведают монголам о гениальном плане выхода из Козельска на лодках и всех прочих хитростях Романа Ингваревича. Отпустить женщин и детей на лодках вниз по течению одних, значит навести их на татар, ибо те поднимаются от Коломны по невскрытому льду берегов. Но если даже они прорвутся, надо поставить крест на повтор этого манёвра тогда, когда подойдут татары. Нет, уходить можно только всем вместе, как и задумывалось. 
       Ответы на третий, четвёртый и пятый вопросы также связаны с разгадкой главного. Но все они связаны и с шестым, не менее важным вопросом -планом Романа Ингваревича на битву.
       Начнём рассуждать именно с него. Что мог выставить Роман Ингваревич в Козельске обжегшимся на засаде монголам. А ровным счётом -ничего. Когда подтянуться осадные обозы, камнемёты трёх крыльев разрушат стены сразу в нескольких местах. А огромное численное превосходство даст татарам, как в Рязани, возможность день и ночь атаковать стены, сменяя друг друга. Более того, монголы будут изначально стремиться уничтожить стены любым способом. Занятые боем защитники обязательно пропустят где-нибудь поджёг и огонь за вечер сметёт весь внешний периметр обороны. И всё бы ничего -ведь война -есть война. Да только тогда монголы придвинут камнеметы к внутренней стене и закидают город горючими китайскими смесями. А там с самой зимы хранятся ладьи -единственный шанс на отход. С другой стороны -биться за каждый пролёт стены с женщинами и детьми против профессиональных батыров -абсурд. Биться -значит заведомо открыть противнику планы на отход, ибо в рукопашной схватке обязательно будут захвачены пленные, которые быстро поведают о сокрытых планах Козельска. Да и монголам вовсе не надо брать всю стену, чтобы сжечь её. Достаточно занять несколько пролётов и поджечь их. Разыгравшийся огонь невозможно затушить и он, пролёт за пролётом, спалит всю стену.
       Нет, нельзя дать монголам возможность уничтожить внешние стены, ибо через день сгорит весь внутренний город, лодки и надежда. Надо уходить из города до этого момента. А лучше было бы, если монголы всё же вошли в крепость, тогда можно было бы поджечь самим внешние стены и татары на несколько часов останутся в огненной ловушке. А за это время можно на лодках уйти очень далеко. Более того, затворив монголов в огненном кольце, можно выйти из города и напасть на отдельный отряд татар. Это ход. Это -в духе Романа Ингваревича. 
      Но как сделать так, чтобы монголы отказались от планов уничтожения внешних стен. А просто. Для этого надо лишить смысла такой поступок. Подумаем, для чего Батыю сжигать внешние стены. Только для того, чтобы не попасть в ловушку меж двух стен. Но если самим сжечь внутренние стены, представив это как возгорание от метания зажигательных зарядов, то сжигать внешние стены станет незачем. Так мы неожиданно ответили на труднейший третий вопрос -почему во время второго штурма вместо внутренних стен монголы "натолкнулись на вал". 
       Контролируемый пожар не сожжёт и нужный сектор внутреннего города, где хранятся лодки для побега. Этот сектор однозначно находился в углу крепости, охваченном двумя реками Жиздрой и её притоком -Другуской. Т.е. самый недоступный при штурме., Самый дальний от стен, охваченных штурмом.  А значит, не опасный для нападающих. Другими словами, ворвавшиеся татары не примут сохранившуюся там внутреннюю стену за источник опасности засады во внутреннем дворе. Это ясно.  
    Но просто сжечь внутреннюю стену -мало. Надо, чтобы внешние стены были свободны от защиты и не ощетинились в спину вошедшим во двор татарам.  Вот почему все защитники по команде покинули свои боевые места и кинулись на дымящийся вал для "последнего боя".  Это объясняет исторический, но нелепый в другой обстановке факт легендарного броска на противника всех защитников. И наш четвёртый вопрос. 
     Только теперь ответ на пятый вопрос нашёлся сам собой. Почему монголы повторно полезли во внутренний двор, изменив здравому смыслу и своим планам сжечь сначала внешнюю стену. Да очень просто. Представьте себе, что всю ночь перед решающим штурмом в городе что-то горело. Монголы радовались и гадали всякое. Наутро, на редкость легко подались пробитые с вечера и наспех починеные пролёты. При первом же натиске их защитники отступили. Сквозь широкие проломы татары увидели бегущих со всех сторон русских. Они бросали свои места на стенах и все выстраивались на ещё дымящемся вале. С первого взгляда было ясно каждому, что их надежда -внутренний город сгорел. И от отчаяния они выстроились на валу принять последний бой. Что они все стоят, как на ладони. Что весь периметр внешних стен пуст. Что их не надо сжигать, как приказано  ранее. Он и так не опасен. Он освобождён русскими и практически уже монгольский. Посланные на стены разведчики знаками подтвердили, что стены пусты. Что русские стоят на сожженом ночью внутреннем валу и полностью беззащитны. Что их всего 2-3 тысячи и они обречены. В этих условиях только идиот будет откладывать расправу, поджигая на целый день внешние стены. 
       Лично Батый отдал команду на атаку. Монголы хлынули в проломы, и через минуту окружили русских. Закипела рукопашная схватка. Так мы сами ответили на пятый вопрос. На этом и история ставит точку, как бы предполагая, что все горожане здесь погибли, но и уничтожили 4 000 татар. 
      Из книги в книгу кочует этот легендарный финал. Но нет, господа. Это не конец, а начало битвы. Неизвестной Вам битвы.
      Если верить летописи, то события того дня развивались именно так, как и задумал гениальный полководец. Другими словами, ничто не мешало ему претворить свой замысел на вывод горожан из Козельска водным путём. Более того, оставленные в тылу внешние стены не могли быть тщательно досмотрены в те мгновения, когда от разведчиков ждали одного ответа -есть ли там русские. И решение атаковать ясно говорит, что монголы не увидели в оставленных стенах никакой угрозы. Но мы вынуждены напомнить, что конструктивно внешние стены были продвинутыми оборонительными сооружениями и были фактически двойными и тройными, составленными из целых срубов, соединённых между собой ходами и стрелковыми полостями, не доступными с боевых площадок. Другими словами, в стене были полости, попасть в которые можно было только с определённых известных защитникам точек. В боевых условиях это повышало устойчивость обороны, ибо при захвате верхних этажей нижние полости продолжали стрельбу, мешая развить успех. 
      В планах Романа Ингваревича в этих полостях могли быть размещены легковоспламеняющиеся материалы, такие как сено и спрятаться запальщики. В нужный момент каждый запальщик быстро пробежит с факелом свой участок и подпалит растопку. По подземным ходам с брандерными зарадами, прорытым ещё для первого штурма, они легко отойдут в цитадель. Занимающийся огонь, даже при его демаскировке дымом, невозможно потушить, ибо полости эти недоступны с боевых стен.     
     Если всё было так, то занятые боем татары "попали" во второй раз. Ибо в первую очередь были подожжены те места, через которые ворвались монголы. Как только огонь разгорелся и охватил весь периметр стен, русские стали отступать к дальней, сохраненной ими части внутреннего города. А там их ждали женщины и дети, усаженные в ладьях. Лодьи стояли в каналах, по две в ширину и ждали только сигнала. Он поступил и ладьи рванулись из узкого канала угловой башни на речной простор. Течение левого притока Другузки ударило в борт и сразу направило лодки на середину Жиздры. 
     Дружно ударили вёсла, просунутые меж высоких щитов, с каждым гребком унося галеру от города, монголов и смерти. А из угловой башни, с интервалом в 10 секунд выплывали всё новые и новые пары лодок. И на каждой из них по 40-50 человек в два ряда гребцов. Чтоб вывезти всё расчётное население Козельска в 5000 человек потребуется всего 50 таких двойных стартов, и всего 10 минут. Занятые боем, а потом огнём, основные монгольские силы были заперты в Козельске на гораздо большее время. Но боевое охранение по обоим берегам Жиздры быстро включилось в погоню. Забыв об охране, они рванулись за лодками, поливая их градом стрел. Но за крепкими бортами и щитами гребцы были в абсолютной безопасности. Кольчуги давали им дополнительную защиту и исключали малейшую случайность. Монгольские стрелы были бесполезны. Но не русские. 
     Отойдя на 2-3 км лодки вдруг замедлили ход, гребцы бросили весла и взялись за свои страшные луки. Те луки, от которых 17 марта в огне и чудовищной давке пали 30 000 татар -по 30 человек на каждого из 1000 начинающих стрелков. Теперь они знали свою силу. И стреляли, стреляли, стреляли.   
     А монголы боевого охранения повскакали на коней, даже не подумав надеть латы. А теперь они об этом жалели, ибо как и 17 марта редкая стрела падала в пустоту. Поражённые всадники сыпались, как горох. Раненые лошади рвались в стороны, натыкались на соседей, сбивая прицел и стрелков.      
     Но главное было впереди. Как только последние лодьи с женщинами и детьми скрылись за поворотом реки из угловой башни Козельска начали опять выходить лодьи, но теперь они резко пересекли Жиздру и врезались в плёс. Из лодок на берег посыпались дружинники и выстроились в фалангу в 100м от реки. Не успели ещё сойти на берег воины последних челнов, как из ворот башни хлынул в реку поток всадников. Это были последние защитники Козельска -остатки конной рати, которую привёл из Коломны Роман Ингваревич, и которую он водил на монголов 17 марта.  
     Теперь они плыли через реку и выходили на занятый дружинниками плацдарм. Сзади давал им защиту полыхающий Козельск, впереди переправу прикрывала пехота. Как только последний всадник вышел из воды и встал в строй, пешая дружина отошла через них к берегу, сена в челны и отчалила. Увидев лавину русской конницы, оставшиеся на берегу монголы бросились в рассыпную. Но железная   русская конная рать даже и не думала их догонять. Развернувшись в известную казакам лаву, она молча пошла вдоль берега вслед ушедшей погоне. Все знали, что за очередным поворотом они увидят свои челны и облепивший берега монгольский тумен. Именно тумен в 10 000 сабель мог стоять отдельным лагерем на другом берегу Жиздры. А теперь большая его часть спустилась к воде на этом полуострове, образованном речной петлёй.
       Как вихрь налетели бронированные русские витязи на зажатый с трёх сторон водой и стрелками в лодьях монгольский тумен. Это была древняя эффективная русская тактика борьбы с кочевниками. Именно так легендарный Святослав разгромил печенегов, пришедших к Киеву в его отсутствие.       
     Русские были совершенно неуязвимы, ибо даже головы и груди коней были прикрыты кольчугами и деревянными плахами. Они шли в последний, самый трудный свой бой, и не гнушались ничем.  Вряд ли их было более тысячи против 10 000 монголов. Но на их стороне была правда и жажда мести, опыт сражений и блестящих побед, неожиданный натиск и стройность рядов, отчаяние прорыва и стрелы гребцов на дрейфующих ладьях. А ещё пешая рать в 2-3 тысячи человек, что обеспечила им плацдарм при переправе, а сейчас подошедшая к берегу и атаковавшая монголов с тыла. Всё было сделано точно по плану гениального полководца. Всё работало, как часы. Сотня за сотней, тысяча за тысячей таял монгольский тумен.,Но время работало против героев. В тылу русских всадников появились и росли с каждой минутой группы татарских стрелков. Это переправились на правый берег боевые охранения с осадного правого берега Жиздры. Всё чаще стали валится с коней поражённые в спину русские витязи. Видя конец, русские шеренги рванулись в последний бой. На последнем отчаянном порыве русские всадники прорвались до берега. Жалкие остатки монгольского тумена смешались с русскими дружинниками в последней рукопашной схватке прямо у воды. Это месиво дерущихся тел мешало стрелять всё пребывающим монгольским стрелкам. Прикрываясь монголами, как щитом, всадники бросали лошадей и отступали к челнам. 
     После такого кровопролитного боя в них было много свободных мест. Нашлось место и для сраженного Романа Ингваревича. Он не раз просил до боя своих бойцов, не раз говорил им задолго до этого дня, что живого или мёртвого они должны погрузить его на челны и уйти. 
     Он твердил им, что если даже уйдут только женщины, старики  и дети, одетые как витязи его дружины, и увезут мой труп, все монголы в жажде мести и решающей битвы последуют за ними хоть на край света, хоть к Последнему морю. Но реально -они уйдут с Руси по Оке назад, откуда пришли. И тогда он может спокойно умереть, ибо исправил роковую ошибку на Лесном Воронеже. Когда вышел из битвы и навёл преследующих его монголов на Русь. Выжил тогда, когда лучше было бы умереть. 
    Так шептал умирающий Спаситель Руси. Последние слова, что сорвались с его губ, касались тех, кого он спас и на этот раз. Скрытно сойдите на берег близ Рязани, и затеряйтесь в лесах  -шептал он. Забудьте само слово Козельск, ибо и через 10, и через 50 лет из-за любого козельца казнят целый город, приютивший его. Помните, Вы -жители Рязани, ушли из неё перед осадой, а теперь скитаетесь, оставшись без крова. И научите так своих детей, и детей их детей, ибо беда пришла на Русь надолго. И не будет давности у нашего подвига, как в глазах татар, так и у нашей Отчизны. Истинно говорю Вам, дети мои, придёт время, когда Русь узнает о Вашем героизме. И время это будет указано самим Господом. И подвиг Ваш ещё спасёт Русь и Мир. 
     Эту последнюю фразу он прошептал уже про себя. Святая душа героя медленно покидала давно замерзшее без движения, израненное тело. А лодка увозила его на восток. Увозила имя, за которым по пятам уходили с Руси монголы. Святой воин будет служить ей даже мёртвым. Даже через 770 лет!
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:20 | Сообщение # 17
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Глава 13.  Козельск жив!  Летопись очевидца. 

      Неисповедимы пути господние. Ещё неделю назад автор похоронил Спасителя Руси. Похоронил только на том основании, что истории неизвестны далее факты сопротивления на территории бывших боевых столкновений с Батыем. Но автор ошибался. 
    Завершив столь сенсационные исследования, автор только тогда (как и всегда), впервые плотно засел за первоисточники.  Сразу стало ясно, что эта маленькая хитрость помогла и сейчас. Летописи были крайне запутанны и противоречивы. На ранней стадии исследования это могло непредсказуемо  изменить ход рассуждений и повлиять на результаты. 
    Теперь, под призмой глубокой теории эти тайны тайн прошедших веков засветились, как подчистки в детских тетрадях. Вместо контр -аргументов они обещали дать новый материал для расширения и подтверждения всей нашей версии. 
     Перед автором лежали Лаврентьевская, Ипатьевская и Тверская летописи, и Повесть о разорении Рязани Батыем. Первые три излагали общие факты с разными акцентами. Многое предстояло ещё объяснить, но в основном они не противоречили себе и нашей теории. Чего нельзя сказать про  последний первоисточник. Он просто диссонансом бил по другим летописям, истории и нашей версии. 
     Прежде всего, Повесть о разорении Рязани содержала много исторических неточностей и  сомнительных фактов, которые и позволили учёным сделать выводы о неисторическом, литературном характере этого документа и его поздней датировке. Так академик Лихачёв относил её более к былинному эпосу, датируя началом 16 века -временем написания самой ранней из дошедших до нас рукописей. В качестве аргументов в пользу такого подхода он выделял явные исторические ошибки, утверждавшие о смерти Великого князя рязанского Юрия Ингоревича и Олега Красного в битве на Воронеже, ошибки в отчествах основных исторических лиц Рязанского княжества той эпохи. Он, как и большинство современных историков не признают и существование указанного в Сказании князя Ингвара Ингваревича, возродившего Рязань после нашествия. К выводам о былинном характере Повести толкало исследователей и описание единоборства Евпатия Коловрата с сыном тестя Батыя Хостоврулом, носившем следы явно былинного боя богатырей.  
      Все эти нестыковки, ошибки и сомнительные факты тоже бросились в глаза автору этой работы. Но в отличии от всей армии историков, которые занимались этим произведением, автор увидел в этом документе участие действительного очевидца трагических событий. 
    На эту догадку его натолкнуло наличие в Повести фактов о расположении татар до вторжения, не указанных ни в одной из других летописей, описание ханских и рязанских послов, микро-хронология событий,  а, также, практически детальное описание первого боя русских с татарами на Воронеже.
     Самое беглое изучение приведённых фактов дало сенсационные открытия. 
     Во-первых, автору удалось идентифицировать местонахождение указанного в этом документе и неизвестного истории единственного русского форпоста, захваченного татарами до ультиматума (27 ноября 1236г). С большой долей вероятности легендарная Нуза находилась на реке Мокша, в устье ее притока Цны, На это предположение натолкнуло единственное на Рязани, близкое по транскрипции, географическое название близлежащего притока Мокши р.Узревы и ее притока -Нузревы. Видимо, в местном диалекте хазарской эпохи это название верхней и нижней реки. А Нуза -это укоренившееся местное название устья, низовья реки. Как форпост, Нуза имела бы огромное значение как раз в устье (низовье) реки Цна -которая в верховьях отделена от р. Воронеж и всей Донской водной сети всего 4км волока.  
     Но если Нуза была именно в этом месте -весь привычный взгляд на события той чёрной зимы, на отказ в помощи Великого князя Владимирского и роль Рязанцев полностью меняются. Более чем очевидно, что послав ультиматум из этой Нузы, Батый угрожал сразу и в равной степени не только Рязанскому, но и Владимиро-Суздальскому княжеству. Ибо по Мокше от Нузы до Оки -всего 50км. А далее -самый прямой путь из Рязани во Владимир -по реке Гусь, Колль (прямая, как кол) и Судогде -всего от Нузы -350 км или 2 дня пути для конного войска.  Более того, выйдя Оку, монголы отрезали эти два княжества друг от друга. Заняв позицию на кратчайшей дороге, соединяющей Рязань и Владимир, татары не допускали соединения их войск ни на этом пути, ибо разбили бы дружины по частям, ни в другом месте, как месяцем спустя это было в Коломне, ибо по кратчайшей дороге могли напасть на оставленные без войск города 
     Представьте, рязанского посла, сообщившего Юрию Всеволодовичу о монголах, неделю назад стоящих в 2-х днях  пути от стольного Владимира, а, сейчас, может быть вообще, уже у его ворот. Если выдвинуться навстречу монголам по этому пути, значит встретиться с ними без рязанцев. Если идти на помощь Рязани другим путём, значит оголить столицу, куда татары пройдут напрямки гораздо раньше (как это было на свежей памяти владимировцев, при отце Юрия -Всеволоде Большое гнездо, когда он с войском пошёл к Москве, а в это время Ростиславовичи напали и разорили Владимир с другой стороны *).
 . Да и вообще в этой обстановке княжество было не готово к войне, ибо без сбора дружин зависимых князей Владимир был для татар пустым местом. А на сбор надо не два дня, за которые татары могут осадить город (Вспомним что не только под Коломну, а даже за месяц стояния на реке Сити туда не подошли дружины многих княжеств). Прибавьте к этому отсутствие брата Юрия -князя переславского новогородского и киевского Ярослава Всеволодовича с самой сильной Переславской дружиной, по численности равной всем объединённым русским войскам под Коломной. Ведь по версии истории он был в то время в Киеве (хотя историю потом написал он сам). Прибавьте к этому цейтнот во времени, панику и огромный риск при любом решении. По совокупности причин лучшим решением Владимира -было сохранить мир, пусть даже ценой временной потери Рязанского княжества. Очень вероятно, что именно Владимирский сузерен сам дал дары, которые рязанцы потом понесли Батыю. Это было очень понятное и правильное его участие в конфликте, вместо невозможной военной помощи.  
    Вместе с тем, умный государь не мог не предпринять мер по подготовке к силовому решению конфликта. Более чем вероятно, им был выработан, совместно с рязанцами план, по которому они должны были затеять переговоры и выиграть время на мобилизацию сил. Видимо узнав от татарских послов о ставке Батыя на далеком Воронеже, было принято решение идти именно к нему. Более того, чтобы остановить татар, вышедших к Оке, рязанское посольство должно было пройти через занятую татарами Нузу, известив их о перемирии и своей миссии к Батыю. Проходя по реке, занятой татарами, посольство рязанцев к Батыю выполняло и функцию разведки. Именно оно установило расположение стойбищ ставки Батыя за рекой Воронеж. Именно для передачи этой важнейшей информации и был тайно отправлен оставшийся в живых гонец. И гонец этот возвращался в Рязань уже другим путём -по замёрзшему притоку Воронежа -реке Лесной Воронеж. Этот путь был прямой дорогой в Рязань из половецких степей (недаром у его истоков до сих пор стоит село Большая Дорога) и был надёжно перекрыт русскими аванпостами -Мезинцем -в верховьях и Замком Воронеж -в устье реки Лесной воронеж при впадении его в Воронеж. Кстати, легендарный замок Воронеж, южнее которого была ставка Батыя, не имел ничего общего как с современным городом Воронеж,  так и с замком, как привычной нам крепостью феодала. Замок Воронеж -это форпост, "замыкавший" путь по Лесному Воронежу в глубь рязанских земель. Предположительно он располагался недалеко от устья Лесного Воронежа в 2 км ниже современного города Мичуринск. Именно здесь, на окружённом водой острове (кстати  -в форме амбарного замка), на крутом утёсе и был этот главный форпост Рязани в узле рек Воронеж, Лесной Воронеж и (исконно хазарский) Польной (принадлежавший кочевым племенам поля) Воронеж. Именно из этого замка Воронеж не только перекрывался путь в Рязань по реке Лесной Воронеж, но и контролировались ("замыкались") обе другие реки, находящиеся от него в шаговой доступности (до р.Воронеж -10 км, до р.Польной Воронеж -9км.).  Именно сюда, в замок Воронеж, не тронутый ещё татарами, и пришёл тайный гонец от вырезанного рязанского посольства. Именно тут его отогрели и организовали срочную оказию в Рязань. Именно этим, свободным от татар путем по рекам Лесной Воронеж, Хупта, Ранова и Проня прошел гонец до Рязани. Именно этим путём тайно спустились к ставке Батыя рязанские полки для первого боя с монголами. И случилось это 13 декабря.
    Как бы там ни было, на деле это была первая реальная попытка отвести направление удара татар от Владимира. Вторая попытка -это запланированный (и возможно заранее оговорённый Юрием Всеволодовичем и Романом Ингваревичем) отход рязанских дружин к Коломне. Третьей попыткой вернуть Батыя с пути во Владимир на Оку, к Коломне был легендарный поход Евпатия Коловрата. Именно в погоне за ним Батый развернул свою армию, как говорит летопись, от Суздальской земли назад на Оку. В походе за мятежным русским эмиром Урманом (Романом Ингваревичем), пославшим Евпатия Коловрата "попотчевать Батыя" татары вернулись на Оку искать город Уке, т.е. город на Оке, где их ждал Роман Ингваревич с соединёнными русскими дружинами и владимирским войском. 
     Последней же, четвёртой попыткой спасти Владимир был отход русских дружин из боя под Коломной на юг в Козельск. Нет, не была эта, вполне чёткая, череда событий -чистой случайностью. 
     Второе, что привлекло внимание автора, это детальное описание в документе боя на Воронеже. По этим фактам восстановлен не только сам ход битвы, но и найдены объяснения наличия в описании явных исторических ошибок. Так по заявлениям летописи о многократном прохождении русскими полками татарских полков насквозь автор утверждает, что было именно 5 таких сквозных проходов, результатом которых было полное уничтожение атакованных монгольских соединений, зажатых в нешироком русле Лесного Воронежа. Первое -при первом столкновении с основными силами татар. Второе -при попытке прорваться из неминуемого окружения к месту подготовленной засады. (Именно здесь погиб один из князей, прикрывая этот отход. По версии летописи им был брат рязанского князя -Давыд Игоревич, князь Муромский. Именно благодаря ему русские смогли оторваться от татар в первый раз, подойти к месту засады, поменять, как говорит очевидец, коней (на коней спешившейся засады) и держать речь перед друзьями. Кстати,  ссылка в летописи на эту речь говорит о том, что её диктовал не простой участник, а близкий к кругу Великого князя. Третий проход сквозь татарские полки был основным. Засадный полк на речной петле отрезал от основных сил не менее 5-7 тысяч татар. Рязанцы стали крушить и молоть их, как жернова. Но напор колонны основных сил монголов был так силён, что заслон стал отходить от места своего выхода к реке. Теперь он уже не мог отойти по прежнему своему пути. Зато татары устремились по просеке на другую сторону коварной речной петли и ударили русским в тыл. Именно тогда князь Роман Ингваревич обернул часть дружины и встретил прорвавшихся в тыл татар. Это был четвёртый проход русских сквозь монгольские полки. Зная о прорыве Романа Ингваревича, можно говорить о полном уничтожении и этого соединения татар. Но монголы лились по просеке засадного полка, как река. Сразу следом за победным русским полком Романа Ингваревича пробитая им брешь тут же была перекрыта тысячами новых монголов. Именно отсюда в летопись вошла легендарная фраза, что один на Воронеже бился с тысячью, а два -с тьмою.
       Дружина Романа Ингваревича, атаковавшая вышедших в тыл монголов, сама была атакована во фланг и тыл, и отрезана от главных сил. С монголами за плечами, дружина не могла ни остановиться, ни развернуться, ни перегруппироваться для новой атаки. При малейшей задержке  татары просто бы смяли её. Прорвавшись, они могли только уходить по реке. И тут случился момент, который и ввёл в заблуждение Романа Ингваревича и всю нашу историю. По чёткому представлению нашего героя выжить в оставшемся котле никто не мог, ибо с каждым шагом отступления всё большее количество татар выливалось по просеке в реку и разделяло его дружину с основными силами. Прорваться через них было невозможно. Именно поэтому будущий автор Сказания о разграблении Рязани (а это был именно он) заявил о смерти Юрия Игоревича в этом бою. Не знал он о сохранении жизни в плену и Олегу Красному, который появился в Рязани только 14 лет спустя. после смерти Спасителя Руси. Он  не мог знать, что сразу после его прорыва на прорыв пошли все остатки рязанской дружины под прикрытием героически погибшего заслона. Это был последний пятый проход русских сквозь полк  татар. И их было значительно больше, чем перед Романом, но теперь они сами были атакованы в тыл и бежали, не имея возможности даже остановиться. И этот прорыв возглавил сам Великий князь -Юрий Игоревич. Следом за Романом он  прошёл до Рязани тем же путём. Парадокс, но не Роман Ингваревич, а Юрий Игоревич навел монголов на Рязань. Вина, которая мучила героя всю эту страшную зиму -оказалась чужая. 
      Особого внимания заслуживает смешение отчеств рязанских князей. И прежде всего Игоревичей на Ингоревичей, близких к Игнваревичам. Ну, во-первых, Игорь и Ингварь -вообще одно и то же имя (см. "100 русских имён"Л.С.Конева, Мн.Харвест, 2004г). Во-вторых, путаница в отчествах рязанских князей в данном документе -не результат незнания истины, а упрощение доказательств прав нового  князя рязанского на рязанский трон. Ибо летопись эта, как правильно предполагает В.Л. Комарович, была инициирована взошедшим на престол князем Ингваром Ингоревичем, потому как летописи тогда были единственным источником генеалогии. К тому же законные права Ингваревичей на рязанский престол были действительно сложны в то время,  ибо всего за 2 года до монголов умирает на троне их отец -Ингвар Игоревич, но престол переходит не к сыновьям, а к его брату -Юрию Игоревичу. К тому же, Игоревичи были в опале у Всеволода Великого (два из трёх живых братьев находились много лет у него в темнице) и утвердились в Рязани только при его приемнике -Юрие. Борьба между пятью Глебовичами раздирала княжество вплоть до подлого убийства 6-ти рязанских князей двумя братьями -Глебом и Константином Владимировичами в 1217г. Лишь после убийства одних и лишения за это княжеств других претендентов два оставшихся в живых Игоревича надёжно взяли Рязань.  
    И здесь созревает новый большой вопрос, ответ на который можно теперь получить. Кем же был до войны Спаситель Руси, чем владел до Батыя. Ни одна их дошедших до нас летописей не даёт никаких прямых сведений об этом. Некоторые историки считают его князем Коломенским (например Энциклопедия Брокгауза и Ефрона) на том, наверное, основании что после Воронежа он отошёл к Коломне, некоторые -князем муромским (см. статью на официальном сайте Нижнего Новгорода). Большинство же историков называет Романа Ингваревича рязанским князем, как одного из многочисленных Глебовичей и их отпрысков. В лучшем же случае эти авторы имеют ввиду совместное владение Рязанью князем Юрием Игоревичем и его племянниками Ингваревичами. Это мнение утвердилось потому, что летопись "О разграблении Рязани Батыем", являясь единственным источником таких сведений, однозначно распределила все основные города рязанского княжества между конкретными лицами той эпохи, не оставляя места для Романа Ингваревича. Так в Муроме, со слов летописи,  княжил брат Юрия -Давид Ингоревич, в Коломне -брат Глеб Ингоревич, в Пронске -Всеволод (похоже тоже Ингоревич, ибо именно к брату Константину Всеволодовичу, якобы и ездил в Чернигов на всё время войны вымышленный Ингвар Ингоревич. И ездил, именно как к брату).
      Чтобы подступиться к вопросу о действительной вотчине Романа Ингваревича, надо проверить эти сведения.. Однозначно и сразу можно сказать, что они не только не точны, а абсолютно лживы. Ибо на момент войны из всех живых Игоревичей остался только один брат -Юрий. Т.е если и были на трёх остальных городах близкие по созвучию Инваревичи, то они были не братьями Великому князю, как утверждает летопись, а племянниками. Кроме этого можно однозначно отрицать и муромского князя Давида, ибо Давид в Муроме действительно был, но он был вообще не родственник даже Глебовичам, не то что Игоревичам. Этот Давид был сыном Юрия Владимировича -внука Ярослава Святославовича. И этот Давид Юрьевич умер за 10 лет до нашествия татар. Более того, Муром уже при конфликте 1207г признавался законной вотчиной Давида даже самыми склочными из рязанских князей -Олегом, Глебом и Изяславом Владимировичами (см.Летопись Переславля Суздальского, и Соловьева). Поэтому поставить туда Романа Ингваревича рязанские князья не могли. Единственная возможность притязаний на Муром была бы в случае, если бы муромский князь был бы соучастником убийства рязанских князей в 1217г, но этого не было, ибо Давид правил в Муроме впоть до 1228г.  Значит Муром не мог быть вотчиной Романа Ингваревича до Батыя.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:21 | Сообщение # 18
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Остаётся всего два города -Пронск и Коломна. Из них надо сразу исключить Пронск до 1235г, ибо там (слышите историки) с 1217 по 1235г однозначно княжил Юрий Игоревич, т.к. в 1217г вместе с рязанским великим князем Романом Игоревичем был убит и князь Пронский  -Михаил Всеволодович.  Т.е. с из смертью "освободилось" сразу два первых города рязанского княжества. А из двух старших Игоревичей после убитого брата Романа -один -Ингвар Игоревич встал на Рязань, а второй, по праву, должен был сесть в Пронске, как первый после Ингвара претендент на Рязань. И лишь после смерти Ингвара Игоревича в 1235г Юрий перешёл с Пронска в Рязань. Эти железные доводы подтверждаются и тем фактом, что семья Юрия даже при его походе на Батыя осталась на своей родине в Пронске (и это -несмотря на то, что Пронск был на полпути ближе к Воронежу. Именно там и был казнён Юрий, обманом выманенный Батыем из Рязани и приведённый к Пронску для выманивания из него его жены.
    Итак, до 1235г в Пронске был Юрий Игоревич. Но кто был там после него, в течение 2 лет до татар Ибо со смертью Ингвара Игоревича освободился не только рязанский престол, но и Пронск, откуда переходил в Рязань Юрий Игоревич. Учитывая, что Юрий сменил брата в обход его законных детей -Романа и Олега, они и только они должны были встать на Пронск. Но кто -Роман и Олег. Мы знаем, что Роман со своей дружиной, выйдя из битвы под Воронежем прошёл мимо Пронска в Коломну. Мог ли он оставить без защиты свой город, самый ближний к Батыю. Мог ли увести городскую дружину, у которой в Пронске остались семьи. Нет, не мог. Значит на Пронск вступил Олег Красный. И факты подтверждают этот вывод, ибо Николновская (?) летопись приводит тот факт, что израненного под Воронежем Олега его дружина отвезла в Пронск и осталась там сама, т.к. к Пронску сразу за ними по пятам  пришли монголы. (Кстати, осада Пронска, в этой связи, была не менее продолжительной, чем осада Рязани, ибо началась на день ранее, а кончилась позже). И именно в Пронске, а не в Коломне, как считают некоторые историки (см. Словарь Брокгауза и Ефрона), был захвачен в плен Олег, ибо Пронск был полностью изолирован татарами сразу, как захлопнулись за Олегом его врата. Да и раны Олега не позволяли ему даже пытаться выйти из осаждённого города. Тем более идти в Коломну, о которой не знал никто, кроме Романа Ингваревича. Да и искать тело Олега вымышленный Ингвар Ингоревич (Роман Ингваревич), как говорит летопись,  после войны стал искать не где-нибуть, а в Пронске.  Значит на Пронске с 1235 по 1237гг однозначно был Олег Ингваревич. 
     Итак, остаётся только один большой город рязанского княжества, на который Юрий Игоревич только и  мог посадить второго великого княжича -Романа Ингваревича. И этим градом была Коломна. Именно туда и вывел Роман Ингваревич свою дружину, ибо он шёл защищать свой город и возвращал ему его дружину. Но тут возникают два вопроса. Была ли Коломна вообще в составе Рязанского Княжества и как быть с летописным Глебом Ингоревичем, якобы князем Коломенским. Да, есть такая буква, но не в этом слове. Был в Коломне князь Глеб и даже не один. Сразу два Глеба княжили один за другим. До 1207г там был Глеб Святославович, сын князя Черниговского, но его Всеволод Большое гнездо посадил в темницу и отдал Отцу много лет спустя. Второй же Глеб, сын Владимира и был как раз тем, кто оговорил рязанских князей перед Всеволодом Великим и был с ним в этом походе. Как говорят все летописи, в этом походе Всеволод ставил на рязанские города своих пасадников. Пронск он отдал второму брату -Олегу Владимировичу (который через год отобрал и возвратил Михаилу Всеволодовичу). Рязань удержал Роман Игоревич (дядя Романа Ингваревича). Поэтому Глебу могла достаться только Коломна. Но в 1217 году именно этот Глеб Владимирович был организатором второй подлости против рязанского княжества -убийстве на своём пиру 6-ти рязанских князей. После этого он был изгнан с рязанской земли и освободил Коломну для рода Игоревичей. Вопрос только один - когда Роман Ингваревич встал на Коломну -в 1235 году, со смертью отца или ранее. Не был ли он слишком молод для этого 18 лет назад в 1217г. Ведь его отец, Ингвар Игоревич вместе с Юрием Игоревичем были в плену у Всеволода более 5 лет -с 1207 по 1212г. Успел ли он родить сыновей до плена. Если нет, то Роману Ингваревичу к войне с Батыем 1237г было не более 25 лет. Если успел, то  в 1217г на Коломну он мог заступить когда ему было не менее 10 лет, т.е. возраст, вполне адекватный   для княжения в те времена, тем более в неординарных условиях массового убийства князей и борьбы за города. Если это так, то к войне с Батыем ему было не менее 30 лет, что тоже говорит за это, ибо в  войне Роман Ингваревич был уже не только самостоятельным полководцем, но и зрелым политиком. Факт раннего и длительного княжения косвенно объясняет и его незаурядные способности, которые могли развиться при этом. По причине длительного княжения в Коломне, ставшей для него вотчиной, он не перешёл в 1235г в Пронск, уступив его малоземельному брату Олегу, долго  сидевшему на более мелких городах. Ибо только так можно объяснить посадку во  втором городе княжества Пронске более молодого (Красного -значит Красивого, молодого) и менее талантливого Олега, на 6 лет пережившего Романа. 
      Итак, знайте, россияне, спаситель Руси по рождению был Великим княжичем Рязанским, но до Батыя 20 лет был князем Коломенским.  Это один из главных выводов всей работы над летописью.
      Попутно уменьшим для истории число сыновей Ингвара Игоревича, убрав Всеволода, Давыда и Глеба, которые упоминаются только в этой летописи и факт существования которых мы опровергли. 
     Но тут возникает другой вопрос. Зачем Роману Ингваревичу потребовалось заменять реальных князей на вымышленные. но действительно существовавшие. Зачем автор летописи демонстративно "убивает" этих вымышленных князей и по многу раз повторяет об этом. В случае с Коломной это понятно, ибо она была до войны вотчиной Романа и там его мог опознать каждый.  И князь Глеб действительно был в Коломне и даже не один, так что его имя должны там знать. Но главное, князь Коломны, по летописи, гарантированно убит на Воронеже, и его новоиспечёный брат Ингвар опознал его труп и захоронил вместе с Юрием Игоревичем. Т.е. нет человека -нет проблемы. Чего ворошить. Тем более для несведущих в столь сложной генеалогии иноязычных татар, которые даже выговорить имя Роман не могли иначе, как эмир Урман. Всё это подтверждает продуманную систему легализации Романа Ингваревича, как князя рязанского после войны. 
      Но это всё по Коломне, вотчине Романа. Однако, этот же принцип в точности повторён ещё на Муроме и Пронске. Кого хотел скрыть автор этими трансформациями. Неужто во всех своих великих баталиях он был не один. Этот сенсационный вопрос две недели мучил автора уже после того, как статья была передана в печать. И вот отгадка -всего одна, самая последняя строчка этой эпохальной летописи. "А кир Михайло Всеволодовича Пронского[40] посади на отца своего отчине". Стоп. Вот второй человек, который вернулся на Рязанскую землю вместе с новым рязанским князем и автором этой летописи. И он был тоже не в ладах с монголами, ибо скрывал от них своё настоящее имя под именем Михаила Всеволодовича, убитого за 20 лет до этого. А ссора с татарами могла быть только в одном -участие в боевых действиях против них. Но все главные участники боевых действий рязанцев против Батыя были либо убиты или пленены, как Олег, либо пришли вместе с Романом Ингваревичем, пройдя с ним весь его длинный боевой путь. Так кем в действительности был человек, которого князь Ингвар поставил на Пронск. Ответ на этот детективный вопрос лежит в всё в тех же двух городах, которые по примеру Коломны "сшельмовал" автор. Вернее, уже в одном городе, ибо шельмование Пронска в летописи теперь понятно -оно скрывало истину с родословной человека, которого Ингвар (Роман) Ингоревич поставил на Пронск. Остаётся один Муром. Именно Давыда муромского автор летописи многократно и гарантированно "убивает" на Воронеже. Значит, с Романом Ингваревичем     вернулся в Рязань князь Муромский. Но он же был участником и самой первой битвы на Воронеже, а, значит прошёл с Романом весь путь через Коломну и Козельск. Это сенсация. И она подтверждается другим путём. Более того, она объясняет неудобства нашего последнего открытия о Романе -как князе Коломенском. Дело в том, что ранее, как Вы видели в прежних главах, Роман Инваревич был у автора князем рязанским, руководил на Воронеже рязанской дружиной, которую и вывел мимо Рязани к Коломне. Тогда этот поступок говорил о высоком политическом мышлении этого князя, который на гране фола лишил свой город его дружины для объединения сил всей Руси. Это был неотразимый аргумент для Великого князя Владимирского, решивший судьбу их союза. Теперь же, когда Роман Ингваревич был князем Коломенским и привёл в Коломну только остатки своей дружины этот козырь терялся. А этого не могло быть. Но если в Коломне не было ни рязанской дружины, которой в битве на  Воронеже должен был руководить не Роман, а Юрий (и которая вслед за Романом отошла с Юрием в свою Рязань), ни пронской дружины, которая затворилась с раненым Олегом Красным в Пронске, значит, к Коломне, кроме коломенского полка могла прибыть только дружина одного города -Мурома. Более того, этот вывод объясняет и тот факт, что высланная из Коломны дружина Евпатия Коловрата всё же не успела в Рязань. Ибо она была не рязанской дружиной, а муромской. И торопилась не в Рязань, а пошла в догонку за Батыем, пошедшем после Рязани во Владимир не через Коломну, а вниз по Оке через их родной Муром. Значит, не только стольный, но чуждый Рязани Владимир спасал под Коломной Роман Ингваревич. Этот манёвр отвлекал Батыя и от города, чью дружину он увлек к своей Коломне. Именно это и предложил Спаситель Руси муромскому князю, когда они вместе вырвались из окружения на Воронеже и вышли к Оке. Именно здесь перед ними встал вечный вопрос -"Что делать", ибо Муром был в одной стороне, а Коломна в другой. Прямой путь в Муром по Оке был закрыт татарами, вышедшими на Оку по Мокше от сожжёной Нузы. Оставалось идти в Муром только через Коломну (т.е. так же, как муромская дружина и пришла из Мурома на помощь Рязани). Но главное - если они расстаются и каждый идёт к своему городу (как это сделали 2-мя часами спустя рязанский и пронский князья), значит надо расстаться и с мыслью о совместном отпоре Батыю и каждый уже обречён.  Если идут в чей-то один город, то другой город остаётся без защиты. Но у этого города появляется шанс, если Батый не пойдёт в пустой город, а последует за отошедшим войском. И этот шанс возрастёт, если Батый узнает, что в эту точку соберётся и вся Владимирская Рать. Когда это стало ясно, тогда отпала и дилема -к какому из двух городов отступать, ибо надо было отступать туда, куда пожелал бы двинуть свои войска стольный Владимир. А он без рассуждений меж двух городов выберет Коломну, ибо она прикрывает путь в глубь Руси -владимирские города Москву, Тверь, Торжок. Да и второй путь в сам Владимир -по Москве реке и Клязьме. Одно но, Батый должен пойти в этот город. Иначе -конец и Мурому, и Владимиру, и Коломне, ибо Владимир спешно отзовёт от неё свои войска. 
      А Батый взял, да и пошёл на Владимир через Муром. Вот тогда то,  для спасения своего родного Мурома, да и всех трёх городов и перспективы единого отпора татарам, вслед за Батыем и вышла муромская дружина под начальством Евпатия Коловрата. Знайте, жители Мурома -вечная слава дружины этого легендарного героя, помноженная на открытую нами политическую роль этого похода для всей Руси, добыта Вашими прадедами.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:22 | Сообщение # 19
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Но тут возникает другой вопрос - почему муромский князь не пошёл со своей дружиной выручать свой город. Почему дружина Евпатия Коловрата погибла, а её князь остался жить. Не спешите судить, потому как задержался Юрий Давыдович в Коломне не надолго и по весьма веской причине. Ибо мы помним, что только из-за его дружины к Коломне всё же решился двинуть войска Великий князь Владимирский. Именно она, а не коломенский полк бросила свой город, чтобы обороняться сообща. Вот и остался князь муромский, вроде бы как за свою дружину. Мол, ушла не совсем, а только чтоб отвлечь Батыя от Мурома (и от Владимира, кстати) и отступая, завлечь его к Коломне. Т.е. всё в силе. Веди сюда, Великий князь, владимирскую рать и не бойся за свой город. И Владимир двинул войска. Вот тут то настал момент, когда можно было муромскому князю и уходить из Коломны, ибо механизм войны был запущен. И он ушёл! Даже не ушёл, а помчался в свой Муром. Но не вслед ушедшей дружине, а другой дорогой -через Владимир, ибо он спешил не сразиться с Батыем, а подготовить свой город к осаде. И решение это было единственно верное, потому как дружина Евпатия Коловрата конечно же ненадолго задержала бы Батыя, если бы не сумела увлечь его за собой в Коломну. Рязань пала, а Муром был от неё всего в двух днях пути, по ровной и широкой зимней Оке. 
    А князь муромский спешил в свой город. Дорога была каждая минута. Автор утверждает, что Юрий Давыдович вёз в Муром уникальный план обороны города и реконструкции его оборонительных сооружений. И план этот был предложен ему никем иным, как гениальным Спасителем Руси -Романом Ингваревичем. Тот план, который впоследствии был претворён в жизнь самим князем Коломенским в легендарном Козельске. Здесь и сейчас автор утверждает, что Муром -вниз по Оке, как и Козельск -вверх по Оке, был заранее выбран Романом Ингваревичем в качестве крепости, куда должна была отходить по Оке русская рать после битвы под Коломной. Отходить, если после прорыва не будет сил дать новый, главный бой этой войны. Если к тому времени не успеет подойти к Оке второе ополчение владимирцев и не ударит в тыл Батыю, преследующему ушедшие из под носа русские полки. Автор утверждает, что оборонительные сооружения Мурома уже через неделю стали такими, какими они уже к этому времени были в Козельске. 
     Итак, дороги муромского князя и Романа Ингваревича разошлись. И встретились они только после войны в разорённой Рязани. Ещё вчера автор не знал этой истины, причислил Юрия Давыдовича к соратникам Спасителя земли русской и готов был закончить рукопись. Лишь одно обстоятельство ему не давало покоя. Маленькая деталь, которую хотелось забыть, но которая разрушала буквально всю работу. Не стыковался приведённый в летописи факт вывоза Ингваром (Романом) Ингоревичем с места битвы на Воронеже тел погибших князей и бояр, с твёрдым убеждением автора о том, что эта битва была на льду реки, и Ингвар Ингваревич -никто иной, как наш Спаситель Руси. Дело в том, что в рамках всей нашей версии этого не могло быть, ибо Роман Ингваревич мог выехать на Воронеж только в середине мая, после прорыва из Козельска. А к этому времени все тела унесла бы река. Но тела были вывезены. А, значит, вывез их либо не Роман Ингваревич, либо битва была не на реке. 
     При угрозе всегда мерещится худшее. Для автора факт вывоза останков не Романом Ингваревичем сразу представился проблемой идентичности Романа и новоиспечённого Ингвара. Ибо если Ингвар  -не Роман, то он мог прибыть в Рязань как раз зимой и вывезти тела. Под впечатлением угрозы всей версии автор не сразу заметил логическую ошибку, сведя всё к невесёлой формуле -либо Роман  -не Ингвар, либо бой не на реке.  Лишь на следующий день логическая брешь была замечена. Мог быть ещё некто, кто был либо важным участником сражения на Воронеже и кровно заинтересован в отдаче последних почестей своим оставленным там соратникам, либо князь или общественность города-участника той битвы, но из числа нетронутых монголами. Ибо только там были живые родственники и возможности ехать зимой за 400 км разыскивать тела своих близких. Из всех городов рязанской земли остался цел только Муром.  Это обрадовало автора, ибо сужало поиск. Именно тут вспомнился князь муромский и встал вопрос -Мог ли он не остаться в Коломне с Романом Ингваревичем, а уйти в свой Муром. Если мог (а мы видели, что так и было) , то именно он и организовал поиск и вывоз тел этой чёрной зимой. Ибо из всех важных участников той первой битвы с татарами в живых (и на свободе) остались только он да Роман Ингваревич. И на душе у обоих до смерти висела вина за оставленных в бою товарищей. Автор не сомневается, что они поклялись друг другу, в том, что тот, кто останется в живых -разыщет и захоронит их останки . После слухов о поражении под Коломной и угрозы смыть тела весной, Юрий Давыдович решился исполнить последний свой долг перед погибшими и Романом Ингваревичем. Только он теперь знал место битвы, только он имел стимул и возможности снарядить обоз в долгий, нелёгкий путь.  Но в Пронск он не зашёл, хотя он был практически по пути, ибо тогда он там нашёл бы и легко опознал казнённого Юрия Игоревича. Естественно, на Воронеже муромский князь не нашёл тела Юрия и стал искать среди обезглавленных тел. Найдя подходящее, он захоронил как Великого князя. Но видно по слухам к лету стало известно, что Юрий был в Рязани при осаде (а, значит, найденное и похороненное тело с Воронежа -не его), уведён татарами в его отчий Пронск и там казнён. Идти же в Пронск муромскому князю было незачем, ибо там не было погибших муромчан. В Пронск же, действительно, ходил сам Роман Ингваревич уже в мае, ибо только в тепле голова жены Юрия Игоревича могла измениться так, что Роман (Ингвар) Ингоревич принял её за голову брата Олега. нёс и целовал её до Рязани. 
    Установленный нами факт возвращения в Муром Юрия Давыдовича объясняет и смысл искажения имени фиктивно "убитого" летописью князя муромского с Юрия Давыдовича на имя его Отца -Давыда Юрьевича. Ибо, подобно Роману Ингваревичу он "засветился" у себя на родине уже после Воронежа.  И не "убивать" князя муромского, как и коломенского было нельзя, ибо для монголов они бы вечно  оставались в розыске и были бы первыми подозреваемыми при проверке личности новоиспечённых Ингвара Ингваревича, севшего в Рязани и Михаила Всеволодовича, поставленного им на Пронск.  А первая же очная ставка этих новых исторических персонажей с любым жителем этих княжеств сразу выявила бы их полную идентичность с их бывшим господином. Именно поэтому лгала летопись. Ибо это была не летопись, в прямом её смысле, а скорее "ксива" новых князей для монголов. 
     Так помните ж, граждане великой России имя вечного князя Мурома и соратника Спасителя Руси  -его имя Юрий Давыдович, князь муромский. Он не погиб под Воронежем, а вышел к Коломне вместе с Романом Ингваревичем. Это благодаря только его дружине Владимирское княжество  всё же вступило в войну. Это его личная дружина покрыла себя вечной славой под руководством Евпатия Коловрата. И это он был посажен Романом Ингоревичем в Пронске под именем Михаил Всеволодович. 
    И не лгала летопись, когда сообщила, что он сел на престол своего отца, ибо Давид Юрьевич, отец Юрия Давыдовича, князь муромский, действительно в 1207 -1208г  был ещё и князем Пронским по воле Великого Всеволода Владимирского, сузерена Рязани. А в Муроме после фиктивной смерти Юрия Давыдовича с 1237 по 1248 год правил его сын Ярослав Юрьевич. Только при нём, в следующем 1239 году татары добрались до Мурома.  Роман Ингваревич исполнил своё обещание перед соратником и отвёл от Мурома татар на целый год. 
    Стоп, ещё одна мысль. Если  в Муром монголы попали только год спустя, то, значит, преследуемый монголами Роман Ингваревич после Рязани не дошёл до Мурома, а свернул с Оки и повёл за собой Батыя вверх по Проне или Мокше, т.е. тем же путём, по которому татары пришли на Русь.     
    Примечателен в сказании о разграблении Рязани и такой факт, что Ингвар (Роман) Ингоревич захоронил обоих несуществующих князей Давида Муромского (прототипа живого Юрия Давыдовича) и Глеба Коломенского (прототипа самого Романа Ингваревича) в одной могиле с Юрием Игоревичем. Это -показательно и говорит о правильности нашего вывода. Вне нашей версии -это полный абсурд, даже если учесть что в этой могиле лежат только их имена. Значит было что то ещё, что заставило Романа Ингваревича так написать . И это нечто объясняется просто. Юрий Давыдович действительно ничего не знал о выходе Юрия Игоревича из окружения и действительно искал на Воронеже его труп. Не найдя его, он предположил (или вспомнил слух) что Великий князь был обезглавлен. И тогда он стал искать труп без головы и нашёл некий похожий вариант в княжеских доспехах. Именно этот труп он и похоронил в Рязани в могиле для Юрия. Потом, как говорит летопись Ингвар (Роман) Ингваревич  пошёл в Пронск за телом своего брата Олега Красного. Но в Поонске Роман Ингваревич (а это был уже именно он, а не Юрий Давыдович) обнаружил части двух тел, в одном из которых он опознал (или выявил по слухам) действительные останки Юрия Игоревича. Останки другого трупа он принял за цель своего похода -Олега Красного. В действительности это были останки казнённой вместе с Юрием его жены. Это говорит о том, что поиск и захоронение трупов происходило не зимой, когда мог и должен был бы возвратиться в Рязань вымышленный Ингвар Ингоревич, а в середине мая, когда туда вернулся из Козельска Роман Ингваревич. Ибо зимой трупы не претерпели бы таких изменений и были бы узнаваемы. Да и сами поиски трупов в 300 км от Рязани, в разных местах, в груде останков были по силам лишь участнику этих событий. Итак, из Пронска Роман Ингваревич привёз порубленные, как пишет летопись части не одного, а двух человек, один из которых был доподлино признан Юрием Игоревичем. Но отделить части его тела от другого, которого Роман Ингваревич считал своим братом Олегом, не представлялось возможным.  Только поэтому их положили в один гроб. Но тогда возник вопрос -кого Роман Ингваревич нашёл на Воронеже и похоронил ранее, думая что хоронит Юрия. И кто сейчас лежит рядом с ним без головы.  Ясно одно -не Юрий, но знатного рода. И вот тогда к нему (в один гроб, как говорит летопись), перезахоронили, пользуясь случаем эксгумации, близкую по их понятиям "некомплектную" голову без своего тела. Даже тогда Роману Ингваревичу было ясно, что в одном гробу лежат два разных человека. Это была, своего рода, "могила неизвестного солдата". Два воина без имени. И новый князь  рязанский со своим соратником -новоиспечённым князем пронским, решили дать им свои прежние титулы -князь коломенский и князь муромский, похоронив в этом гробу свои прежние жизни.  Дать им свои собственные имена было опасно, ибо как монголы, так и многие из своих знали о том, что эти два князя не погибли на Воронеже, а их видели в своих городах уже позже. Роман же Ингваревич вообще был единственным князем, которого только и помнили татары из всех русских князей даже 70 лет спустя (в трудах Рашид ад Дина), как храброго эмира Урмана, вышедшего на Батыя у Коломны -города Уке (на Оке). Который был разбит и умертвлён (для Орды -немедленно казнён, как убийца сына самого Чингисхана) там же на Оке, а никак не на Воронеже. 
      Возвращаясь к открытию Романа Ингваревича, как князя коломенского, стоит сказать, что такой поворот объясняет и его миссию посла Рязани к Великому князю Владимирскому за помощью, ибо при стоянии татар у Нузы близ Оки гонец Рязани мог отправиться во Владимир только через Коломну, по пути известив коломенского князя Романа Ингваревича. Ввиду отсутствия в Рязани у Юрия серьёзного помощника, и исключительного ратного таланта Романа Ингваревича, князь рязанский через гонца, очевидно просил его, как военного лидера княжества, лично выехать во Владимир для убеждения Великого князя и согласования общих ратных планов. Как бы сейчас сказали -не по телефону. Но он не только не остался там, как предполагают некоторые историки, а заехал и в Муром, ибо другой возможности вытащить муромскую дружину, отрезанную монголами от Рязани в районе устья реки Гусь, не было. Именно с муромской дружиной он через Коломну вернулся в Рязань, дабы передать в деталях и лично организовать выработанный, общий с Владимиром, план. Именно на этом долгом обходном пути и сдружились два князя -коломенский и муромский. Да так, что потом и в битву пошли рука об руку, ибо вышли из неё вместе, выполняя одну боевую задачу. Проезжая же мимо своей Коломны, Роман Ингваревич смотрел на неё уже по другому -как на театр будущих боевых действий, как на место намеченной с владимирцами общей битвы. Безусловно, уже тогда он отправил гонцов в оба ближайших от Коломны города (в Москву -по Москве реке, и в Козельск -по Оке и Жиздре с приказом Великого князя Владимирского собирать войска и готовиться к общей войне. Не исключено, что уже тогда Роман Ингваревич просил Москву и Козельск подготовиться к приёму больших масс отходящей русской рати и совершенствовать для этого их оборонительные сооружения.  
      Что же касается смены имени Спасителем Руси, то это -совершенно необходимая мера, ибо ярлык на княжение надо было получать в организовавшейся в 1243 году Золотой Орде. А там ещё долгие десятилетия имя эмира Урмана, убийцы сына самого Чингисхана, как и Козельск, было вне закона. О смене имени косвенно говорит и упоминание в конце летописи второго имени вымышленного Ингвара  Ингоревича -Козьмы по крещению. И это новое второе имя приводится в самом официальном месте летописи, где говорится о занятии им престола своего отца. Показательно то, что вымышленное имя Ингвара в этом месте вообще заменено фразой "Благоверный, в святом крещении Козьма". Да и само вымышленное имя Ингвар выбрано для себя Романом Ингваревичем не случайно, ибо оно означает "Защитник". Именно защитником всей Русской земли и считал себя князь Роман всю эту тяжкую зиму.  Именно таким защитником он и был. А после монголов -и единственным защитником для женского населения возрождённой им новой Рязани и всех рязанских городов, оставшихся без своих князей. 
    Занесение документом в число погибших на Воронеже Великого князя Юрия Игоревича говорит о том, что летопись писал участник, ушедший сразу на Коломну, минуя Рязань. и не знавший, что князь также вырвался из окружения и возглавил оборону города. Занесение в число погибших брата Романа Игваревича -Олега Красного говорит о написании летописи ранее его возвращения из плена, т.е. до 1252 года -даты смерти самого Романа Ингваревича, трон которого и занял Олег. Другими словами -время написания летописи можно смело датировать периодом между июнем 1237 и 1252 годом. Полное исключение из летописи уважаемого, но ненавистного татарам имени Романа Ингваревича (эмира Урмана), убийце сына самого Чингиз хана, равно как и малейшее упоминание о трагичных для монголов сражений у Коломны и в Козельске, говорит о том, что эта летопись писалась именно для них. 
   Новый князь Рязани, подобно всем родственникам нового Великого князя владимирского Ярослава Всеволодовича, был заявлен летописью, как не участвовавший лично в войне против монголов. Это подтверждает мысль о том, что летопись писалась для Орды по заказу и под редакцией самого князя Владимирского. Именно Ярослав Всеволодович утвердил идею о единых отчествах всех рязанских князей,  ибо она говорила о родственном характере военного союза против татар и непричастности Владимирского княжества к нападению рязанцев на Батыя. 
    Указание же в летописи новоиспечённого Ингвара Ингоревича, как лица, пославшего на помощь Рязани Евпатия Коловрата не только не грозило Роману Ингваревичу, но и поднимало его в глазах монголов. Ибо легендарный Евпатий Коловрат снискал у Батыя уважение и прощение. Более того, эта яркая деталь была для монголов единственной знакомой деталью во всей туманной биографии нового князя Рязани. Да и "честное" признание Ингваром пусть даже такого участия в сопротивлении говорит о его искренности перед монголами, что даёт им основание верить и остальным деталям биографии. 
Всё это в совокупности подтверждает мысль о написание летописи для монголов в оправдание назначения Романа (Ингвара) Ингваревича на княжение в Рязань. Монголы же сами не стремились вспоминать князя Урмана, ибо, как уже отмечалось, по официальной версии в отчётах Батыя он был умертвлен под Коломной, как причастный к смерти сына Чингизхана.   
    И сенсационные выводы наши об оставшемся в живых Романе Ингваревиче более чем вероятны, ибо он мог уйти из той последней битвы под Козельском только раненым и всего с несколькими дружинниками. А на его плечах остались 2-3 тысячи выведенных им из Козельска женщин, детей и стариков, за которых он был в ответе перед их павшими мужьями и братьями. Увидев сожжённую Рязань и мучаясь виной о своей причастности к смерти родного города, Роман Ингваревич не мог не возродить новую Рязань из козельцев, у которых он отнял их город и мужчин. И это двойная вина перед Рязанью и Козельском в его огромном сердце стала двойным обязательством возродить город и оставить ратную жизнь. Тем более, что только через 5 лет монголы всерьёз появились в этих краях. Без сомнений, усилиями Романа Ингваревича эти края стали для них страшным сном. Местом, где ещё бродит гарнизон злого Козельска, побивший 40 000 татар. Местом, куда лучше не соваться с силой, меньшей, чем тогда у Батыя. Страной, которую нельзя покорить, и которую, всякий раз, надо воевать заново. Грозной страной железных урусов, с которыми лучше договориться о самоуправлении и дани с доставкой в Орду, чем вновь воевать и управлять мёртвыми. Русь для татар была тогда, что Чечня для России сейчас. И отпустить -жалко, и держать невозможно. Батый завоевал себе вечный источник проблем. Победа над Русью стала пирровой победой Батыя. В действительности -победителем был не Батый, а Русь. И всё -благодаря одному человеку - Великому воителю и Спасителю земли Русской -князю коломенскому и рязанскому Роману Ингваревичу. 
     Знайте ж потомки рязанские -в Вашей крови течёт кровь побратима -Козельска. Знайте козельцы -Ваш город - град высшей воинской славы. Знай же Отчизна -кости твоих героев лежат меж Оптиной Пустынью и Нижними Присками. Знай же страна -Козельск не умер. Козельск жив! Козельск победил!
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:22 | Сообщение # 20
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Глава 14.  Козельск от Батыя. Галицкий лжесвидетель.

      Полтора месяца минуло с тех пор, как была поставлена точка в этой работе. Но автору не давала покоя ещё одна загадка –кто и при каких обстоятельствах мог оставить для истории единственное свидетельство о деталях подвига Козельска.  Как известно, только Галицкая летопись даёт развёрнутое описание штурма города. Более того, указывает и конкретные численные потери монголов –4000 человек. 
      Проблема в том, что подобная конкретика, в совокупности с отсутствием других подробных письменных свидетельств  осады, заставляет усомниться в правильности всей нашей версии по Козельску. Ибо конкретные 4000 потерь татар –это не наши 34 000. И упрекнуть русского летописца в намеренной попытке сокрыть истину, как мы упрекаем в этом Батыя, нельзя. 
      Более того, летопись, заслуженно претендуя на свидетельства очевидца, указывает совсем иные, чем у нашей версии, итоги штурма. С его слов козельцы погибли все –частично в городе, частью –при вылазке, а жителей вырезали монголы.  
      Сразу заметим, что это уже не так, ибо тогда бы не было очевидца. Спасшееся, по нашей версии, всё гражданское население Козельска знало другую правду. Но оно ушло вниз по Жиздре и Оке, жило компактно в районе новой Рязани, и, под страхом смерти, молчало о причастности к Козельску. 
      Свет на загадку пролил галический свет очевидца. Дело в том, что Галич –вотчина известного воителя и объединителя Галицко-Волынской Руси –Даниила Романовича Галицкого. Известно, что на склоне лет он отошёл от войн и политики, занялся воспоминаниями и диктовал летописи. Именно он был их источником и цензором. Известно также, что он лично был у Батыя за Волгой в 1245 году и получил от него ярлык на княжение. В этот свой приезд он мог от Батыя узнать детали осады города.   
      И к Козельску у Даниила Романовича был особый интерес.
      Во-первых, он был профессиональным полководцем, давним врагом татар (ещё с Калки) и политическим лидером будущей антимонгольской каолиции. Всё что касалось возможностей и тактики борьбы с татарами –было сферой его интереса. 
      Во-вторых, Даниил Галицкий был родственником князя Черниговского Михаила Всеволодовича (родной брат его жены) и приютил его у себя с сыном Ростиславом в 1238-1239г , т.е. сразу после осады Козельска. От них он безусловно и узнал о феноменальной обороне этого черниговского города и оставленном в нём малолетнем князе Василии, скорее всего внучатом племяннике самого Даниила Романовича. В страхе за судьбу родной сестры и племянников перед неизбежным преследованием Черниговских князей, как князей Козельских, Даниил Романович избежал в летописи упоминания имени козельского князя –отца малолетнего княжича Василия.   
      В-третьих, Даниил Романович вёл давнюю междоусобную борьбу с неугомонным черниговским князем, который жаждал власти, несмотря на родственные узы. Более того, он поехал к Батыю сразу после окончательной победы в 1245г над черниговским княжеством в битве с черниговско-венгерским войском Ростислава Михайловича. Для Батыя победитель черниговского князя  был победителем ненавистного Орде и лично Батыю Козельского князя. Кто, как не Батый, знал о том, что большая часть защитников Козельска (скорее всего во главе с князем) прорвалась вниз по Оке и ушла от возмездия. Кто, как не Батый каждый день из прошедших семи лет старался забыть этот кашмар, казнил всех, кто произносил лишь одно слово Козельск. Конечно, для Батыя Даниил Романович сделал своей победой царский подарок. Как соратнику, Батый, на радостях, мог поведать галицкому князю о значении для него этого подарка, невольно раскрыв некоторые детали тайны, которую он 7 лет скрывал от войска и Орды. 
     Итак, мы увидели возможность и большую вероятным источника сведений о Козельске в галицкой летописи в лице самого Батыя. Татарский след стороннего очевидца виден и в описании как самого штурма, так и предшествующих ему событий. Так повествование начинается с осады Козельска и ответа горожан на ультиматум монголов. Более того, всех подробнее описан именно ответ, полученный татарами (Хоть наш князь мал, но все мы умрём за него). Упоминание о собрании горожан на вече и их решении дать бой могло быть простым логичным добавлением автора летописи к татарским сведениям о содержании ответа на ультиматум.  Ибо такое решение затрагивало судьбу всех горожан и могло быть только их общим решением. Сведения о разрушении стен пороками, штурме пролома, завязавшейся на вале схватке и вылазке козельцев были также доступны  татарам. Как и сообщение о расправе над горожанами. Ничего, говорящего о принадлежности очевидца сражения к числу защитников города в летописи нет. В унисон сомнениям. бросается в глаза и отсутствие сведений о результатах штурма вала и вылазки горожан.  Ведь за штурмом первого вала начиналось самое интересное. А нападение на осадные машины, оставленные без защиты при погоне за  лодьями –это только один из начальных моментов вылазки. Но видно большее сообщать ни князю Галицкому, ни в Орду Батый не хотел. В этом начальном моменте последний штурм Козельска очень походил на прочие бесчисленные штурмы городов и не вызывал лишних вопросов. А они Батыю были крайне не нужны. Мало того, что он потерял в первом штурме Козельска ровно четвёртую часть своей армии, мало того, что приобрёл в Орде личных врагов, казнив оставшихся в живых участников осады и выдав за казнённых всех павших при штурме, мало того, что он лично простоял перед городом 7 недель (ведь по свидетельству Рашид ад Дина Козельск был взят в три дня только после подхода двух оставшихся крыльев –Субедея и Бурундая), мало того, что маленькому Козельску с его малым князем удалось переиграть в чистую, и в открытую полководца всех времён и народов со всей его великой армией, да ещё и уйти безнаказанным в полном составе, вывести из под носа целый город … Такого Батый старался не вспоминать даже наедине с собой. Даже в страшных снах. Не то чтобы с русским вассалом. За 7 прошедших после той битвы лет Батый и сам начал верить в свою правду. Поэтому, в беседе с Галицким князем, он заученно изложил всё, что знала Орда о Злом городе с его, Батыя подачи. По ходу он посоветовал князю забыть об услышанном, напомнив о грозящей каре. 
     А Даниил Романович взял, да и сказал. Сказал то, что хотел сказать Руси и миру коварный Батый.
И не казнён, и не наказан. Даже за бунты и смуты против монголов. Напротив, он жил (и писал) долго и счастливо, как единственный свидетель Батыевой победы. 

     Получив от Батыя основу, князь снабдил летопись от себя нехитрыми подробностями. Например, сообщение летописью об отсутствии прямых сведений о судьбе княжича Василия говорит об интересе автора летописи –Даниила Романовича к судьбе своего внучатого племянника. А вот сообщение о возможном его утоплении в крови, представляющееся с первого взгляда литературным гротеском,  могло иметь реальную почву, но также исходить от Батыя. В порыве откровения перед искренним желанием Даниила Романовича узнать о судьбе своего племянника, Батый мог обронить информацию о находке малолетнего ребёнка в красной от крови воде Жиздры при сокрытом им прорыве козельцев из города. Ибо судьба пусть малолетнего, но князя Козельска была на особом контроле у монголов. Не было воина, не знавшего о малолетнем князе. Не доложить по команде о факте его смерти они не могли. А при массовом прорыве из города гражданского населения, одетого в доспехи, смерть детей была не редкостью. Естественно, найдя в кровавой воде одного из них в  военных доспехах, не зная Василия в лицо и не ведая о массовом исходе детей, логично и выгодно было предположить в нём малолетнего князя. Факт его смерти устраивал всех –от оставшихся в живых участников той последней битвы с козельцами (ибо повышал их заслуги в оправдание за гибель половины тумена) до самого Батыя, обязанного доложить в Орду об обязательном умертвлении зачинщика трагедии. 
 
Итак, построенная нами версия о татарском источнике галицкой летописи относительно Козельска вполне объясняет совмещение в ней эффекта стороннего (больше татарского) очевидца,  с точностью официальных татарских потерь (4000 убитых (в последнем и единственном официальном бою)  и 3-х пропавших без вести сынов тёмниковых), а, также, с упоминанием внутреннего татарского Указа о запрете в Орде разговоров на тему Козельска. Эти цифры и детали потерь были официальными в Орде, а, значит, искажёнными от реальных. Но об этом знали единицы. Для всех остальных, в рамках этого же указа, они составляли абсолютную тайну. Поэтому никто, кроме Батыя, не мог разговаривать с Даниилом Галицким в Орде на тему Козельска. Тем более –сообщать ему секретные сведения. Для Батыя же это были не секреты, а созданная им самим дезинформация. Созданная именно для утечки. Ибо только распространённая конкретная дезинформация могла исказить правду. И искажала 770 лет.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:22 | Сообщение # 21
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Глава 15.  Козельск. Артефакты.

     Парадокс, но в канун великого юбилея 770-летия обороны Козельска, ему отказано Калужской областной Думой в выдвижении на звание города воинской славы России. Причина такого кощунства -не доказанность отношения современного города Козельск к легендарному городу монгольской эпохи.
     Масло в огонь невольно подливают археологи, которые с ног сбились в поисках артефактов. Так Олег Пронин, руководитель многолетних научных раскопок в Козельске, даже сам стал склоняться к предположениям о ином Козельске, вероятнее что-то в районе Тихвина. (см. статью Цветкова "Козельск не найден")
Причина одна -отсутствие артефактов, свидетельствующих о большом кровопролитном сражении.
     Закончив столь детальное исследование по Козельску, можно с уверенностью утверждать, что нынешний Козельск -ничто иное, как легендарный город -победитель Батыя.
     Мы обращали внимание читателя, что весь первый период обороны Козельска был умышленно сокрыт Батыем как от своей армии и от правителей Орды, так и от разорённой Руси и истории. 
      Сами спасшиеся Козельцы также хранили тайну причастности к этой кровавой битве до гробовой доски.  Великий полководец Козельска -Роман Ингваревич, стал князем рязанским на целых 14 лет после нашествия только потому, что сменил имя с Романа на Ингвара. Сузерен рязанского княжества -Великий князь Владимирский -Ярослав Всеволодович также старался скрыть от монголов причастность к сопротивлению назначаемых им на города князей. 
    Да и в самой Золотой Орде, появившейся спустя 5 лет после этой зимы ещё долгое время запрещалось обсуждать всё, что касается Козельска, даже произносить само название -Козельск.
     Другими словами -все участники тех сенсационных событий сделали всё, чтобы правда не дошла до потомков.  Стоит ли удивляться, что мы не находим артефактов.
    Но они есть!
    Сам Господь Бог сотворил всё, что связано с этим городом, включая и его тайну. Но он же заложил для нас и ключи к разгадке. Все, кто внимательно следил за ходом этого расследования должны были видеть, что скупые факты летописей были исчерпывающе достаточны для точнейших выводов. 
   Также обстоит дело и с артефактами. 
     Во-первых, название Козельск -не простая случайность. Ибо оно пошло от специфического места расположения города -меж двух левых притоков Жиздры, расходящихся в стороны подобно рогам козла Клютоме и Другузки. Бог знал сомнения будущих исследователей и свёл варианты к минимуму.
    Во-вторых, все артефакты самого кровопролитного первого штурма Козельска 17 марта 1238 года были уничтожены самими Козельцами, ибо наступала оттепель и десятки тысяч трупов татар вмиг могли принести эпидемии. Обгорелые трупы были кремированы, а нетронутые огнём -брошены в разлившуюся Жиздру.
    От этого штурма можно найти в качестве артефактов оружие и защитное снаряжение, которое следует искать в самой реке. Ибо оно не должно было достаться врагу. Маленький нюанс -русло Жиздры могло не раз поменяться с той поры -скорее всего сдвинулось в сторону правого берега под влиянием наносов двух левых притоков. Так что современный Козельск  наехал на прежнее русло и хранит остатки крепости под собой.
    Но есть ещё артефакты, которые должны красноречиво доказать всю версию этого первого штурма. Это радиально расходящиеся от внутреннего града к внешней стене канавы с солидным слоем золы -брандерные ямы Романа Ингваревича. Именно в них был заложен строительный мусор от разобранного города, и именно их поджёг помог внести панику среди татар и раскрыть их для стрел. Для поиска этих ям достаточно сделать продольный шурф параллельно линии стен внутри меж ними. 
    О втором штурме и версии выхода из окружения всех жителей города должен говорить  одетый в бревно канал, выходящий в Жиздру прямо из угловой башни в устье Клютомы, или (что вернее) ров, огибающего первичный город на расстоянии 150-300м от устья Клютомы или Другузки (боковой рукав этих притоков, выходящий в Жиздру). Ширина его должна быть не менее двойной ширины лодьи, т.е. 4-5м и длина не менее двух корпусов лодий -т.е. не менее 30м. Кстати -найдя этот канал можно установить и место, где утопили оружие 30 000 погибших татар.  Учитывая отступление Жиздры от города ввиду песчаных выносов в неё двух притоков, это место уже давно стало сушей. Огромный пласт металла хотя и залегает на значительной глубине, но должен легко обнаруживаться обычным металлоискателем. Канал же из угловой башни к устью Другузки можно обнаружить, произведя ряд последовательных раскопов на её правом берегу от современного её устья и вверх по притоку, параллельно реке Жиздре в 20-25 м друг от друга. Худе обстоит дело со рвом, ибо ров никогда не одевался в бревно. Зато линию рва достаточно отыскать в одном месте и стрельнуть остальной контур параллельно притокам -Клютоме и Другузке. Более того, очень вероятно наличие укреплений по обоим притокам, так что и рвов, выходящих в Жиздру могло быть два. Место между этими рвами и было последним оплотом обороны и местом хранения заготовленных лодок. Это то самое место, где сейчас находится автомобильный мост через Жиздру, но значительно ближе к городу ввиду наступления суши на реку. Все другие внутренние укрепления Козельска были сожжены самими защитниками накануне второго штурма, а внешние стены в момент самого штурма.  
        
    Но главные артефакты надо искать ниже по течению Жиздры -это место последнего боя козельцев и дружины Романа Ингваревича с зажатым в речной излучине туменом охранения татар. Это должен быть обязательно правый берег Жиздры, в речной уключине, вдающейся правым полуостровом в реку на расстоянии не менее 2-3 км от Козельска. Именно там погибли все 4 000 татар и все 3-4 тысячи защитников Козельска с конными ратниками Романа Ингваревича. Очень хотелось верить, что это святое для Руси место навеке застолбил 100 лет спустя Оптий (Макарий), основавший там в 14 веке Оптину пустынь. Но как оказалось при выезде на местность  -это не так, ибо та самая петля лежит чуть ниже по течению - за дачами Оптиной пустыни -напротив села Нижние Приски. От них до пос. Сосенский тянется цепь озёр -стариц, говорящих о прохождении там ранее русла реки. Если старицы  были до монголов, то останки тел надо искать именно там. Именно там растёт реликтовый светящийся мох, который может светиться при избытке в почве фосфора от человеческих останков. Это Божий знак. Ибо -монголам не свойственно было хоронить павших. Тем более копать специальные могилы. Они могли использовать для этого частично высохшие озерца-старицы. Более того, если Батыя ещё могла заботить мысль о сохранении битвы в тайне, то трупы могли быть отвезены от реки и на большое расстояние  (до с. Сосенский с его старицами и реликтовыми мхами -около 9 км от современного русла реки). и даже специально изменить русло Жиздры. 
      Но более вероятным представляется мысль о том, что трупы  просто сбросили в реку прямо на речной петле, где проходил бой, и именно они могли запрудить её и послужить причиной изменения русла Жиздры. Ибо тяжёлые от доспехов тела просто не могли уплыть по течению, как это было с трупами татар в период максимального разлива Жиздры. И расчёты не противоречат этой идее, ибо 8 тысяч убитых русских и монгольских  воинов по 70кг (или 60 литров объёма) каждый -это около 500 кубических метров гидронепроницаемых материалов. При ширине Жиздры в мая около 50-60 метров это будет полноценная плотина во всю ширину реки высотой и шириной в 3 метра. Или в половину реки, но глубиной и шириной до 5 метров. Этого более чем достаточно, чтобы в суженном плотиной остатке русла объем проходящей в единицу времени воды, а, значит, скорость и мощь течения возросли в два раза. Более того, весь поток в этом месте приобретает вектор силы, направленный по касательной к окружности, огибающей препятствие. Другими словами, такая плотина не только увеличивает скорость потока, но и заставляет его подмывать дальний берег. Если в результате подпруживания реки её уровень ещё и поднялся, то она сразу могла выйти из берегов, более всего размывая новое русло в направлении, огибающем плотину. При таком режиме река в короткий срок, буквально в часы  может изменить своё русло. Но тогда прежнее русло реки должно было обмелеть, и трупы, которые ранее уплыли по реке, осели на мелководье. Хочется верить, что именно такие, богатые органическим фосфором старицы  и  могли стать болотами со светящимися "реликтовыми" мхами.  
      И если такая версия верна, то нужная нам речная петля с местом сражения века находится все же на современной Жиздре, и именно там, где сходится с Жиздрой еле заметная линия из озер-стариц. Именно в этом месте штабелями лежат вдоль берега Жиздры все 4 тысячи погибших защитников Козельска, вперемежку с 4 тысячами убитых монголов. Хотя исключать район светящихся мхов тоже нельзя, ибо запруженная там вода могла найти выход гораздо ранее запруды и отклониться в сторону задолго до места битвы. Но вероятность этого варианта намного меньше, поэтому проверить надо сначала место, где старица отходит от Жиздры -правый фланг песчаного плёса напротив с. Нижние Приски. При неудаче -просканировать весь правый берег стариц вплоть до болот с реликтовыми мхами. Нужная нам плотина из тел должна отозваться на металлодетектор, ибо большая часть из них была в доспехах, снимать которые с окоченевших или разложившихся тел, никто бы не стал. Срубать тем более. Так что -за дело, друзья!
      Автор этой работы обращается ко всем заинтересованным специалистам по Козельску, к городам побратимам -Козельску и Рязани, к Русской Православной церкви и настоятелю монастыря Оптина Пустынь за содействием в обретении Россией своих героев, в поиске и освещении их останков.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:23 | Сообщение # 22
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Глава 16.  Козельск найден!  

      Спустя месяц после окончания этой работы автору удалось достать подробные карты местности в районе Козельска. Первое, что бросилось в глаза –это необычная конфигурация реки Жиздры и её левого притока –речки Другузки . В предполагаемом автором месте нахождения древнего городища (месте обнаружения экскаваторщиком человеческих останков) обе реки имели неестественную для себя ширину и изгибы. Спутать было нельзя –оба эти изгиба были рукотворного происхождения и в совокупности составляли ярчайший контур ветвистых рогов барана. Именно эти рога козла виделись любому человеку с высоты деревянных стен древнего Козельска. Именно они, а не как предполагал ранее автор, реки Клютома и Другузка дали название самому городу.
     Но это были внешние формы. А что скрывалось за этими неординарными плодами рук строителей города. Ведь был же смысл в их титанической работе. Наиболее вероятным расположением городища была местность внутри кольца, образованного изгибом речки Другузки. Это был крутой берег и самое ядро города. Но покоя не давал второй «рог» -хорошо видная на военных картах середины 19 века более широкая, чем Другузка, водная гладь Жиздры, отходящая от города  в низменную пойму. Если и выбирать один из двух рогов, то этот последний был вне конкуренции. Неужели и там была вторая часть города,  прикрытая этой второй водной петлёй. Нет, маловероятно. Но зачем то был нужен горожанам этот второй «рог» на Жиздре. Зачем?
    Шли дни. И столь обещающие вначале наблюдения относительно рогов козла так и остались бы не более чем предположением, если б Бог вдруг не открыл автору назначение этих рукотворных рогов. 
     Первой ниточкой к разгадке этой интереснейшей тайны Козельска стал подмеченный факт резкого увеличения ширины притока Другузки с того места, где она подходила к городу. Несудоходная нить маленькой речушки, недалеко от места неестественного  изгиба вокруг предполагаемого древнего городища обозначалась на карте уже как судоходная речка. Это могло быть только в двух случаях -если в черте города реку запрудили или пустили её по обводному каналу, в который превратился ров вокруг древнего городища. О том, что этот изгиб мог быть боковым каналом реки на месте боевого рва –предположения специалистов уже были. Но эти специалисты, просто, никогда сами не делали ничего подобного, ибо не дошли до разгадки. Имея за плечами пятилетний опыт гидротехнических работ (видимо для этого Бог дал спроектировать и сделать 3 озера на двух ручьях), автор сразу предположил, что тут не могло быть как плотины без канала, так и канала без запруды. Так как без запруживания реки не то что обводной канал, но и заполненный водой узкий ров сделать крайне трудно. Ибо сделать ров на любой высоте можно. Но сделать заполненный водой канал, да ещё с серьёзной шириной и глубиной для реального препятствия врагу –без плотины просто невозможно. Без подпруживания реки в таком канале всегда будут мелководные участки вплоть до сухого рва. Сделать глубокий и широкий канал трудно даже для современной карьерной техники в течение нескольких лет работы. 
       С другой стороны -простое запруживание реки без углубления поймы так же невозможно. Ибо для подъёма уровня воды в вернем (дальнем от плотины) участке реки на сколь-нибудь серьёзную глубину эта плотина должна быть колоссальной высоты. Но такая плотина сразу видна неприятелю и будет уничтожена в первый же день осады. Значит, работы по углублению поймы всё же велись. Но проводить такие работы без отвода воды в другое русло -невозможно. Значит, либо пойма Другузки вокруг древнего городища была осушена для её углубления путём пересыпки русла и направления воды напрямую в Жиздру, либо (что, однозначно, более вероятно) современное русло Другузки в виде петли вокруг городища - полностью рукотворный крепостной ров на месте древнего русла реки или естественного понижения почвы вокруг холма. 
      Общее во всех вариантах -одно -современное русло Другузки в виде петли, напоминающей рог козла -рукотворный ров (или цепь углублений), глубина которого над мелководными участками была поднята за счёт запруживания Другузки в её устье при впадении в Жиздру за счёт плотины. Только в этом случае крепость получала устойчивый к разрушению, невиданный до этого водный рубеж.
     Но здесь возникает большая проблема. Ввиду перепада высот на протяжённом участке вокруг городища, подъёма воды в верхней его части можно достичь лишь при большой высоте плотины. Но такая плотина, ввиду перепада уровня воды до и после неё, явно видна врагу и легко разрушаема. Во все времена такую плотину люди защищали одним простым способом – делали другую плотину ниже по течению. И делали её такой высоты, чтобы уровни воды в обоих водохранилищах выровнялись. Если это удавалось, то боевая плотина у крепости скрывалась под водой. Чтобы скрыть даже её следы, на этом мелководном перешейке строили мост. Он не вызывал подозрений. Иногда, на другом конце моста для его защиты ставили «отводную» башню, как в Московском Кремле. Вспомогательную плотину старались отнести подальше от крепости и, так же, камуфлировали под мост нижними плотинами, или, что проще, под плотину для водяной мельницы. 
     В случае с Козельском на протяжённом участке Другузке могла располагаться не одна, а цепь из 2-3х плотин-мостов, где нижняя скрывала верхнюю. Основная же боевая плотина располагалась в устье речки Другузки, параллельно Жиздре. Довольно широкая водная гладь этой петли Другузки вокруг древнего города с высоты стен смотрелась как круто изогнутый рог барана. Вспомогательная же плотина находилась на Жиздре ниже устья Другузки. после крутых поворотов реки и образовала второе водохранилище, по форме в точности похожее на второй крутой рог барана. Этот водоём не сохранился до  нашего времени, но отчётливо виден на военных картах середины 19 века. 
      И ещё. Козельск имел не одну, а две основных боевых плотины. Вторая стояла на самой Жиздре в районе современного железнодорожного моста прямо перед впадением в неё Другузки. Вернее -перед устьем её  нового русла -обводного крепостного рва. На эту мысль натолкнуло наличие в этом месте моста 150 лет назад. И не просто моста, а резкого расширения Жиздры после него.  Мост на Жиздре городу был совершенно необходим. Его можно было строить только до расхождения высоких берегов и разлива Жиздры, но в любом месте (например, где сейчас стоят останки деревянного моста). Если же строили не мост, а закомуфлированную под мост плотину -то её надо было делать только в этом месте, ибо тогда она поднимала воду на всём протяжении города. 
       Главное назначение же этой второй плотины -не столько подъём уровня Жиздры, сколько заход воды в естественное понижение почвы в старой (до отвода реки в боковой рукав) пойме Другузки. Автор утверждает, что этот единственный безводный ныне рубеж древнего городища с его южной стороны, во времена древнего Козельска был заполнен водой от плотины на Жиздре перед впадением в неё Другузки.    
      Есть предположение, что обе боевых плотины расходились под прямым углом из одной точки -угловой башни Козельска в месте современного слияния двух рек, перекрывая обе реки до слияния. (Это, однако не исключает наличие на Другузке перемычек-плотин в наиболее высоких, а, потому, мелководных местах. Например, в районе моста на главной улице Козельска) 
     Обе боевые плотины были закомуфлированы под мосты. Перепад уровней воды в них был скрыт второй вспомогательной плотиной на Жиздре, расположенной после первых двух поворотов реки и образующей водохранилище в форме второго рога козла. Это водохранилище начиналось уже там, где кончался Козельск и располагалось в стороне от города. Его плотина была  и скрывались менее тщательно. Скорее всего, плотина была закомуфлирована под водяную мельницу.
      И что интересно, все эти сложные инженерные решения Козельска возникли естественно, сами собой (а, значит, не только возможно, но неизбежно и закономерно), лишь в результате одного первого шага -решения углубить ров вокруг города для запуска в него воды из Другузки. Это желание окружить и напольную часть города водой из реки возникало практически во всех древних городах, стоящих на реках. Сразу за этим последовала цепь проблем, решая которые было построено всё остальное. И первой проблемой при постройке рва оказалась необходимость серьезной пересыпки старого русла Другузки, ибо только после этого вода пошла в канал по более высокому месту. Это возвышение работало как плотина и подняло уровень Другузки ещё задолго до города. Вычислить и сохранить необходимую глубину канала по всей его длине было крайне сложно. В результате, при пуске воды выявились его крайне малая глубина (как всегда бывает у строителей озёр), переходящая в некоторых местах в абсолютно сухой ров. Ввиду невозможности углублять заполненный водой ров, единственным выходом исправить ошибку и оправдать огромные труды при отрывке канала было строительство плотины. Так возникла первая боевая плотина Козельска -в устье Другузки. Сразу же за ней возникла потребность скрыть перепад уровней воды до и после плотины. Так возникла мысль запрудить Жиздру ниже впадения в неё Другузки и скрыть боевую плотину подъёмом воды в этом вспомогательном водоёме. Но перед этим козельчане вспомнили, что у них, в результате отвода Другузки в новый ров и капитальной пересыпки старого её русла осталась без воды вся прежняя пойма притока. Только весной, в период половодья, в эту пойму заходила вода из Жиздры. Только весной город становился островом. Вот тогда то у людей, уже оперирующих гидротехническими понятиями, и возникла мысль оставить эту талую воду там. А для этого можно пересыпать прежнюю пойму Другузки у её русла или же построить плотину на Жиздре до того, как поднимется её уровень от постройки вспомогательной плотины. Возможно, эта вторая боевая плотина возникла и позже, когда оказалось, что подъёма воды от слишком далёкой вспомогательной плотины не достаточно, чтобы заполнить водоём в прежней пойме Другузки (с южной стороны Козельска). Эта плотина могла быть легко построена на месте прежнего моста через Жиздру. Если такой мост у города был (а не быть он не мог), то просто ссыпая с него в реку грунт (или трупы врагов!) можно в считанные часы пересыпать реку, подняв в ней уровень воды до уровня весеннего половодья (ибо все деревянные мосты, чтобы их не унесло в разлив, строились всегда исходя их максимального уровня воды в половодье). Засыпанный однажды мост навсегда становился плотиной. Так, шаг за шагом, неизбежно, просто и закономерно сформировалась столь необычная, сложная и (как мы убедились на примере с Батыем) эффективная система гидротехнических оборонительных сооружений Козельска.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:23 | Сообщение # 23
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Итак, легендарный Козельск однозначно находился в центре современного Козельска, в середине петли, образованной рекой Другузкой при её впадении в Жиздру. Более того, он был и с последней, южной стороны прикрыт водой, Таким образом, древний Козельск был окружён стоячей водой со всех сторон. Весеннее половодье  добавляло ширины этой водной преграде. Именно поэтому Рашид-ад-Дин назвал Козельск «городом в озере». 
      Кстати, теперь ясно куда исчезли 25 тысяч трупов побитых в первом штурме монголов. Они не уплыли по Жиздре. За 5 дней отсутствия татар у Козельска после трагичного штурма их перевезли на лодках к плотинам и подняли за счёт них уровни воды во всех трёх водохранилищах на 2-3 метра, т.е. на ту высоту, которая достигается только при половодье. Как мы видели из предыдущей главы, 24 тыс. тел по 60 литров объёма каждое –прекрасный гидронепроницаемый материал для 3-х плотин длиной 60м, глубиной в 3 и шириной в 5 метров. 
     И это решение наших предков –не версия, а 100% реальность. Ибо задача очистки крепости от быстро разлагающихся трупов с наступающей весной (17 марта!) стала сама собой. Хоронить в ещё мёрзлой земле такое количество татар –абсурд. Уплыть тяжёлые от доспехов трупы не могли. Первые же попытки просто сбросить их в воду сразу же привели к запруживанию реки. Вопрос был только в одном, где будет эта огромная плотина. И тут все поняли, что это не проблема, а наоборот -реальный шанс поднять уровень воды вокруг города. Если доставить трупы на лодьях (а их было подготовлено для прорыва около сотни) к уже имеющимся плотинам, то этого материала хватит на то, чтобы поднять их до уровня половодья и продлить разлив до лета! 
    Но тогда можно не спешить «сдавать» город, чтобы уйти на лодках по «большой воде» (то, что в тайне тревожило защитников и автора). Ибо теперь большая вода у козельчан всегда в запасе. Если даже монголы, устав ждать спада воды, решаться на штурм, можно будет при выходе из города самим разрушить плотины и обеспечить сброс воды. Он то и даст эффект «большой воды» половодья. А это уже другая ширина и скорость реки. Если самые лучшие кони татар не могут скакать галопом более 12 минут и после 4 км погони перейдут на рысь (13 км/час), то их скорость сравняется только со скоростью реки. А ещё есть весла, паруса… С учётом трудностей движения погони по пересечённой местности вдоль берегов, отсутствие сменных лошадей, оставшихся в лагере, и времени на боевые действия, у горожан будут все шансы уйти.  
     Таким образом, благодаря наращиванию плотин за счёт трупов татар разлив рек вокруг Козельска был продлён до мая. За счёт сброса воды от разрушения плотин был обеспечен эффект половодья в Жиздре при прорыве козельчан из города.
      Кстати, теперь можно уточнить и место выхода козельчан из осаждённого города. Скорее всего это был канал из угловой башни, прикрывающей главные боевые платины у современного устья Другузки. Ибо только в этом месте можно свободно выйти в Жиздру, минуя боевые плотины. В этом месте боевые башни должны были, с одной стороны, служить воротными башнями, выходящими на мосты, а, с другой стороны, прикрывать эти мосты-плотины. В том числе -и от их разрушения врагом. Для этой цели они должны были располагаться не как вся остальная стена -на максимальной высоте, а как можно ближе к воде. Практически -на уровне плотин. За крепостной стеной, соединяющей эти воротные башни располагался участок пониженной местности, который мог заполняться водой и служить как местом забора воды для нужд обороны, так и защищённым портом для ночной стоянки купеческих судов в мирное время и флотилии Козельска при осадах. Именно там складировались до времени, и спускались на воду заготовленные для прорыва из осаждённого города лодки. Именно этот обособленный клочок города стал местом, где ждало сигнала всё гражданское население Козельска, и куда скрытно отошли все его защитники при последнем штурме города. Это было единственное место в городе, которое не горело в тот день. Это было место, из которого и рванулась в беспримерный прорыв флотилия Козельска, унося с собой всё его население -от стара до млада.
     Итак, Козельск найден. Установлен характер и расположение уникальных гидротехнических оборонительных сооружений –главной отличительной особенностью Козельска, давшей ему имя. Определено и место нахождения останков 25-30 тыс. татар, погибших при первом штурме города. И проверить эту  версию легко. Простого сканирования дна с помощью эхолота будет достаточно для установления места расположения дамб на Другузке и Жиздре. Труднее всего указать сейчас место вспомогательной дамбы. Предположительно, она должна быть между устьем Другузки и Клютомы. Очень интересны в этом отношении два места -брод на Жиздре, сразу после устья Клютомы (кстати, плотина в этом месте подпрудила бы и этот приток) и современный автодорожный мост –ведь строить мост проще на месте старого моста или дамбы). В этом случае необходимо поговорить с теми, кто проектировал этот (да и железнодорожный мост). Минимум –они изучали этот участок реки. И очень полезно связаться и с теми, кто строил мосты –могут вскрыться факты интересных находок (останки людей), которые теперь «заиграют» по-новому. (Как было у автора при беседе с экскаваторщиком В.И. Болвиновым из Калуги, указавшим место обнаружения им большого количества человеческих останков при рытье траншеи на улице, выходящей к бывшему деревянному мосту через Жиздру). Так что -за дело, господа! Найдя дамбы -найдёте и артефакты! В завершении откроем секрет: Козельск -  не особый, а, наоборот, самый стандартный город на Руси и во всём мире! Но это -тема другой статьи.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:23 | Сообщение # 24
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Глава 17.  Козельск: Память. 9 МАЯ –Праздник ДВОЙНОЙ ПОБЕДЫ России!
    
Даты истории -священны и неприкосновенны. Тем более даты величайшей гордости и славы. Мы по крупицам собрали все важные даты этого тяжелого для Руси года. Осталась последнее белое пятно -и самая важная для России дата. Всем не терпится знать, когда состоялся этот неизвестный истории, последний и самый героический бой с Батыем. 
      Бой, посрамивший в седьмой раз великого хана. Бой, навсегда отнявший у монголов честь победы и славу непобедимых воинов. Ибо действительным победителем во всей этой войне стал рязанский князь Роман Ингваревич. Ибо этим боем он славно завершил свою войну и ушёл непобеждённым. Ибо этот бой прибавил к его личному счету с Батыем 4 000 человек, подняв число уничтоженных им татар до 60 тысяч, т.е. до половины всех пришедших на Русь монголов. Но важнее то, что этот бой, как бой Александра Македонского при Гавгамелах, отстоял честь великого полководца. Ибо без него Батый и мир могли бы считать тотальный разгром татар при первом штурме Козельска -результатом коварства и хитрости, злобы и случая. В последнем неравном бою Роман Ингваревич победил Батыя "в чистую", в любимом им чистом поле. Он не только победил мудрейшего из всех полководцев мира, но заставил ошибиться и проиграть не случайно. Оставшись в Козельске, он бросал Батыю вызов, ибо заявлял о не случайности прежних побед. Оставаясь в Козельске Спаситель Руси лишал себя эффекта хитрости, ибо Батыю  был теперь известен диапазон его полководческих возможностей, и он будет настороже. Оставшись в Козельске, Роман Ингваревич приглашал Батыя  померится силами в открытую, явно заявив о своём превосходстве. Более того, побив 30 000 татар, он разозлил до предела и без того свирепых завоевателей. Он вызвал на последний бой всю армаду непобедимых монголов. Всех оставшихся у Батыя 90 000 человек, тех 90 000, что год спустя, покорят половину Европы. Больших преимуществ у Батыя просто не могло и быть. 
     И… случилось невероятное. Батый проиграл… Проиграл с полной колодой тузов.  
     Но главное, ценой своих жизней защитники Козельска в этом бою спасли от монголов теперь уже не только Северную, но и Южную Русь. Ибо Батый не пошёл на доступный летом степной Чернигов и Киев, а погнался за почти мёртвым Романом Ингваревичем вниз по Оке, выйдя с Руси там, где вошёл.    
     И дата этой великой победы Вам известна. Это 7 недель с начала официальной осады. А это, как мы видели в 3 главе  -23 марта (6 дней после первого штурма 17 марта –2 дня на движение гонцов и 4 дня на выдвижение передового тумена крыла Батыя). С точностью до дня можно с уверенностью назвать эту великую дату великой победы -9 мая 1238 года.        
    Таким образом, по воле Бога дата этой самой неизвестной великой победы Руси совпала с датой самой почитаемой Победы России -с 9 мая!!! В преддверии юбилея этой великой битвы (9 мая 2008г ровно 770лет!) наш долг перед Россией -вернуть ей память и славу.
     И помните, Дети Господние, с того момента, как Россия станет праздновать 9 мая двойную победу, начнётся новая эра не только в России, но и на Земле. Спасший Русь дважды - спасёт её в третий раз.

Глава 18.  Козельск. Заключение.

     Ровно год ушёл на эту работу. Начав её, автор не знал и сотой доли того, что открыл вместе с Вами. Он бесконечно рад, что Бог позволил ему, а он -Вам, прикоснуться в одной статье к стольким тайнам истории. Вы стали свидетелем живого научного поиска, участником сложного исторического расследования. 
     Каждый из Вас мог видеть, как шаг за шагом скупые, немые факты начинали оживать, объяснять себя, связываться в единую картину, открывать смысл событий и их ход буквально по часам.     
     Теперь, с высоты завершённого исторического труда можно утверждать следующие сенсации:
Во-первых, Через весь первый этап войны с монголами, от первого боя до последнего прошел с боями и одержал полную победу неизвестный гениальный полководец. Под его руководством за зиму 1237-1238г в 5 крупных сражениях было уничтожено ровно половина всех пришедших на Русь монголов. Именно он спас всю северную Русь от татар, стоявших в 1 дне пути от Новгорода, отозвав их на себя в Козельск. Именно он отложил вторжение в доступные летом степи Юго-западной Руси, выведя за собой татар с Руси тем же путём, которым они и пришли. Имя этого святого воителя и Спасителя земли русской - Роман Ингваревич, князь коломенский и рязанский. Он не погиб под Коломной, как пишут летописи со слов беглого командующего Всеволода Юрьевича, а был руководителем славной обороны Козельска. Именно он, а не великий князь владимирский был действительным организатором борьбы Руси с захватчиками и объединителем страны. Именно он стал князем рязанским после татар и правил под вымышленным именем Ингвар Ингваревич 14 лет с 1238 года вплоть до 1252г.
Во-вторых,  Неизвестный нашей истории единственный форпост Нуза, которую захватил Батый до  вторжения, и с которой послал ультиматум Рязани, находился в устье реки Цны при слиянии её с рекой Мокша. Это была граница не только Рязанского княжества, но и Владимирского. И это был самый короткий и главный путь из Рязани во Владимир и Муром. Другими словами, из этой точки на Оке монголы угрожали сразу и в равной степени обоим княжествам, ибо стольный Владимир был всего в 2-х днях пути. Из этого открытия вытекает понимание причин отказа в помощи Рязани от Владимирского княжества. Именно по причине прямой угрозы Владимиру Юрий Всеволодович, как пишет летопись, не пришёл сам и не прислал войска, решив обороняться сам. Это был вынужденный Батыем ход. Без сомнения, Владимир сам попросил помощи у Рязани затеять переговоры и выиграть время на мобилизацию войск зависимых княжеств. Ибо без них -Владимир -просто сильный город. А без него объединить и отстоять Русь невозможно.  Именно поэтому рязанцы получили от него дары Батыю, добро на мобилизацию рязанских княжеств под видом их родственного союза и согласие на привлечение к военной компании Мурома, лишь условно зависимого от Рязани. 
В-третьих, Первая битва с Батыем на Воронеже произошла 13 декабря 1237 года и была единственно правильным, превентивным ударом по изготовившемуся к нападению агрессору. Татары уже вошли в пределы исконно русских земель, взяли русский форпост Нузу, передали Рязани ультиматум, убили рязанских послов и ждали только зимы, когда встанут реки -единственные дороги на Руси. Угрожая Руси стразу с трёх-четырёх направлений, монголы были уязвимы в одном -их можно было застать врасплох и разбить по частям. Это и хотел использовать инициатор битвы на Воронеже -посол Рязани к Юрию Всеволодовичу -коломенский князь Роман Ингваревич. Как наиболее зрелый полководец и князь Коломны, лежащей на единственном оставшемся пути во Владимир, он лично сопровождал гонца от Рязани и сам убеждал великого князя. Это он на ходу придумал наступательную военную компанию в обход частей татар, стоящих на Оке. И его план вылазки был действительно самым разумным решением в этой сложной обстановке. Скрытным выходом к замку Воронеж (у современного  города Мичуринск), находящийся в 300км от Оки, рязанцы обходили (и оставляли не у дел) крыло  татар у Нузы, получая шанс разбить Батыя по частям. Более того, этим манёвром они отвлекали их с направления главного удара на Владимир, Рязань и Муром, давая последним время. Но главное –только вылазка давала русским шанс оторваться от своих городов и объединёнными силами дать татарам бой. После него, как и показала жизнь, каждая дружина ушла защищать свой город (см.гл.13)  
В-четвёртых, битва на Воронеже не была проиграна, как принято считать, и там вовсе не погиб "весь цвет рязанского воинства".  Наоборот, после разгрома нескольких татарских становищ за рекой Воронеж и подхода основных сил монголов, русские заманили их в речную ловушку на реке Лесной Воронеж в районе современного города Мичуринск, отрезали и полностью уничтожили в ней до 5 тысяч татар. Мы доказали, в унисон летописи "О разорении Рязани Батыем", что русские дружины, пять раз проходили насквозь татарские полки. Рассматривая проход сквозь полк, зажатый в узкой речной дельте меж снежных берегов как его полный разгром, можно говорить об уничтожении в этом походе около 8 тысяч татар. Более того, в конце боя, дружины всех четырёх крупных рязанских городов (Рязани, Пронска, Мурома и Коломны), ценой героической гибели трёх заслонов, сумели отойти и оторваться от преследователей. Отход был запланирован изначально, ибо на Оке, близ Нузы, осталось, готовое к нападению на их родные города, первое крыло татар. Но для Орды этот прорыв был беспрецедентным случаем за всю историю походов. Для Руси это была первая победа и начало войны. Ибо преследуя рязанцев монголы зашли на Русь.
В-пятых, Отход коломенской и муромской дружин во главе с Романом Ингваревичем к Коломне не был случайным. Это была часть общего плана войны, оговоренного им с Великим князем владимирским ещё во время его посольства в начале декабря 1237 года. Ибо объединение войск обоих княжеств у Коломны было возможно в обход самого прямого пути во Владимир по реке Гусь и Колль близ Нузы, занятой монголами. Увлечение же татар к Коломне радикально меняло направление главного удара Батыя, направляя его в обход Владимира. Последний получал фору времени на подготовку к битве.  Реально отходя к Коломне после боя на Воронеже, Роман Ингваревич послал во Владимир гонца с подтверждением их плана и сообщением факта выхода к Коломне кроме его коломенской дружины ещё и дружины Мурома. Этот был мудрый шаг, ибо муромская дружина оставляла без защиты свой родной город, идя защищать земли Владимира. Вместе с переданным Юрию Всеволодовичу новым гениальным планом полного уничтожения под Коломной всей армии Батыя, этот мудрый ход не давал Владимирскому княжеству никаких шансов вновь отказать в помощи и не объединиться на борьбу с татарами. Это был ход гениального политика. И этим действительным объединителем Руси был не Великий князь Юрий Всеволодович. а действительный военный и политический лидер -князь коломенский и великий княжич рязанский -Роман Ингваревич  .
В-шестых, В слабо изученной нашими историками битве под Коломной русские имели гениальный план уничтожения всей армии Батыя и все шансы на победу. Вопреки бытующим представлениям о банальной битве близ городских укреплений, сражение под Коломной было самым оригинальным за всю историю России. Основу плана на битву составляла сеть специальных инженерных заграждений, предложенная Романом Ингваревичем и установленная силами его дружины ещё до появления там владимирского воеводы-наблюдателя Еремея Глебовича. Это была цепь надолбов, впаянных в лёд реки Оки и Москвы реки параллельно берегам от устья Москвы реки в трёх направлениях -вверх по Оке на Козельск (Калуга основана на 150 лет позже), вниз по Оке -на Рязань и вверх по Москве реке на Москву. Длина отрезка на Рязань была самой большой и составляла в длину около километра. На Москву и Козельск цепи надолбов были в 2-3 раза меньше. Надолбы легко преодолевались пешей ратью, но были неприступны для конницы. Основная часть русских дружин располагались на льду Оки, имея в тылу (со стороны Москвы) цепь надолбов. Московский полк -вдоль Москвы реки. Татар ждали с двух направлений –по льду Оки или по прямому санному пути из Рязани до Коломны. Сам бой планировался на льду Оки, откуда был единственный доступ к русской фаланге. Ибо с левого берега Оки фалангу прикрывала неприступная для конницы цепь надолбов. Для нападения татарам был оставлен узкий проход меж фалангой и правым заснеженным берегом Оки. Чтобы атаковать русскую фалангу монголы должны были зайти в этот узкий коридор и… оказаться в засаде. Более того, двигаясь с права налево вдоль фронта русских, татары были бы вынуждены стрелять с правой руки, что было неудобно. Удар накоротке грозной фаланги вмиг прижал бы татар к снегам и бой бы был кончен. Но Батый увидел ловушку и решил обойти русских по заснеженному полю, с тыла, со стороны коломенского берега, прикрытому надолбами (появился, как пишет летопись, не с той стороны, с которой ждали). Не дожидаясь, когда татары спешатся и вытащат надолбы, русские развернулись, прошли сквозь них и заняли позицию уже на левом берегу Оки, в 150м от берега и цепи надолбов. Надолбы имели двойное назначение. Во-первых, находясь от фаланги далее полета стрелы, они делали невозможным обход и обстрел русской фаланги с тыла, ибо стрелы из-за линии надолбов бесполезны, а пройти сквозь надолбы конница не могла. В этом своём качестве надолбы выполняли роль «второй линии» Святослава в бое с византийским императором Цимисхием у Доростола. Зайти же в пространство между фалангой и надолбами татары (как и византийцы) позволить себе не могли, ибо это была идеальная ловушка, конец бою и войне. Русским стоило бы тогда только развернуться и ударить грозной фалангой по татарам, зажатым между надолбами и полками. Второе гениальное  назначение надолбов вдоль реки -это обеспечить благополучный выход русской рати из боя, ибо при отходе к надолбам русским стоило только пройти сквозь них, чтобы быть вне досягаемости татарской  конницы. Отведя войска к другому берегу 300-метровой Оки, русские стали бы недосягаемы и для стрел татар. И этот выход планировался не на крайний случай, а как главный ход для главного этапа битвы. Согласно этого плана, отошедшая за надолбы фаланга просто поворачивалась и превращалась в колонну. Из трех направлений в этом речном узле главным направлением движения русской колонны была Рязань. Ибо именно в этом направлении, всего в паре километров по льду реки Оки был весь обоз татар, подошедших к Коломне по Оке. Защищать его ринулась бы вся армада монголов. Большая часть из них зашли бы в узкое дефиле реки и встала бы неподвижно на пути железного непобедимого потока русских полков. Нет никаких сомнений, что, как и 2 недели назад на Воронеже русские дружины прошли бы насквозь татарский заслон, как нож через масло. И помочь попавшим в ловушку соединениям монголы бы не смогли, ибо на флангах -непроходимые снега. Пройдя через татарский обоз, русские отходили бы к Рязани, уводя за собой монголов тем же путём, каким они и пришли. Но после впадения в Оку реки Цна (27км от Коломны) на одной из сотен речных петель (это самый извилистый участок Оки) русские устроили бы засаду, которая, подобно двухсуточной битве Евпатия Коловрата, перешла бы в затяжное многодневное сражение. Именно тогда бы по реке Цне -по кратчайшему пути из Владимира в Коломну, в тыл монгольской армии спустилось бы второе ополчение Владимирцев, которое к тому времени уже было бы собрано. Оно встало бы на Оке, закрыв  Батыя путь назад -в Коломну, на Москву и Русь. И великий покоритель мира –Батый, был бы зажат на Оке меж молотом и наковальней. И не было бы Ига. Но Господь распорядился иначе.
В-седьмых, Несмотря на заявление летописи о появлении монголов у Коломны не с той стороны, откуда их ждали, всё шло по плану. После упорного, но мало кровопролитного боя (древние армии, сражаясь часами, имели всего по 2-3% потерь), русские отошли к надолбам практически в полном составе. На правом фланге стоял главнокомандующий соединёнными войсками –великий княжич Владимирский, сын Юрия Всеволодовича -Всеволод Юрьевич. Именно он, должен был возглавить этот манёвр с прорывом вниз по Оке. И, именно он. не выждав завершения отхода полков за надолбы, поворота фаланги в колонну, подтягивания задних рядов и уплотнения ударной колонны, начал прорыв в сторону родного Владимира самостоятельно. В отличии от автора этого гениального плана, для него отход был не началом главной фазы сражения, а бегством, где шансы выше у прытких. Зачем медлить, ожидая подтягивания всей колонны, ибо каждую секунду в это единственное окно на Оке вливалось потоком  всё монгольское войско. Татары бросились на помощь своему обозу, забыв о всякой осторожности, забыв, что на льду реки они были бы в ловушке. Но для Всеволода Юрьевича бой был уже закончен. Он галопом повёл свою дружину на прорыв. Километровая колонна пеших русских полков в тяжёлых доспехах еле поспевала за конным рывком, растянулась, перешла на шаг и, в конце концов, была отрезана от  прорвавшейся дружины Всеволода Юрьевича. Прорыв был ликвидирован. Спасая свою жизнь, мажорный главнокомандующий "в мале дружине" примчался во Владимир, предав Коломну 2-й раз. Ибо это он лживо заявил об уничтожении всей русской рати и срыву плана будущей битвы. Владимир был полон войск, надежды и отваги. Все были готовы  к походу и ждали только сигнала. В один миг, по воле, а точнее, безволию одного человека были перечёркнуты жизни всех защитников Руси и её свобода на 200 лет. 
В-восьмых, Вопреки летописям, писанным со слов бежавшего княжича Всеволода Юрьевича, русская рать и её предводитель Роман Ингваревич не погибли под Коломной. После неудавшегося прорыва в сторону Рязани великий полководец развернул колонну и направил её на прорыв вверх по Оке в сторону Козельска. (Прорыв в сторону Москвы им был исключён полностью, ибо открывал путь Батыю в глубь русских земель. К Москве отошёл только московский полк, стоящий на Москве-реке). Ободрённые первой удачей, монголы забыли осторожность и ринулись на лёд Оки, встав на пути у русской колонны. В эту коварную снежную ловушку вошёл, по меньшей мере, целый тумен татар во главе с младшим сыном самого Чингизхана -ханом Кюльканом. На узком 300м ледовом фронте  реки Оки встретились лоб в лоб 10 000 татар и 10 тыс русских профессиональных дружинников. Более чем очевидно, закованные в броню русские полки, в отчаянии прорыва, прошли насквозь татарский тумен и отступили по Оке в сторону ближайшего города -Козельска, В этом кровавом бою был уничтожен, без сомнения весь тумен и получил смертельную рану сам Кюлькан. Догнать и умертвить железных урусов было теперь для Батыя делом чести. Но преследовать беглецов по реке было бесполезно, ибо оставленный заслон во главе с владимирским воеводой Еремеем Глебовичем (а это был именно он, ибо заслон -вторая после прорыва задача как раз для второго воеводы) задержал татар, как это сделал и Евпатий Коловрат, на сутки -двое. Это именно то время, которое потребовалось русской рати, чтобы пройти по реке до ближайшего города Козельска. Можно предположить, что до него дошли только конные ратники в числе не менее 3000 человек (ибо из битвы на Воронеже в таких же условиях прорыва, при той же численности, вышли два раза, один за другим, по 3000-4000 человек). 
В-девятых, Осада Козельска началась не с 25 марта, как принято считать, а со 2- 3 января 1238г. Но весь период до официальной даты начала осады выпал из истории по воле хана Батыя.  Причиной к столь строгой тайне стала неизвестная истории великая битва в Козельске, великая скорбь и трагедия для монголов и великая победа Руси. 17 марта 1238 года все ворвавшиеся в Козельск монголы были уничтожены. В бою погибло все четвёртое крыло Батыева войска -около 30 000 человек. Потери со стороны русских были минимальны. Разгром татар стал возможен благодаря гению коломенского князя Романа Ингваревича, создавшего для татар засаду во внутреннем дворе крепости, меж внешней и внутренней стенами. В этот захаб, под страхом казни, по жестоким законам Чингисхана, зашли все монголы, стоящие под Козельском. Все 30 000. В узком 70м пространстве они были атакованы конными ветеранами Коломны и осыпаны стрелами со всех окружающих стен жителями Козельска. Прижимаемые к стенам под стрелы защитников, они лишились всех своих преимуществ -коней, мобильности, стрельбы из луков. Укрыться щитами от стрел им не удалось по причине чудовищной паники и давки, ибо под ними заполыхали ямы, набитые дровами от разобранного города и скрытые под настилом бывших улиц. Через 2-3 часа всё было кончено. 
В-десятых, Вопреки спорам историков, именно трагедия в Козельске заставила Батыя повернуть назад от Новгорода, до которого оставался всего день пути. Погибло соединение, которое напрямую подчинялось Батыю. Если всё вышестоящее подразделение, т.е. вся армия монголов, не пошла бы ему на помощь, то всех их ждала бы казнь. В условиях интриг в Орде и обострившейся борьбы за власть между чингизидами, это означало бы, в первую очередь, неминуемое отстранение и казнь Батыя. Так или иначе, война для него была закончена. И закончил её Роман Ингваревич. Монголы уходили на юг. Но никто из них, кроме казнённых гонцов и охранения Козельска, не знал о трагедии. Они не спешили на битву, ибо два из трёх крыльев прибыли к городу только в начале мая. Крыло же Батыя, напротив, летело туда на крыльях, проделав 700 км марш за 3-4 суток. Оно прибыло к Козельску 25 марта 1238г и с этого момента, как с чистого листа, началась его официальная осада. Всех оставшихся в живых   татар погибшего крыла, по закону Чингизхана и тайному распоряжению Батыя, казнил прибывший раньше всех его личный тумен (так что смело спишем на Козельск все 30 000чел). Этой казнью Батый скрыл от войск и Орды всю трагедию, выдав боевые потери в Козельске за казнённых. Именно ввиду этой мутной тайны в Орде десятки лет тема Козельска была под строгим запретом. Запрещалось, как   пишет Галицкая летопись, произносить само слово Козельск. Можно смело утверждать, что там бесследно исчезли не 4 сына тёмника, погибшие в последней вылазке, а 34 тёмника. А, вероятно, и 3 из 12 главных военачальников Батыя -командиры 3-х павших туменов. Кто из них –ещё предстоит выяснить историкам. Это не сложно, ибо это те, чьи имена больше не мелькали в описании походов. Ранее мы просто не задумывались над этим, как не думали о судьбе 3-х пропавших на Руси туменов.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:24 | Сообщение # 25
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
В-одинадцатых, События, известные истории о штурме Козельска описывают последний официальный штурм города. К сожалению, дальше скупых фраз Галицкой летописи историки не пошли. Меж тем план на эту последнюю битву не только не уступал, но и превзошел все гениальные битвы Романа Ингваревича до этого момента. Сложность предстоящей битвы была в том, что на уроке первой трагедии Батый решил не заходить внутрь города, не уничтожив внешних стен, а в планах рязанского князя они должны были быть целыми на момент штурма внутренних стен. Чтобы заставить Батыя отказаться от своих замыслов, Роман Ингваревич умышленно сжёг внутренние стены. Ворвавшись через проломы внешней стены, монголам предстала радостная картина -все русские бежали от внешних стен к внутреннему валу и выстраивались на обгорелых обломках стены для последнего боя. Жечь внешнюю стену было уже лишним, ибо пожар полыхал бы до ночи. И Батый решился на штурм. Но как только монголы заполнили внутренний двор крепости, внешние стены заполыхали. Бросить своих в бою и выходить из города не посмел ни один татарин, ибо по войску ползли слухи, что Батый месяц назад за подобную трусость казнил целых 30 000 чел. Затушить занимающиеся стены не было возможности, ибо растопка из сена была забита в пазухи, недоступные с боевых площадок. Меж тем, русские стали отходить к единственной уцелевшей стене и исчезать за воротами. Никто не знал, что за ней был целый склад лодок и готовое к посадки в них всё население Козельска. Лодьи стояли по 2 в ряд во рве, опоясывающим старый город и выходившем прямо в Жиздру метрах в 100 от тогдашнего устья Другузки. По сигналу они рванулись в реку. Течение притока ударило в бок и сразу направило их к центру реки. Монголы на обоих берегах Жиздры повскакали на коней и бросились вдогонку, осыпая беглецов стрелами. Однако стрелы были бесполезны, ибо борта лодий были наращены щитами, а люди в них одеты в кольчуги павших в 1-м штурме монголов. Около 100 лодий по 30-40чел в каждой, покидали Козельск и увозили с собой всё его население. Внешне это выглядело так, что под носом у татар уплывали 3000 железных урусов, ради которых они пришли от самого Новгорода. Как только скрылись из виду лодки и преследующие их монголы, из этого же рва вновь вышли лодьи. Но на сей раз они быстро пересекли реку и ткнулись носами в берег. Из них высыпался пеший гарнизон Козельска и быстро построился в фалангу вдоль берега. Под их прикрытием на этот плацдарм реку переплыли конные ратники Романа Ингваревича. Выйдя на берег, они прошли сквозь пеший полк, развернулись лавой и  и ринулись в погоню за монголами. А дружинники сели в лодки и поплыли в след ушедшей флотилии.   
      А флотилия с женщинами и детьми, подойдя к ранее намеченному правому изгибу реки в районе села Нижние Приски, бросила вёсла и взялась за привычные луки. Усталость коней, дрейф и стрелы замедлили движение татар. Они сгрудившись у обеих берегов. Как только на правом берегу все татары зашли на большой полуостров, образованный изгибом реки, на них с тыла обрушились конные ратники Романа Ингваревича. Единственный выход с полуострова был закрыт. Татары опять оказались в западне и отрезаны от основных сил. Монголы с другого берега бросились было в воду, но по реке к месту боя уже подходили лодки пешей дружины. Пристав к берегу, часть рати ударила по татарам, попавшим в засаду, а часть отбивалась от плывущих всадников левого берега. По плану рязанского князя конная дружина должна была пройти сквозь монголов, пересесть в лодки к пешей дружине и вместе уплыть по Оке. Сначала закованные в броню железные урусы легко одолевали татар. Но с течением времени всё большее их число переплывало реку и бросалось на конных богатырей с тыла. Израненного Романа Ингваревича, по его строжайшему распоряжению, удалось погрузить в лодью и отправить по Оке. Живым или мёртвым он должен был уйти от татар по реке. И он ушёл, вместе со всеми гражданскими жителями Козельска. А все мужи, способные держать меч, полегли вместе с ветеранами Коломны на этом клочке берега. Козельцы бились на смерть, прикрывая отход своих жен и детей. И жизни свои они обменяли отнюдь не на меньшее количество врагов. Летопись говорит о 4 тысячах убитых татар  при этой вылазке. Похоже, что данная цифра верна, ибо русских героев было примерно столько же. (Подробнее –см. гл.12)
В двенадцатых  Итоги и значение для Руси последней битвы в Козельске сравнимы только с самыми Великими Победами России. Монголы пришли за козельцами от самого Новгорода, а теперь козельцы уходили по Оке. Вне всякого сомнения, Батый (сообщивший в Орду о казни убийц сына Чингисхана ещё в Коломне) бросился в погоню и преследовал их до самой Рязани, выйдя с Руси там, где и вошёл (т.е. свернул с Оки на юг по Проне или Цне, ибо до Мурома он в этот год не дошёл).  Кроме Северной Руси, до столицы которой оставался всего день пути, была спасена и Юго-западная Русь, ибо Батый не пошёл вверх по Жиздре в доступные коннице летом степи Чернигова и Киева. Да и в Центральной Руси (где бродила по лесам ускользнувшая козельская рать, перечеркнувшая своими победами все завоевания Батыя той зимы), военная администрация появилась только через 7 лет, предложив Руси почётную автономию. Усилиями Романа Ингваревича Русь для монголов стала местом, куда не стоит соваться без сил, равных ордам Батыя. Именно поэтому, последний бой козельцев и Романа Ингваревича был самым главным во всей этой войне. Это была настоящая и величайшая Победа. Батый, потеряв к этому моменту ровно половину армии, был раздавлен морально. Он слепо двигался в указанном Романом Ингваревичем направлении в одной только жажде мести. Это уже был не стратег и гроза народов, а озлобленный, маленький человек. Великий завоеватель мира был побеждён во всех отношениях русским воином, соотечественником, величайшим полководцем мира и Спасителем Руси –князем Коломенским и Рязанским -Романом Ингваревичем. 
В-тринадцатых, князь Роман Ингваревич, выйдя из последнего боя под Козельском, остался жив, и правил Рязанским княжеством под вымышленным именем Ингвар Ингваревич ещё 14 лет вплоть до 1252 года. Все спасённые им жители Козельска стали основой возрождённой Рязани. Помни Рязань, в жилах твоих горожан течёт кровь героев твоего побратима -Козельска. (Подробнее –в гл.13)
В-четырнадцатых. Летопись о разорении Рязани Батыем является не литературным произведением начала 14 века, как определил академик Лихачёв, а подлинно историческим документом, написанным под руководством главного участника тех событий -рязанского князя Романа Ингваревича. И написана она в короткий период с 1243 до 1252 год по заказу сузерена Рязани Великого князя Владимирского Ярослава Всеволодовича для оправдания перед монголами назначения Романа (Ингвара) Ингваревича на княжение в Рязань. Все отчества рязанских князей 9 поколения были умышленно заменены им в летописи с Игоревичей на Ингваревичей в целях упрощения доказательств прав Романа на рязанский престол. По рекомендации Ярослава Всеволодовича Роман Ингваревич поменял имя на Ингвара Ингваревича, а из летописи было исключено любое упоминание ненавистного монголам имени Роман, как и трагических для татар сражений у Коломны и в Козельске. (Подробнее -см. гл. 13 и статью "О разорении Рязани Батыем. Ошибка академика").  
В-пятнадцатых, Спаситель Руси был до Батыя князем коломенским в течение 20 лет,  сместив там в 1217 году Глеба Владимировича, организатора подлой резни 6-ти рязанских князей. (Для сокрытия своего прошлого Роман Ингваревич в летописи "похоронил" себя на Воронеже под известным в Коломне именем Глеба коломенского, добавив к нему отчество Ингоревич). На Пронске за 2 года до Батыя Юрия Игоревича (севшего на великое княжение в Рязань в 1235г после смерти брата Ингвара)  сменил его племянник -Олег Ингваревич (Красный). А на четвёртом крупном рязанском городе -Муроме сидел Юрий Давыдович, с которым Роман Ингваревич вышел к Коломне из битвы на Воронеже. Именно его муромская (а не рязанская, как умышленно хотела представить летопись) дружина во главе с легендарным Евпатием Коловратом отвлекла Батыя от Мурома и Владимира к Коломне. А сам князь, выйдя в Муром через Владимир для подготовке города к осаде и возможному приёму отступившей по Оке коломенской рати, избежал войны, остался жив и стал князем пронским под вымышленным именем Михаила Всеволодовича. (Подробнее –см. гл.13)
В-шестнадцатых, всё, что мы знаем о Козельске, нам оставил в Галицкой летописи Великий воитель и глава галицко-волынской Руси –князь Галицкий Даниил Романович. На старости лет он отошёл от политики и занялся мемуарами. После нападения Батыя в 1238-1239гг он приютил у себя своего шурина князя Черниговского и Козельского Михаила Всеволодовича с сыном, с которыми он воевал вплоть до татар. От него он и узнал о подходе татар к их Козельску, длительной осаде и малом князе Василии. На последнем козельский князь умышленно акцентировал внимание, дабы подтвердить свою  непричастность к трагичной для татар обороне Козельска. Все остальные подробности осады города Даниил Галицкий почерпнул из личной беседы с Батыем в 1245 году, при получении от него ярлыка на великое княжение. Ярлык, как и сведения по Козельску, Батый передал галицкому князю в награду за победу над его врагом чести –князем Козельским, которую он одержал за месяц до поездки в Орду. Но все подробности осады Козельска, полученные лично от Батыя и вошедшие в Галицкую летопись, были официальной версией монголов, призванной скрыть настоящую правду. И прежде всего –сам факт первого этапа осады –с января по март 1238г. Все детали летописи взяты лишь из последнего штурма города. Описание же отражает только его начальный этап. Цифры потерь и сроки этого второго этапа осады, верны, ибо служат той частью правды, которую, с одной стороны, уже нельзя скрыть (при пристальном внимании армии и Орды после мутной версии о казни (а не гибели) войск под Козельском), а с другой -лучше выдать за всю правду. И этот приём, как видим, «работал» 770 лет! (Подробнее –в гл. 2 и 14).
В-семнадцатых, древний Козельск, вопреки неуверенности историков, однозначно располагался в центре современного Козельска, внутри петли, образованной притоком Жиздры –Другузкой в районе ее устья. Название города дали уникальные по тем временам гидротехнические оборонительные сооружения из двух плотин (боевой и камуфлирующей), водохранилища которых, с высоты стен, по форме ярко напоминали ветвистые рога козла. При половодье или подъёме уровня вспомогательной плотины на Жиздре (как это и было при Батые), водой заполнялся и единственный перешеек с южной стороны Козельска. Козельск действительно становился «Городом в озере», как пишет Рашид ад Дин. (Подробнее –см. в главе 16)
В-восемнадцатых, трупы татар, погибших при первом штурме Козельска его защитники вывезли на лодьях на имевшиеся дамбы, подняв их высоту до уровня половодья. Это задержало спад воды и штурм татар до мая. Запас воды с возможностью ее сброса в любой момент позволили защитникам не привязывать запланированный выход из града к весеннему половодью и не спешить «сдавать» город. В момент штурма 9 мая 1238 года плотины были разрушены, что вызвало сброс воды и обеспечило большую ширину и скорость Жиздры для удачного боя и выхода защитников из осаждённого города. (Подробнее –в гл. 16).
В-девятнадцатых, Последний бой Козельска и Великая Победа Руси состоялись в знаменательную для современной России дату –9 мая 1238г. Май 2008г –юбилейный! Ровно 770 лет назад Русь не пала, а победила татар, спасла Северную и Юго-Восточную Русь, выдворила татар с родной земли на 7 лет, напугав навсегда. Наш долг перед Отечеством запомнить эту дату, битву и её полководца. (см. гл.17)

     Завершая этот исторический труд, мы подвели его научные итоги. Это требовалось для уточнения позиции автора и конечных выводов, ибо изложение материала в работе носило характер живого, интерактивного и, порой, запутанного поиска. Именно эти лаконичные строки итогов раскрасят белое пятно истории, станут официальной исторической «правдой», войдут в умы, труды и учебники. Но для автора этой работы важнее другое. При любом, самом сложном поиске он ни на миг не сомневался в том, что всё, связанное с Козельском -не случайно, что Бог оставил для нас достаточный набор фактов для раскрытия истины. И каждый раз находил этому подтверждение. 
     Проверив эти факты и выводы, Вы поверите и утверждению автора о том, что каждый из них, как каждое дыхание рязанского князя Романа Ингваревича -это деяние и провидение Господа. И всё, что было тогда -было специально сокрыто им до сего дня. Ибо время, в котором мы живём -особенное. Знайте, с тех пор, как Россия станет праздновать 9 мая двойную Победу мир войдёт в новую эру. В великую эру, где человек вспомнит о Боге! 

    В подтверждении наших сенсационных выводов о Романе Ингваревиче, как гениальном полководце и основной военно-политической фигуре Руси той эпохи приведем факт исключительной оценки этого воителя в монгольской орде. Так, известный персидский автор -Рашид ад дин, везир Газан-хана про-монгольского государства Хулагуидов, 70 лет спустя, из всех русских князей и воевод походов Батыя отметил для вечности мужественным воином лишь одного воителя Руси - князя Романа Ингваревича, известного в Орде как эмир Урман. 
    Запоздалое признание Россией одного из самых великих сынов русской земли ещё впереди, как признание Козельска -городом бессмертной воинской славы, а 9 мая -Днём двойной Победы России.  Впереди и признание полководческих заслуг Романа Ингваревича расширением его имени титулом Великий. И канонизация Русской Православной церковью.  
     А сейчас -запомните правнуки Победителя Батыя и Спасителя Руси -его имя - Роман Ингваревич -Князь Коломенский! Вернее -одно из его имён и титулов. И помните город бессмертной славы России и могилу четверти монгольской армии -имя ему Козельск. И, хотя, Козельск был не последним, а первым из 7 городов-героев неизвестной нам, войны, это город-символ. Поэтому, знайте и чтите ежегодно день 9 мая -ибо это великая дата великой Победы Руси над монголами у Козельска. 
     И знайте, пока Россия помнит своих героев -эта Великая страна героев и она непобедима! 

Москва.  24 ноября 2007г
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:25 | Сообщение # 26
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Всё это одним файлом
Прикрепления: Istoria_Taina_K.rar(110Kb)
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:34 | Сообщение # 27
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
http://www.kozelskcyclopedia.ru/gg....ozelska
ДРЕВНЕРУССКИЕ ЛЕТОПИСИ
о героической обороне г. Козельска в 1238 г. против монголо-татаров

Новгородская первая летопись – важнейший исторический документ, с открытия которого в ХVIII в. и началось изучение древнерусских летописей. Именно там содержатся первые упоминания о древнейших русских городах, описания битвы на Калке и нашествия Батыя 1237-1238 гг., отсюда.
 
Галицко-Волынская летопись (XII-XIII вв.)
 
На старославянском:
«Град ему избившу Володимѣрь, поплѣни грады суждальские и приде ко граду Козельску. Будущу в немь князю младу именемь Василью. Увѣдавъши же нечестивии, яко умъ крѣпкодушьный имѣють людье во градѣ, словесы лестьными невозможно бѣ града прияти. Козлянѣ жѣ свѣтъ створше не вдатися Батыю, рекше, яко: «Аще князь нашь млад есть, но положимъ животъ свой за нь, и сде славу сего свѣта приимше, и тамъ небесныя вѣнца от Христа Бога приимемь». Тотаром же бьющимся о град, прияти хотящимъ град, разбившимъ граду стѣну, и возиидоша на валъ татаре. Козляне же ножи рѣзахуся с ними. Свѣтъ же створиша изиити на полкы тотарьскые, и исшедше изъ града, исѣкоша праща ихъ, нападше на полъкы ихъ, и убиша от татаръ 4 тысящи, и самѣ же избьени быша. Батый же взя городъ, изби вси, и не пощадѣ от отрочать до сосущих млеко. О князи Васильи невѣдомо есть, и инии глаголаху, яко во крови утонулъ есть, понеже убо младъ бяше есть. Оттуду же ву татарѣхъ не смѣють его нарещи град Козлескъ, но град злый, понеже бишася по семь недѣль. Убиша бо от татаръ сыны темничи три. Татари же искавше и не могоша ихъ изнаити во множествѣ трупъ мертвыхъ.  Батыеви же вземшю Козлескъ, и поиде в землю Половецькую. Оттуда же поча посылати на грады русьскые и взять град Переяславль копьемь, изби всь, и церковь архангела Михаила скруши, и сосуды церьковьныя бещисленыя, златыа и драгаго каменья взятъ, и епископа преподобнаго Семеона убиша».
Перевод:
«Разрушив город Владимир, захватив суздальские города, пришел Батый к городу Козельску. Там княжил молодой князь по имени Василий. Нечестивые узнали, что люди в городе крепкодушны, что словами хитрыми нельзя захватить город. Козляне же, с общего согласия, порешили не сдаваться Батыю, говоря так: «Хоть наш князь молод, но отдадим жизнь свою за него, и здесь славу света сего примем, и там получим небесные венцы от Христа Бога». Татары упорно бились, хотели взять город, разбили городскую стену и вошли на вал. Козляне на ножах резались с ними. Они решили выйти на татарские полки, и, выйдя из города, разбили пороки их, и, напав на полки татарские, перебили четыре тысячи татар, но и сами были перебиты. Батый же, взяв город, перебил всех, не пощадил и детей, даже грудных младенцев. О князе Василии ничего не известно; некоторые говорят, что он утонул в крови, так молод был. С тех пор татары не смеют называть этот город Козельском, но — «злым городом», потому что они бились за него семь недель. У татар были убиты три сына темников. Татары искали и не могли найти их среди множества трупов. Взяв Козельск, Батый пошел в Половецкую землю. Оттуда стал посылать на русские города, и взял приступом город Переяславль, и разрушил весь, и церковь архангела Михаила разрушил, и взял бесценные золотые церковные сосуды, украшенные драгоценными камнями, и преподобного епископа Семиона убил».
ПСРЛ. т. 2, М, 1962.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:35 | Сообщение # 28
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
ПСРЛ. т. 2, М, 1962. Примечание: здесь и далее отдельные страницы приведены в виде картинок, поскольку без этого невозможно передать старославянские тексты
Read more about Энциклопедия by Administrator
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:36 | Сообщение # 29
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
Другой список Лаврентьевской летописи:
На старославянском:
«Батый оттуду поиде къ Козелску. Бѣ же въ немъ князь младъ, именемъ Василий. Козличи же горожане сами о собѣ сътворше съвѣть, яко не датися поганымъ, но и главы своа положити за христианьскую вѣру. Татарове же пришедше подъ Козелскь сташа, яко и подъ прочими грады, и начаша бити пороки, и выбивше стѣну, взыидоша на валъ. И ту бысть брань велика, яко и ножи туто съ ними граждане рѣзахуся; а инии враты изшедше на полкы ихъ много избыша, яко до 4-хь тысячь изсѣкоша ихъ. И тако вземъ градъ ихъ, избы и до отрочаты. А про князя ихъ вѣсти не бѣ; глаголаху бо, яко вь крови утопе. И повелѣ Батый оттолѣ не зваты Козелъскомъ, но злымъ городомъ; убиша бо ту 3 сыны темничи, их же не обрѣтоша въ множествѣ мертвыхъ. Оттуду иде Батый въ Поле, въ землю Половецкую. Избави же тогда Богь отъ нахождениа поганыхъ: князя Ярослава, сына великого князя Всеволода, и сыновь его: Александра, Андрѣа, Костантина, Афанасиа, Данила, Михаила, и братию Ярославлю: Святослава Всеволодича Юриевского съ сыномъ Дмитриемъ, Иоанна Всеволодича, и Володимера Костантинича, и Василковича два — Бориса и Глѣба, и Василиа Всеволодича. Ярославъ же по плѣнении томъ пришедъ сѣде въ Володимери, очисти церковь отъ трупий мертвыхъ и кости мертвыхъ съхрани, а люди оставшаа събра и утѣши; и дасть брату Святославу Суздаль, а Ивану Стародубь».
Перевод:
«Батый оттуда пошел к Козельску. Был в Козельске князь юный по имени Василий. Жители Козельска, посоветовавшись между собой, решили сами не сдаваться поганым, но сложить головы свои за христианскую веру. Татары же пришли и осадили Козельск, как и другие города, и начали бить из пороков, и, выбив стену, взошли на вал. И произошло здесь жестокое сражение, так что горожане резались с татарами на ножах; а другие вышли из ворот и напали на татарские полки, так что перебили четыре тысячи татар. Когда Батый взял город, он убил всех, даже детей. А что случилось с князем их Василием — неизвестно; некоторые говорили, что в крови утонул. И повелел Батый с тех пор называть город не Козельском, но злым городом; ведь здесь погибло три сына темников, и не нашли их среди множества мертвых. Оттуда пошел Батый в Поле, в Половецкую землю. Бог тогда избавил от нашествия поганых князя Ярослава, сына великого князя Всеволода, и его сыновей: Александра, Андрея, Константина, Афанасия, Даниила, Михаила, а также братьев Ярослава: Святослава Всеволодовича Юрьевского с сыном Дмитрием, Иоанна Всеволодовича и Владимира Константиновича, и двух сыновей Василька — Бориса и Глеба, и Василия Всеволодовича. А Ярослав после того нашествия пришел и сел на престол во Владимире, очистил церковь от трупов и похоронил останки умерших, а оставшихся в живых собрал и утешил; и отдал брату Святославу Суздаль, а Ивану — Стародуб».
См. ПСРЛ, т. I. Л., 1927, стлб. 445—447, 460—470.
 
DimsonДата: Пятница, 14.06.2013, 21:37 | Сообщение # 30
Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 2
Репутация: 3
Статус: Offline
 
Форум » Лига миров » Лига миров » Козельск (информация по этому событию)
Страница 2 из 4«1234»
Поиск: