Среда, 26.07.2017, 19:32
      
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: pretorianes2003 
Форум » Фантасты Череповца » Александр Владимиров » Рассказы (черновые варианты...)
Рассказы
pretorianes2003Дата: Суббота, 23.04.2011, 22:18 | Сообщение # 1
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Решил выложить все рассказы, что когда-то были написаны. В основном они сырые. Будут ли они доведены, когда-нибудь до ума. Даже не знаю...

Серия: Lefutur - магазин необычных вещей (Сказки XXI века)


Ковер-самолет
Аленький цветочек
Горшочек вари
Русалочка
Двое из ларца
Шапка-невидимка

Внесерийные:

Полукровка
Дух зла
Шерлок Холмс - робот серий Шх
Любовь идиота

 
pretorianes2003Дата: Суббота, 23.04.2011, 22:20 | Сообщение # 2
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Ковер-самолет
________________________________________
Мы рождены, чтоб сказку сделать былью
Преодолеть пространство и простор
Нам разум дал стальные в руки крылья,
А вместо сердца - пламенный мотор.
"Марш энтузиастов (Авиамарш)"

На окраине города, рядом с сельским аэродромом, находился авиационный клуб "Братья Райт", который создали еще в самом начале двадцатого века, на заре технического прогресса.
Вскоре после гражданской войны (с началом строительства нового общества) он перешел под контроль ДОСААФ и просуществовал в таком виде до Перестройки. Вот только в девяностых годах прошлого столетия он, к сожалению, пришел в запустенье и почти перестал существовать. Свое второе рождение он отметил в начале нового тысячелетия, и к тому же полностью приобрел прежние масштабы. Случилось это в 2006 году, когда местный бизнесмен, бывший летчик, приобрел для клуба с десяток Як-50. Благодаря чему здесь и выросло за последующие сорок лет не одно поколение летчиков, прославивших своими успехами городок.
Этот клуб, среди прочей ребятни, посещали пятеро подростков: Вадик Бакаев, Егор Эллочкин, братья Ивановы Миша и Никита, а также Зина Беляева, для того, чтобы сначала запускать авиамодели, которые они сами же и мастерили, в старенькой мастерской клуба, а уж потом стать настоящими летчиками и пересесть за штурвалы самолетов.
Так все и случилось.
Вадик сам сначала мастерил авиамодели и запускал их в небо. Потом пересел за штурвал ЯК-50, и уже на нем летал в бескрайних просторах. Он так полюбил этот клуб, что и после армии вернулся туда, где вскоре его назначили руководителем кружка авиамоделистов, а потом и начальником клуба.
Братья Ивановы тоже начинали как авиамоделисты, а затем их увлечение, переросло в изобретение настоящих самолетов.
Егор Эллочкин, больше всего любил мастерить авиамодели, и поэтому всерьез занялся самолетостроением. Именно у него и возникла мысль создать ковер-самолет, но не просто создать, а еще и полететь на нем. Друзья его подняли на смех, припомнили "Летучий корабль" и ступу бабы Яги. Он обиделся и ушел. Ушел, махнув на всех рукой.
В отличие от них у Зины никогда не было тяги, что-то мастерить. Ей больше всего нравилось запускать созданные ребятами модели самолетов в небо, но, к сожалению, она уехала в Австралию, где больше никогда и не вспоминала о своем детском увлечении.

Прошло несколько лет. Пока однажды Егор не появился на пороге авиационного клуба, с ковром в руках.
В это время Бакаев и братья Ивановы: Миша и Никита, готовились к предстоящему перелету из их родного города в Москву. Именно там, через две недели, должна была состояться выставка авиатехники, которая ежегодно проводилась каждое лето. Для чего братья и воссоздали, по старым чертежам, Ан-2 - самолет Второй Мировой Войны. Они не стали, как другие реставрировать уже созданный когда-то самолет, а собрали его с нуля. Материалом для его изготовления стало обычная... фанера!
Вот такое деревянное чудище времен войны, прозванным в шутку - "Небесным тихоходом".
Братья Ивановы и Бакаев, сидя за маленьким столиком в ангаре, обсуждали перелет, и тут дверь в ангар со скрипом отворилась, и на пороге возник изобретатель Эллочкин. За те годы, что они его не видели, он пополнел, обзавелся козлиной бородкой и очками. Просто профессор. В одной руке он держал ноутбук, а под мышкой другой нечто напоминавшее ковер, или даже палас.
- Привет дружище, - проговорили Вадик и братья хором, - сколько лет, сколько зим? Какими судьбами в наших краях.
- Привет ребята, - сказал он и, выбрав свободное место между самолетами, раскатал на полу настоящий ковер с персидскими узорами. - Вот, - с гордостью проговорил он.
Летчики переглянулись, Вадик сообразил, что хором говорить глупо, поэтому подал братьям рукой сигнал молчать. Те кивнули.
- Что вот? - спросил он.
- Вот то, о чем я мечтал всю жизнь, - проговорил Егор, - ковер-самолет!
В том, что это ковер, братья и Вадик не сомневались, но вот что это самолет, в этом они были не уверенны. Тут они запросто могли бы поспорить с Эллочкиным, но спорить не кто не хотел, помня каким талантом, обладал Егорка, и если уж кто и смог бы создать летающий ковер, то только он. Еще в школе все полагали, что Эллочкин гений.
- Ладно, пусть это будет ковер-самолет. Ну, ты хотя бы покажи, как он работает? - проговорил Вадим. Вставая из-за стола и подходя ближе к своему другу.
Егор замешкался, он хоть и внешне возмужал, но так и остался тем прежним, стеснительным Егором.
- Как-как, - проговорил он, - как и любой дельтаплан. На воздушной подушке. Он поднимается в воздух, а потом парит на ветряных потоках, причем сам выбирает направление ветра и поток, с помощью метеорологического анализа. Горючее надо, что бы только войти в слой атмосферы, а там - только указать место посадки бортовому компьютеру. А уж все остальное он сделает сам.
После этого, Егор поставил ноутбук в маленькие пазы, незаметные глазу, на ковре и открыл его. Затем соединил компьютер и ковер, проводом.
- Опробуй Вадик, - проговорил он.
- Почему я?
- Видишь ли, Вадик, - проговорил с подавленным голосом Егор, - ковер-самолет рассчитан, пока на человека с твоей комплекцией. Я ведь когда начал его проектировать, по комплекции, был таким как ты. Ну, ты же помнишь. Но со временем растолстел, сидячая работа, сам понимаешь, пирожки, то да се. Потом, ведь ты же летчик-испытатель, а кому еще можно предложить испытать новый самолет, даже такой необычный? Поэтому я первый полет предоставляю тебе. Или может ты, боишься?
В свое время, когда Бакаева призвали служить, он попал в авиацию. Там его перебросили на испытательный полигон, и ему пришлось поднимать в воздух новые истребители. Вот только в то, что ковер-самолет полетит, а уж тем более взлетит, он мало верил. Вот такая у него была скептическая натура.
- Хорошо, - проговорил Вадик, - я испытаю твой ковер-самолет.
Братья переглянулись, они от Вадика этого никак не ожидали. И с не доверием взглянули на Егора. Тот был спокоен, как удав, да еще вполне уверен в надежности своего изобретения.
Вадик направился в дальний угол ангара, к шкафам, где хранилась летное снаряжение. Стал переодеваться.
- Егор, выноси свое изобретение на улицу, - прокричал он оттуда, - ведь не в ангаре же его испытывать.
Эллочкин отсоединил ноутбук, братья скатали ковер в рулон. Вынесли из ангара на взлетную полосу. Расстелили прямо на бетон.
Вадик все еще сомневался в том, что ковер вообще сможет, оторвется от земли, а уж воспарить как дельтаплан(!). Но... отказать Егору он не мог, все-таки он был его друг детства. Бакаев накинул на спину ранец с парашютом, взял подмышку шлем и вышел из ангара
Ковер лежал в нескольких метрах от ангара, на нем был установлен ноутбук. Егор и братья стояли чуть поодаль. Бакаев, осмотрев ковер, подошел к Эллочкину.
- Теперь давай инструктируй, - проговорил он - Сам понимаешь, без инструктажа не полетишь. Что нужно нажимать, что говорить. Желательно подробно, а особенно как посадить твой ковер на землю. Если ты хочешь, что бы полет произошел нормально, ну и я не разбился.
Егор заулыбался, перед ним стоял все тот же неугомонный Вадик, и сказал:
- Все очень просто, садишься на ковер, включаешь компьютер и говоришь: "в добрый путь". После чего ковер взлетает. Затем на мониторе появляется карта. На ней указано место, где ты находишься. Указываешь с помощью курсора, куда тебе нужно и все. Далее компьютер уже сам выбирает течения воздуха и маневрирует. Когда ты оказываешься на нужном месте. Он зависает. Ты говоришь: "приехали" и он плавно опускается. Вот и все.
- Это на словах, а на деле....
- Ну, я на кошке пробовал, правда, через Интернет. Запустил, указал место посадки. Через час был в нужной точке. Потом просто спустил бедное животное на землю.
- Почему бедное?
- Ну, ты же смирно будешь сидеть, а она начала по ковру носится. Хорошо хоть не свалилась. А когда приземлилась, то вскочила и сразу убежала.
- Зачем же так было издеваться над животным?
- Ну, на ком-то надо было провести эксперимент. Вот она и была у меня и Белкой, и Стрелкой. Других животных просто под рукой не было. Я же изобретатель, я, между прочим, не в зоопарке работаю.
- Вообще-то вам изобретателям надо запретить животных мучить. Сами бы на себе и испытывали. Да ладно уж. Я готов, - проговорил Вадик, и, махнув рукой, сел на ковер лицом к ноутбуку, - а он не упадет? - через минуту спросил он, показывая на компьютер.
- Нет. Там специальные нити в ковре, дающие сцепление. Скажем так, возникает сильная сила трения. Способная удержать на ковре любую вещь. Извини, структуру я этой силы не знаю. Физика - наука не до конца открытая. Ведь тут все почти теоретически. Как я могу объяснить почему, мол, ток так течет, а не на оборот. Я просто "вижу" эту силу.
Вадик понял, что из Егора он вытащил и так информации достаточно. Он уселся поудобнее, и сказал:
-Я, как приземлюсь, вам позвоню. До встречи. В добрый путь.
Ковер стал медленно подниматься в вверх, как это делают самолеты с вертикальным взлетом. Только что тихо так, не привычно, при этом ковер так и не потерял свою растянутость, на нем не образовалось ни складок, ни вмятин. Взлет происходил минут десять.
На нужной для совершения полета высоте, ковер прекратил подъем и стал медленно парить в воздушном потоке, в ожидании действии Вадика. Кто знает, упал бы ковер, вниз, если бы Вадим не стал бы ничего предпринимать.
За эти минуты, которые ему показались часами, Бакаев успел восхититься теми чувствами, что нахлынули на него. Мимо него пролетали птицы, скользили в воздушной глади облака.
- Красотища-то, какая, - проговорил он вслух. - Правда, вниз лучше и не смотреть!
Он посмотрел на монитор. 5000 метров над землей. Вот большая черная точка на экране это ковер-самолет, внизу под ней аэродром, чуть дальше небольшой лесок, а на той стороне леска поляна.
"Вот туда, - решил Бакаев, - я и полечу".
Вадик сделал некоторые манипуляции, на ноутбуке. С ковром что-то произошло. Казалось, что он приобрел разум, и стал как живой. Он выхватил, в океане потоков воздуха нужный и полетел.
Теперь ковер ловко маневрировал, меняя изменявшиеся потоки, переходил с одного на другой, когда чувствовал, что тот, на котором он был в данную минуту, изменил свое направление. Самые настоящие американские горки. Вообщем, как в песне поется: "Он то как птица вверх взмывал, то падал камнем вниз".
Пока Вадик летел, экран был черный, лишь с приближением к месту, появилось изображение. Это была карта, после чего ковер перестал скользить в потоке. Вадик посмотрел на монитор. Они прилетели, где-то там внизу была поляна.
- Приехали, - сказал Бакаев и ковер-самолет начал медленно опускаться.
Он приземлился точно на опушке, в пяти метрах от леса. Вадим встал с ковра и снял шлем. Потянулся. Расстегнул карман комбинезона, достал мобильный телефон и набрал номер Миши Иванова. Тот сразу же снял трубку.
- Ну и как полет? - сразу же спросил тот, - какие впечатления?
- Просто супер, словами не передать. Сейчас приземлился на другой стороне города, в леске. Ну, ты знаешь, тут мы еще грибы собираем в августе.
- А помню. За тобой приехать?
- Нет не надо, обратно я на ковре-самолете прилечу.... Прилечу, все расскажу. Как там Егор?
- Суетится, бегает, понимает, что ты не кошка. Боится, что не все предусмотрел.
- Успокойте его, через полтора часа прилечу. Надо немного отойти от перелета. Так хочется на травке полежать. Послушать птичек.
Бакаев прервал связь и отключил свой телефон. Прилег на ковер и закрыл глаза. В небе парили птицы, где-то в зарослях стрекотал кузнечик.
"Да уж ощущения еще те. Как птица, нет как чародей, летящий на ковре-самолете. Старик Хоттабыч. Не удивлюсь если в голове Егора, еще пара-тройка таких вот вещиц задумана, - думал он, разглядывая небо, - помешан он в детстве был на самолетах и сказках. Может, он уже и летучий корабль задумал или ступу. Хотя это лучше его спросить, он ведь изобретатель. А еще я рад, что он не отказался от своей детской мечты".
Странно было представить, что Егор не служил в российской армии. По состоянию здоровья он был не годен к службе.
"Эх, знали бы военные, какие таланты, - подумал Бакаев, - по причине здоровья к ним не попадают. Их бы злость взяла.
Главное, эти вещички, наверное, для радаров невидимы, хотя...".
Он закрыл глаза. Больше ни о чем не хотелось думать. Он никак не мог себе представить, что стало бы с Егором, если бы тот отказался от мечты детства. Стал бы летчиком, как он или забыл бы об авиации, как Зина.
Прошло полчаса. Вадик встал. Прогулялся, чтобы размять затекшие ноги. Вернулся к ковру и сел на свое место "пилота". Надел шлем. Включил ноутбук и сказал:
- В добрый путь.
Ковер снова плавно поднялся в воздух. Завис, опять на той же высоте. Вадим выбрал место приземления, на этот раз это был аэродром. Он сделал манипуляцию курсором. Ковер-самолет, как и в прошлый раз, полетел, маневрируя в воздушных потоках. Снова были американские горки. Потом, так же как и в прошлый раз остановился. Где-то внизу был аэродром клуба.
- Приехали.
Ковер-самолет начал медленно опускаться на землю. Когда он коснулся земли, к нему уже бежали Ивановы и Егор. Братья бросились к Вадику, словно тот был Юрием Гагариным, и стали обнимать. Таких дружеских объятий Вадим не чувствовал никогда. Их не было даже тогда, когда он в первый раз сел за штурвал на Як-50. Когда же первые эмоции улеглись, то он подошел к Егору, крепко пожал ему руку и сказал:
- Ну, ты Егорка гении, такую махину отгрохал! Может у тебя в планах еще, что есть?
- Ну, скажем так, есть, но говорить об этом рановато, - ответил тот, засмущавшись, - а теперь давайте скатаем ковер.
Егор присел и отключил ноутбук. Миша и Никита скатали ковер. Приятели медленно побрели к ангару.
Егор убрал со стола план перелета в Москву, положил на стол ноутбук. Мишка положил ковер рядом с ножкой стола.
- А, может, ковер-самолет в Москву, на Авиасалон? - предложил Миша.
-А, почему бы и нет, - хором поддержали его братья.
- Это дело надо отметить. Как ни как, первый полет человека на ковре-самолете. - Проговорил Никита, намекая, что это дело так сказать нужно - обмыть.
К счастью в холодильнике нашелся виноградный сок, а в шкафу стояли бокалы. Пока Миша наливал, Вадим поправил, Никиту:
- Официально первый, по крайней мере, есть свидетели....-
Ведь парень сейчас ощущал себя, не иначе самим Юрием Гагариным, правда, тот в космос на ракете полетел, а он лишь на ковре-самолете. Но это для Вадика, уже, не играло ни какого значения.

Прошел год. Они снова сидели в ангаре. На прошлогоднем авиасалоне в Москве, ковер-самолет наделал много шума. В результате произошло следующее:
Клуб "Братья Райт" стал самым известным в городе местом. Дети просто рекой стремились сюда. Зина вернулась из Австралии, и вновь увлеклась авиацией. Эллочкину предложили работу в НИИ, но он отказался, сославшись на свободу творчества.
К сожалению, это еще было не совсем то, что хотелось друзьям. Весь год они ждали чего-то этакого.
И только Бакаев знал, чего им хотелось. По вечерам, когда он закрывал клуб, Вадик выходил на улицу и долго вглядывался в голубое небо, надеясь, что там появится, новое творение Егора.
И вот однажды, в дверь авиационного клуба постучались.
И на пороге возник Эллочкин.
- Привет всем, - проговорил он, - есть желающее ощутить себя бабой Ягой?

Рассказ вроде отредактированный, но решиться отправить в журнал не могу. Что-то в нем не то lumped
 
pretorianes2003Дата: Суббота, 23.04.2011, 22:22 | Сообщение # 3
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline

Аленький цветочек

________________________________________
Как говорится: не родись красивым, а родись счастливым. Истина эта, увы, всем известна. Даже Сирано де Бержерак знал ее в свое время.
Правда он не читал тех слов, которые как-то раз написала Альберту Лещеву его подруга, а если и читал, то мог бы он быть счастлив?
Кто-то скажет, бред все это, человека любят не за красоту. Позволю не согласиться. Да все потому, что человек смотрит сначала на внешность, а уж потом на все остальное. Да ладно, если ты сам этого не пережил то тебе и не понять.
Одним прекрасным вечером, а он до того момента был прекрасен, девушка Альберта скинули ему СМС.
- "Тебе не стоит, надеется, что я стану твоей женой", - Написала она.
- " И почему же"? - спросил он ее, через СМС.
- "Твой вид меня пугает".
Ее пугал его внешний вид. Альберт ведь не был дурак и уже давно понимал, почему на него, как на парня девушки не обращали внимания. С этой-то как-то подфартило. Может, звезды так расположились, а может и провидение.
Еще при рождении, видимо по неосторожности, врачи искривили его позвоночник, и хотя он горбуном и не был, но все равно чувствовал себя как-то неуверенно и не решительно. Еще на голове у него был хохолок, отчего в детстве бедолага получил неприятное прозвище - "Алик-хохолок". Нос с горбинкой, почти как у Сирано, глаза большие и чуть на выкате. На лбу шрам от неудачного падения, коленки в яминах. Ну, одним словом некрасивый, аж жуть.
При всех своих внешних недостатках, он был умен, смел, хотя в драки не лез, да и вообще неприятности Альберт предпочитал избегать, ну а если не получалось, превращался в тигра, готового порвать любого.
И все эти достоинства померкли от тех слов, что написала его девушка.
Ксении, а так звали его девушку, нужен был принц на белом коне. При этом он должен был быть богат, ну а главное красив.
Алик же под эту категорию не подходил, и не потому, что не был богат, богатство дело наживное, а потому, что внешностью и не блистал. Как же она с таким чучелом ведет в общество. Красавица и чудовище. Жуть.
"Не все-то золото, что блестит". - Говорится в одной пословице.
Вспомнилась она девушке только тогда, когда вот такой вот "принц" ее взял да и обокрал. За офицера себя выдавал, но как поет Алла Пугачева: "оказался блин уголовник". Хотя честно сказать, отвращение у нее к этому "полковнику" было, но это отвращение, ни как не связывалось с его внешностью.
Жизнь у Альберта, после той СМС, словно оборвалась. Да хоть в монастырь иди, а ли еще чего хуже - в петлю лезь. В голове все образ ее, отчего слезы из глаз сами так и текут.
Вывод прост, никогда ни с кем, ни о серьезном, на сон грядущий не говори. Лучше все важные дела на утро перенести. Утро вечера мудренее.
Утром поговорил Альберт с друзьями, поплакался в жилетку и решил в выходные пройтись по магазинам. Присмотреть удочку или спиннинг. Заняться рыбалкой, а уж там в лесу, вылечиться от болезни по имени "Любовь".
Обычно Алик одевался стильно, джинсовый костюм, шляпа с широченными полями, ну такой "ковбой - хагис", но в этот раз, чтобы не выделяться из толпы оделся серо, как все нормальные люди.
Снял наличности, так как не во всех магазинах города принимают пластиковые карты, и отправился бродить. Долго или коротко, много магазинов обошел Альберт, отчего настроение его даже улучшилось, и набрел он на магазин интимных товаров. Секс-шоп по народному, с таким же названием, как и его болезнь - "Любовь". Это у кого другого болезнь носила имя богини Венеры, но только не у Альберта. Даже еще подумал странное название, может в честь женщины. Ну, ведь бывают же магазины "Светлана", "Валя" и "Анна".
Он открыл дверь и вошел в магазин. Темно-зеленое помещение, освещенное несколькими неоновыми лампами, было заставлено интимными игрушками, видеокассетами и ДВД - дисками. А еще разные журналы, заменители и возбудители. Стоит Альберт и разглядывает витрины. И стоял бы долго так, если бы не продавщица, которая подошла и не спросила:
- Может вам помочь?
- Да... - замялся Алберт.
- Я знаю, что вам нужно, - проговорила она, - с вашей внешностью....
Тут он чуть не вскипел, но удержался. Что теперь все будут намекать на его внешность. За что ему такое мучение.
- .... Нужно новое средство, - продолжила она, не обращая на его реакцию, - новое средство. Называется "Аленький цветочек".
- А чем оно вот лучше всех этих..., - произнес он и указал на витрину со всеми там возбудителями.
- Ну, во-первых, оно не для какого-то определенного пола, то есть не важно, мужчина вы, женщина, а во-вторых, использующий его становится привлекательным не только сексуально, а вообще. Человек противоположного пола видит перед собой истинный образ, скрытый под маской человеческих комплексов. Например, вы становитесь увереннее, а ваша пассия не обращает внимания на ваш с горбинкой нос, хохолок на голове. В-третьих, скажу, что оно уже действует. Перед вами живой пример.
Только теперь Альберт обратил внимание, что женщина в не его вкусе, а в другом месте и в другой ситуации он и не взглянул на нее, была чертовски привлекательна. Ее полнота сейчас показалась ему просто идеальной.
- Правда есть одно но, - проговорила она, - если вы человек красивый, а в душе гнилой, то "Аленький цветочек" вам не поможет, он только выявит все ваши порочные черты. Вы останетесь красавцем, но взгляд будет проходить сквозь всю эту шелуху. Видя вашу негативную сторону, которую некоторым красавцам удается скрывать, за своей внешностью.
Альберт задумался. Ему понравился этот препарат, и сейчас ему захотелось его купить, но сначала стоило узнать его компоненты. Вдруг у него на них аллергия, ведь прыскаешь его на себя, а потом бах и покроешься сыпью. Стал задавать наводящие вопросы, а продавщица улыбается и говорит:
- Во-первых, прыскать не надо, всего капля. Капля в области шей или мочки уха. Во-вторых, духи сделаны на основе различных лекарственных растений. В-третьих, после недельного его использования люди перестают уже автоматически не замечать ваши недостатки, да и вы о них забудете. После чего средство вам и самому будет не нужно.
- Хорошо я беру, сколько?
- Пятьсот.
- Окей!
Альберт достал свой старенький кошелек и отсчитал пятьсот рублей (сто рублевыми купюрами). Еще немного постоял в магазине и вышел на улицу.
Пешком он добрел до квартиры. Открыл дверь и прямиком направился на кухню. Ему хотелось подумать. Алик знал, что Ксению он сильно любит, и тут у него созрел план. Паренек набрал номер на сотовом телефоне, на том конце сняли трубку, и он услышал:
- Привет Альберт.
- Привет Ксюша, не хочешь ли завтра сходить со мной в ресторан?
- Ну, я не знаю, у меня столько дел.....
- Видишь ли, я завтра вечером уезжаю в другой город. И хотел бы, немного времени, провести с тобой. Ну, если ты меня не испугаешься, ведь я страшный, - в конце сострил Алик.
- Ладно, я согласна, только давай в 15 часов.
Он повесил трубку. Лег спать. Нельзя было понять, дошла ли до нее острота или нет, но ход был сделан. Утром Альберт еще раз позвонил, но не ей. Потом побрился, надушился "Аленьким цветочком", надел плащ и в полтретьего вышел из дому. Кафе, в котором он назначил встречу, было в пятнадцати минутах ходьбы, от его дома.
Только теперь он заметил, что если раньше на него женщины не обращали внимания, то сегодня, они оборачивались вслед Альберту, как обычно это делают мужчины, в отношении красивеньких женщин.
Без пяти он уже ждал Ксению у входа в кафе. Стоял и ждал. Эликсир действовал, если женщины на подходе к Алику как-то не реагировали, то стоило им приблизиться, в них просыпалось, что-то, отчего они начинали строить ему глазки. Ему пришлось улыбаться и отводить взгляд, пытаться их игнорировать, и если бы раньше он был бы этому только рад, то теперь из-за чувств любви к Ксене, ему это было даже неприятно.
Девушка появилась ровно в пятнадцать. Не шла, а плыла словно лебедь, раскачивая бедрами из стороны в сторону. Ее рыжие, как пламя, волосы развивались на ветру. Ксения помахала ему рукой, и он пошел к ней на встречу. Видимо ветер усилил эффект, из-за чего она вдруг внешне изменилась.
- Что с тобой случилось Альберт? - спросила она, когда они сблизились на достаточное расстояние.
- Ничего, а что?
- Ты изменился.
- Что стал еще страшнее, - пошутил он, - надеюсь, ты меня не боишься?
- Не знаю, мне кажется, что я боюсь, но не тебя и не твоей внешности. Да и причем тут твоя внешность, я боюсь тех чувств, что просыпаются во мне. И еще я боюсь тех слов, что писала тебе. Ты не стал страшнее, скорее наоборот, ты вдруг притом, что внешне не чем не изменился, вдруг стал красив.
- Возможно, я тебя понимаю. Это происходит тогда, когда ты начинаешь, что-то терять.
Алик взял ее под руку, и они вошли в кафе. Было странно, но знакомые друг с другом уже более года, ни разу не целовались. Возможно, виной здесь была стеснительность Алика, а может, и внешность играла определенную роль, ведь кому охота целоваться с не красавцем. Иногда она даже взгляд отводила от него, и ему, Алику, это было неприятно.
Выбрали стол, в углу большого зала, чтобы никто не мог помешать, сели и заказали поесть.
- Знаешь, - вдруг сказала она, - мне все больше кажется, что я была не права. Мне все время казалось, что ты стал для меня родным. Возможно это и так, но той внешностью, что ты обладал... Я не знаю, мне кажется, что, появляясь в твоем обществе все, смеются надо мной. Красавица и чудовище.
- Как у тебя возникло это чувство, ведь с начало его, мне так кажется, ведь у тебя ко мне не было, я имею виду отношение к моей внешности.
- Нет, неприязнь была всегда, я даже зеркало разбила, потом когда парни стали обращать внимание на меня, когда я была с тобой. Их смех...
- Но этот смех, смех надо мной.
- Да смех над тобой. Но потом, потом подруга.
- А что подруга....
- Она сказала....
- Но это ее дело, ты, же могла проигнорировать, как игнорировал я, то, что говорили мне.
- А тебе, что-то говорили....
- Говорили, что с тобой не надо встречаться, а я встречался. А ты... Ксения.... Эх ты.
Официант принес обед, разлил красное вино в бокалы. Альберт отпил.
- А теперь, ты изменила мнение, - продолжил он.
Она кивнула.
- Алик, я была не права....
- Поздно, я уже купил билет в Санкт-Петербург.
- Ты уезжаешь?
- Да.
- Позволь узнать один?
- Нет. С девушкой, которая не стала смотреть на мою внешность. Правда у меня к ней нет тех чувств, что есть к тебе. Но это не страшно. Я понял одну вещь, обоюдной любви видно просто не бывает. Ты ведь не захотела принять меня таким, какой я есть на самом деле. Ты не видела ничего за этой вот шелухой.
Алик полез в карман и вынул оттуда горсть луковой шелухи и положил на пустую тарелку.
- Ты слушаешь других и в этом твоя беда, ты готова броситься в любую религию. Лишь бы... Тебе не понять.
Он встал, положил полторы тысячи на тарелку.
- Расплатись, - проговорил он и ушел.
Она осталась сидеть одна, и вдруг на ее глазах проступили слезы.
"Что имеем, не храним, потерявши плачем". - Подумалось ей.

Поезд на Санкт-Петербург уходил с городского вокзала ровно в двадцать один нуль-нуль. Лещев стоял на перроне. Его попутчица уже была в купе и ждала его прихода, но он не спешил. Альберт то смотрел на часы, то всматривался в проход между зданием вокзала и часовенкой Николая-угодника.
Он хотел, что бы там, в проходе появился ее силуэт. Из музыкального киоска раздавалась музыка. Моисеев и Гурченко пели о Санкт-Петербурге. Песня выражала в данный момент его чувства.
И вообще все песни, что он слушал, в разные моменты его жизни, выражали его чувства.
Ксения появилась, все было, так как он задумал. Она бежала. Волосы девушки развивались по ветру, а взгляд пытался выхватить его из толпы. Наконец Ксюша его заметила, подбежала и кинулась ему на плечи. И тут она сделала, то, что должна была сделать, девушка поцеловала Лещева и сказала:
- Алик, не надо... Не надо, не уезжай. Алик я тебя люблю. Я там, в кафе долго думала. Долго думала и поняла.
Она заплакала. И этих слез не выдержал уже он. Альберт обнял ее и прижал к себе.
- Я Ксюша знаю, я все знаю. Я знал, но тот психологический барьер, что был в твоем сознании...
- Его больше нет. Я помню, сколько ты для меня сделал. И не могу забыть, своего поведения. Не могу простить себе всех тех слов, всех тех моментов, когда отводила от тебя взгляд.
- Не плачь, пожалуйста, не плачь. Я ни куда не еду.
- А та девушка?
- Она моя двоюродная сестра.
Альберт набрал на сотовом телефоне номер и сказал:
- Лена, я остаюсь я не еду....
На том конце ему ответили:
- Нет проблем, но мне жаль терять такого попутчика.
- С первой платформы отправляется поезд на Санкт-Петербург, - раздалось вдруг из громкоговорителя, - провожающих просят покинуть вагон.
Через пять минут состав тронулся и поехал. Альберт и Ксения провожали уезжавший в Санкт-Петербург поезд. Они оба уже не были такими как раньше.
Из киоска вдруг раздался голос Николая Расторгуева:
- В тишине о тебе помолюсь...
Влюбленные медленно шли на автобус. Они возвращались к Альберту домой.
А на следующий день он выкинул эликсир. И хотя средство перестало действовать, Ксения от него не ушла, она перестала видеть в его внешности недостатки. Да и он стал относиться ко всему спокойнее.
Вновь исчез интерес других женщин к его персоне. Хотя многие дамочки с его работы стали говорить, что он сильно изменился. В каком смысле, Альберт так и не решился уточнить. Да и зачем. Он ведь прекрасно знал, что-то что о нем сейчас говорили дамы, были уже не от того загадочного эффекта, что давал ему странный эликсир.
 
pretorianes2003Дата: Суббота, 23.04.2011, 22:23 | Сообщение # 4
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Горшочек, вари...
________________________________________

Это случилось под самый новый 20... год.
Все происходило, как обычно буднично. Суета и люди ищут подарки для себя и родственников. Вот и она, молодая и симпатичная, с самого утра, несмотря на сильный мороз, моталась по городу. Кутаясь в меховое пальто, пряча руки в муфту, когда останавливалась у той или иной витрины, старалась пританцовывать, поэтому прохожие, в основном мужчины, заглядывались на ее итальянские красные сапожки. Мечтала девушка купить не то сережки серебряные, не то юбочку с кофточкой, да вот только никак выбрать не могла.
Когда же она чувствовала, что вот-вот замерзнет, забегала в первый попавшийся и бродила там, до того момента, пока не согревалась. И тогда девушка вновь мчалась в нужные именно ей магазины.
Именно вот так вот замерзая, вбежала она в магазин электроприборов. Стала разглядывать товар, что стоял на витрине. Неожиданно вспомнила, что дома совсем недавно сломался кухонный комбайн. Вещь под новый год, ой как необходимая. Задумалась на секунду. Вроде сережки и кофточка с юбочкой нужны, но и новая бытовая техника не помешала. Тем более ее муж, Василий Торбяков, увалень еще тот. Лентяй и бездельник. Больше всего на свете - любит на диване поваляться у телевизора. Не охота ему вставать хотя бы тот же гвоздь в стенку забить или худо-бедно вон все тот же сломанный комбайн починить. Может кто-то скажет: гарантия существует и сервисные центры, так не ей же хрупкой женщине неисправный прибор тащить. Попыталась, было, супругу намекнуть, но тот только улыбнулся и проговорил:
- Дорогая, сделай проще, купи новый кухонный комбайн, и отстань от меня с такой ерундой. Вот тебе деньги, делай что хочешь.
Ну, куда тут денешься. Не заставлять же его силой? Может, кто посоветует пиво у него отобрать или телевизор выключить? Не хочет он время на ремонт комбайнов, магнитофонов и прочих вещей тратить, да и бог с ним. Надежда настаивать не стала, взяла деньги, а их муж ей аж на три вот таких вот комбайнов дал, лишь бы его не трогали.
Девушка вздохнула, вспомнив события последних дней. Мысленно отругала супруга. Бизнесмен, деньги гребет лопатой. Машины, чтобы она по магазинам каталась - не дал, дескать, самому понадобится. Вот и приходился самой по магазинам бегать на этом собачьем холоде.
Думала Надежда сначала мастера вызвать, но приближался новый год и не один нормальный человек в это время работать не будет. Вот и решила девушка, что лучше ей юбочку и кофточку купить, а тут зашла в магазин и...
Среди разных кухонных комбайнов стоял странный прибор. Форма у него была необычная - горшочек, на подобии тех, что в прошлых столетиях были в русских деревнях. Именно этот самый агрегат и привлек ее внимание. Если это была антикварная вещь, то, что она делала среди современной бытовой техники?
Около пяти минут вертелась у витрины, в другом магазине уже продавец подскочил бы, да со словами: «Вам что-нибудь подсказать?», а тут никого. Наверное, так и ушла бы, не купив, да вот только возникни, словно из-под земли, прямо перед ней молодой человек лет тридцати с бейджиком на груди.
- Желаете что-то приобрести? Мадам! – полюбопытствовал он.
Продавец. Да и как вовремя, еще мгновение…
- Мадам желает просто посмотреть, а потом... Если захочет Мадам может и купить... подыграла она, внезапно поняв, что обращение к ней – «Мадам», ей очень нравится.
- Я, кажется, вас понял, - продолжил он, - у вас сломался кухонный комбайн, - Надежда вдруг испугалась, ей показалось, что продавец прочитал ее мысли, - и вы хотите купить новый?
Кивнула. Наденька уже поняла, что о сережках стоит, скорее всего, забыть. Слава богу, что на прикид еще деньги останутся.
- Вот, - продолжил торговец, - могу посоветовать, новая российская разработка "Чудо горшочек", современный тип кухонного комбайна на основе последних технологий. – Он замялся, и прошептал, - военных. Может приготовить различные блюда, прямо из воздуха.
Наденька захохотала, полного бреда она не слышала с самого детства, когда ей мама читала разные сказки.
- Вы, меня разыгрываете? – спросила она.
- Чтобы я разыгрывал, - обиделся паренек, - вы, меня обидеть хотите?
- Нет.
Продавец улыбнулся.
- Хорошо. Давайте я попытаюсь хотя бы в двух словах объяснить. – Он вздохнул, и девушка поняла, что будь на ее месте мужчина, продавцу было бы проще. Хотя как на это взглянуть. – Ну, я попытаюсь, - проговорил торговец. – Я думаю, вы знаете, что в воздухе полно всяких микроэлементов? – поучив утвердительный ответ, продолжил, - Так вот в данный комбайн введены сотни рецептов, и достаточно заказать блюда, начинается синтез атомов углерода, кислорода и водорода. Вы ведь знаете, что все состоит из этих трех компонентов...
- Например? - спросила женщина.
- Вот если бы вы были, мужчина вы бы поняли. Например, - он задумался, - пожалуйста - Спирт. С2Н6(ОН), то есть в нем семь атомов водорода, два углерода и один кислорода. В воздухе не только эти вещества, но и атомы металлов, и солей. Так что там есть все. Вся таблица Менделеева.
И чувствуя, что девушка проглотила наживку. Что теперь она его слушается, он стал объяснять, зачем ей такой агрегат нужен. Во-первых, пояснил торговец, это ведь замечательно когда не требуются продукты. Не нужно бежать в магазин или на рынок. Закупать горы продуктов, а затем хранить все это в холодильнике. А во-вторых, у нее появляется много свободного времени. Потом для полноты нужны были доказательства, и он сказал:
- Я вижу, вы не уверенны, ну что же, может наглядная демонстрация убедит, вас, в достоинствах товара.
Он порылся в кармане жилетки и достал ключ от витрины. Открыл ее и извлек горшочек. Загадочный агрегат не имел проводов, что бы включит его в розетку. И было совершенно не понятно, как такое чудо техники могло работать.
Продавец поставил его на прилавок и, нажав несколько кнопок на корпусе "горшочка" проговорил:
- Включаем автономное питание, оно рассчитано на сто лет, больше горшок не включить, не выключить. Что бы он заработал и начал создавать съестное. Теперь достаточно произнести название того, что вы хотите приготовить. Вот, например, давайте кашу...
- Ячневую.
- Ячневую, так ячневую.
Он склонился над горшочком и проговорил:
- Ячневая каша с маслом. Горшочек вари.
Горшочек завибрировал, из-под крышки пошел пар. По помещению магазина пронесся знакомый запах каши, привлекая других посетителей.
Надежда проглотила слюну, понимая, что это та самая каша, которую так любил Василий.
Между тем продавец посмотрел на часы. Решил, что каша вполне готова и вновь наклонившись над горшочком, произнес:
- Горшочек не вари.
Вибрация тут же прекратилась. Агрегат замер. Продавец прикоснулся к нему, и попросил это же сделать Надежде. Она выполнила просьбу. Горшочек был холодный, нет, не леденей, а просто холодный. Потом паренек открыл крышку, и оттуда вновь сильно ударило запахом готовой каши, затем достал из-под прилавка две пластиковые тарелочки, и положил содержимое котелка в них.
- Ну, пробуйте, пробуйте, - сказал он, протягивая одну из них Надежде.
Когда она взяла ее в руки, продавец хлопнул себя полбу, склонился под прилавком и достал пластиковую ложечку.
- Пробуйте, пробуйте, - повторил он.
Женщина зачерпнула с тарелочки кашу и поднесла ко рту. Она пахла чудесно, потом лизнула, вкус ничего, лучше, чем у нее получалось. Съела. Было просто великолепна, эта каша, возникшая из ничего, ни чем не отличалась от тех, что готовила Надя.
- Ну, теперь вы убедились? - спросил продавец.
Надежда кивнула, ей уже ужасно хотелось купить, этот чудо прибор. Снять домашние проблемы с плеч. Сколько бы времени у нее освободилось бы на себя....
- Сколько этот прибор стоит? – спросила девушка.
- Всего триста у.е.
Что ж о сережках она уже забыла, придется забыть и о новом наряде.
Ничего она сбережет для себя денег за счет денег, что выделит ей Василий на покупку продуктов.
Видя, как заблестели ее глаза, продавец тут же сообразил и сказал:
- У нас новогодняя пятнадцати процентная скидка, так что "горшочек" будет, стоит для всего лишь двести шестьдесят пять у.е., Мадам.
Есть такое волшебное слово – «Скидка». Оно так и манит покупателя, заставляя совершать не обдуманные поступки, даже не задаваясь вопросами, а нужен ли ему тот товар, на который она распространяется. Третья в чеке в полцены, а затем мне две первых? Ведь все же знаю, что в их стоимость заложены пятьдесят процентов. Но стоит услышать это заветное слово, и человек, как рыбка попадает на крючок. После магических слов он так и бежит в кассу, чтобы отдать свои «кровные», пока продавец выписывает гарантийный талон.
Надежда поступила, так же как любой из нас, она просто купила прибор и все. Продавец упаковал чудо аппарат в коробку. Положил туда инструкцию, и поблагодарил за покупку. Счастливая девушка летела домой как на крыльях. Ей очень хотелось опробовать "горшочек", и приготовить все-то, о чем только мечтала. Вплоть до тех деликатесов, которые пропали с прилавков давным-давно. Она вбежала по лестницам на седьмой этаж, забыв про лифт. Открыла дверь.
Супруга дома не было, значит, опять ушел к друзьям.
Распаковала горшочек, поставив коробку на пол. Залезла в шкаф и достала старенькую поваренную книгу. Сдула с нее пыль, открыла на первой странице.
Она несколько минут искала рецепт, наконец, нашла и прочитала название:
- Блинчики с черной икрой по-царски, - подумала и добавила, - горшочек вари.
Горшок, как и тогда, загудел, и это гудение продолжалось несколько минут. Прикинув объем порции и степень готовности, через несколько минут Надежда произнесла:
- Горшочек не вари.
Агрегат перестал вибрировать. Барышня открыла крышку и достала перепачканные икрой блины. Да как говорится, первый блин был комом. Что-то она сделала не так, но что? Подумала пару минут и полезла в коробку за инструкцией.
Оказалось все просто. Надо было сначала ознакомиться с инструкцией, а уж потом заказывать. Хорошо хоть не сломала. Выяснилось, что если блюдо сложное. Ну, скажем пельмени, вареники или те же блины с начинкой, то с начало нужно было приготовить все по частям. При этом пельмени и вареники нужно было доваривать уже в обыкновенной посуде. Блюда же сложные типа супов и салатов, готовились сразу же. Кушанья попроще готовятся легче всего. Ячневая каша, да и вообще все каши относились к самым несложным блюдам. Значит, селедку под шубой придется готовить по старинке, слава богу, что за продуктами не надо было идти в магазин.
Девушка вздохнула, а ведь продавец не все рассказал. Она открыла холодильник и посмотрела. Сметан, майонез, растительное масло у горшочка просить было пока не надо. Яйца, селедка и прочие деликатесы придется «готовить». Посмотрела на часы, до нового года оставалось десять часов, значит на приготовление праздничного обеда, максимум часов восемь.
Увы. К сожалению, все выходило не так быстро как хотелось. То сельдь получилась маленькая. Оказалось, нужно было сказать:
- Сельдь средних размеров.
То яйца вышли перепиленные, вместо куриных яиц. Ну, тут, слава богу, не утиные яйца и не страусиные. Вот с морковкой, огурчиками, с этими проблем не было. Но все равно опять пришлось лезть в инструкцию. Оказалось, что и продукты имеют степени распознания. Сложные и простые. К сложным продуктам относились: перец, рыба, яйца. Ведь они имели очень много различных дополнительных наименовании. И сказав, рыба, Надежда могла получить любую рыбешка, кроме той, которая ей была необходима.
Да и с зеленью было не все так просто. Взять хотя бы «салат». Кто даст гарантию, что наклонившись над горшочком и произнеся название, вы не получите – траву? Или наоборот – любую из закусок (если нужна была приправа), а то и просто сломаться. Надежда решила обойтись чесноком, щавелем, укропом и редисом.
Где-то за три часа, до праздничного вечера девушке удалось закончить все приготовления к столу. Она плюхнулась на стул от усталости и обматерила продавца. Если бы ее услышал Василий, вряд ли подумал, что это его супруга. Надежде было до слез жалко потраченных денег. Она сейчас бы вернула агрегат в магазин, да вот только магазины уже закрыты. Все готовятся к новому году.
И тут дверь входная скрипнула. Пришел он. Нет не голод – муж. Василий ввалился на кухню в куртке и в сапогах, увидел "горшочек" и спросил:
- А это, что за агрегат?
Надежда кратко, как умела, минут на двадцать, рассказала ему про прибор и в конце спросила:
- Кушать будешь?
Он поморщился, потом подумал и сказал:
- Если только ячневую кашу, ничего больше не хочется.
Девушка вновь плюхнулась на стул. Тяжело вздохнула. Она тут весь день... а он. Махнула рукой, как-никак есть возможность продемонстрировать, как этот агрегат работает.
- Кашу ячневую, - проговорила Надежда, - горшочек вари.
Горшочек застрекотал, тихонечко загудел и по кухне заструился запах каши. Надежда села на стул и посмотрела на часы. Вася, прослушав первую фразу, ушел смотреть телевизор. А она, дождавшись, когда все будет готово, а это заняло еще меньше времени, чем при демонстрации продавцом, принесла кашу ему в комнату. Он попробовал, похвалил свою жену, и уставился в телевизор.
Новый год приближался с неумолимой силой.
Синее атласное платье, телесного цвета чулки, туфельки на шпильках и модная прическа, и все это требовалось по китайскому календарю. Костюм тройка, белая рубашка и галстук, вот он наряд мужчины. Именно так они были одеты, когда куранты пробили полночь. А потом они танцевали. Они встречали новогоднюю ночь вдвоем, неохота было идти куда-то на холоде.
Праздничный ужин растянулся на два дня. Даже если учесть, что идти за продуктами было, никуда не надо, готовить - не хотелось. На третий день Надежда пошла к подруге, оставив голодного Василия. Тот спал и не слышал.
Подругу звали Снежанна, ей муж подарил на новый год платье, так что та просто павлином расхаживала перед Надей, хвастаясь подарком.
- А что тебе на Новый год, подарил благоверный, - спросила подруга.
-Уникальный кухонный комбайн.
Снежанна расхохоталась. Пришлось объяснять, что агрегат этот способен творить чудеса.
- Кушанья из воздуха делает.
- Не верю.
Пришлось вызвать такси и ехать к Надежде домой.
Подъезжая, они заметили толпу, сновавшую около дома, где жили Торбяковы. При этом в воздухе, вокруг дома, летал странный не понятный запах. Женщины вышли из такси, и подруга сразу же, пожалела, что была в новом платье. Возле подъезда была странная большая лужа коричневого оттенка, возле которой копошилось несколько дворовых собак.
- Я к тебе потом приеду, - проговорила Снежанна, снова залезая в такси, - у вас как всегда не дом, а помойка.
Подруга уехала домой, а Надежда, пробираясь по мерзкой луже вошла в подъезд. Зашла в подъезд и поразилась. Со стен стекала непонятная коричневая жидкость. Причем она была такая густая, что ее казалось, что идет она по песчаному пляжу. Да к тому же сама жидкость - теплая. При таких обстоятельствах лифт, конечно же, не работал. Подниматься пришлось пешком.
Минут через десять, если бы не это болото Надежда была бы раньше, она стояла у своей квартиры на пятом этаже. На этажах, находившихся выше ее квартиры, такой грязи как внизу не было. Даже сложилось такое впечатление, что причина этого беспорядка крылась именно на этом этаже. Что еще было более удивительно, странная жидкая масса текла именно из ее, Надиной квартиры. Терпкий знакомый запах летал в открытых дверях. Женщина присела, окунула в теплую массу палец. Поднесла к носу, понюхала, а потом попробовала на язык. И тут все стало ясно. Из ее квартиры текла небезызвестная ячневая каша. Стало сразу же ясно, что виновником явно был Василий. Проголодался, включил "горшочек". Он слышал, как запустить его, но не слышал, как его выключить и в полнее возможно, что еще к тому же ушел смотреть телевизор. Тогда еще все становилось более понятно, он просто забыл о каше.
Надя вошла в квартиру. Ее муж похрапывал около включенного телевизора. На кухне что-то гудело. Она бросилась туда и... обомлела.
Горшочек продолжал выдавать порцию за порцией.
- Горшочек не вари... - прокричала она.
Прибор перестал работать, в смысле перестал варить. Он выпустил последнюю порцию каши и затих.
Надежде стало ясно, что убирать придется не только в квартире, но и во всем доме. А также на улице, пока желе не превратилось в каток. И если в начале, она как-то пыталась спасти приготовленную кашу, консервируя ее в банки, то потом через час, махнула рукой и стала носить ее в ведре на помойку, куда тут же слетелись голодные вороны. И лишь только под вечер, когда ее муж проснулся, а ей не хотелось его будить, она вместе с ним закончила работу.
К горшочку Надя не подходила дней пять, может быть, зря она это не делала. Пока к ней не приехала Снежанна. Ей все-таки захотелось посмотреть на прибор, подаренный Василием на Новый год.
- Так вот это чудо ты купила? - спросила она, и нахмурила носик. Видно на нее не хорошее впечатление произвел на нее горшочек.
- Да.
- Ну и как же оно работает?
- Смотри, - проговорила Надежда, наклонилась и сказала, - ячневую кашу. Горшочек вари.
Горшочек заработал. И через несколько минут выдал, свежую порцию ячневой каши. После заветных слов он перестал работать, и Снежанна спросила:
- А что ни будь стоящее? Курочку копченую?
- Можно и курочку.
Хозяйка произнесла заветные слова и стала ждать. Но тут произошло неожиданное, для нее, подруга явно этого ждала, из горшочка опять полезла каша. И опять та самая ячневая.
- Я так и знала, ты Наденька, опять купила безделушку, способную готовить только кашу. Может тогда хоть манную.
Надежда в не шутку разозлилась.
- Манную кашу, горшочек вари, - прокричала она.
Но из горшка полезла опять ячневая каша. И тут женщина поняла все, ее муж не выключив вовремя чудо агрегат, сломал его. Тот просто зациклился на вечной ячневой каше.
- Горшочек больше не вари, - простонала Надя, и, брякнувшись на стул, добавила,- не надо...

 
pretorianes2003Дата: Суббота, 23.04.2011, 22:25 | Сообщение # 5
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Русалочка
________________________________________
В небольшом тихом американском городке, что лежал на берегу озера Мичиган, жил итальянец Викторио Максимум. Фамилия, которого переводилась с древней латыни, как "великий", а имя Викторио, как "победитель", и был этот "великий победитель" обыкновенным рыбаком, которых в любом американском городе видимо-невидимо. Но в отличие от других рыбаков, наш герой предпочитал ловить на спиннинг только форель.
Волей судьбы, или как частенько говаривал он: "по воле божественного проведения", наш герой в один прекрасный день из обычного человека превратился в русалку - мужского пола. Именно в тот день "победитель" в первый и в последний раз проиграл по-крупному.
Случилось это в 201... году, когда ему только-только исполнилось тридцать шесть лет. До этой даты он был дважды женат, имел детей и платил алименты. При чем первая его жена, у которой от него остались дети, бросила его. Вторая же, дочь местного крестного отца, утонула в озере. Викторио и ее отец, они долго искали тело девушки, но, увы, так и не нашли.
Летом 201... года, он взял кратковременный отпуск, и решил отправиться на рыбалку, да заодно еще испытать новый прибор друзей инженеров, коллег по бизнесу. Приятели были шотландцами, и имели странную мечту поймать Лохнеское чудовище. Вот и прибор смастерили из подручных деталей для его поимки.
Именно ради этого прибора Викторио и затевал ловлю форели. Ведь всего и нужно то ввести минимальные размеры рыбины, и можешь ловить. Хорошенько обдумав, он предложил им таким образом испытать его в деле, ведь в Шотландию, когда еще попадешь, а тут и озеро под боком, да и рыба, порой удивляющая своими размерами. Да и для себя еще кое-что поискать.
С помощью этого прибора хотел Викторио найти останки своей жены, или хотя бы то, что от них могло остаться.
Ровно, через неделю, после своего дня рождения Максимум погрузил прибор и рыболовные снасти в джип. Сел за руль и выехал в сторону порта, где у него на приколе стояла небольшая парусная яхта "Амати", подаренная его второй женой.
В этот день, после двух дождливых дней, погода стояла на удивление теплая и солнечная. А мелькавшие вдоль дороги аккуратненькие сосенки, навеивали хорошее настроение. Да еще песня, звучавшая из проигрывателя, такая приятная. Ее исполнял какой-то итальянский тенор, отчего Викторио стал ему подпевать в такт:
- Браво - брависсимо, браво - брависсимо....
Минут через пять, музыка перестала литься из приемника, а когда наш герой свернул к пирсу, из радио раздалось:
- Вы прослушали арию Фигаро. А сейчас новости. Пропали несколько девушек из колледжа Святого Патрика, волна сектантских выступлений в Торонто, необычные происшествия на озере Мичиган. Об этих и других событиях после рекламы.
Машина остановилась в нескольких метрах от деревянного пирса. Викторио выключил радио, вылез из машины. Стал переносить вещи на яхту. Когда он погрузил все необходимое на борт, на причале показался рейнджер. Это был его старый приятель Стив Стили.
- Привет Викторио, - прокричал он и помахал приятелю рукой.
- Привет Стив. - ответил рыбак и улыбнулся.
- Ты слышал последние новости?
- Ты на счет пропавших девушек или на счет сектантов?
- Какие к черту сектанты, - проворчал рейнджер, - я насчет девушек, и насчет необычных происшествий, ты уж, когда будешь рыбачить, если, что-то, свяжись со мной по сотовому телефону. Что-то странное твориться в последнее время на озере. Говорят, в окрестностях появились мерзкие твари. Русалки, грифоны, ну и прочая мерзость....
- Ты что Стив белиберды, что ли начитался, какие тут русалки и грифоны. Не думал, что ты увлекаешься чтивом....
- Ну, как хочешь, твое дело, но будь осторожен. Кстати среди пропавших девушек была дочь сенатора Джеррими Кризби.
Дочь сенатора Кризби - Элеонора Кризби. Она была на год моложе его второй жены. Девушка ему даже нравилась, но это было в прошлом. Потом Викторио встретил Стелу, и красота Элеоноры померкла. Он как сейчас помнил длинноволосую модель. Блондинка, которая сводила с ума почти все население городка.
- Жаль сенатора, - проговорил Викторио, - хотелось бы надеется, что ничего страшного, иначе Джеррими не перенесет.
- Тут ты прав. Не хотелось бы, что бы было, что-то тяжелое. Ну, да ладно. Я гляжу, ты на рыбалку собрался.
- Вот хочу самую крупную форель поймать.
- Ну, тогда счастливого плавания, - проговорил Стив и помахал ему опять рукой. - Удачной рыбалки.
Максимум поднял паруса, и спустился к компьютеру, который руководил управлением яхты. Он уже давно напичкал свою шхуну последними новинками Майкрософт, тем более что на Билла Гейтса даже молился, и считал его одним из гениев тысячелетия. Потом вернулся на палубу и скинул швартовые. Снова спустился в рубку управления.
Сначала он должен был сам вывести яхту в озеро, и лишь там он запускал компьютер. Просто как говорил святой отец из местной церквушки, которую итальянец, как добрый католик посещал каждую субботу:
- "Береженного бог бережет".
Он открыл маленький чемоданчик, когда его яхта отошла подальше от берега, в котором был встроен прибор шотландцев. Включил его.
Сначала он выбрал предмет поиска. Тут были три варианта: рыба, морское чудовище и человек. Викторио не знал, как работал этот прибор, да и зачем, если ему нужен был только конечный результат.
Для начала он выбрал рыбу, потом разновидность - форель. Ввел предполагаемые параметры рыбы. После минутной паузы на экране возникло несколько точек.
Старожилы утверждавшие, что в озере есть очень крупная рыба, оказались правы. Викторио выбрал ближайшую точку и ввел данные с прибора в компьютер. Тот определил направление, и на верху на палубе зашевелилась мачта, выставляя паруса на удобный ветер.
Сначала яхта пошла на всех парусах на зюйд, а потом изменила направление на зюйд-вест.
Викторио поднялся на палубу и стал осматривать в подзорную трубу озерную гладь.
Минут через двадцать яхта остановилась, и паруса сникли. Он снова спустился в низ и посмотрел на прибор. Прибыл на место. Поднялся и спустил окончательно паруса.
Открыл ящик и достал снасти. Викторио Максимум любил ловить рыбу только на спиннинг. В качестве наживки он использовал - балансир.
И хоть по телевизору и нахваливали твистор, увы, они его разочаровали. Ведь балансир это другое дело, как наживка здорово играет в воде, превращаясь в маленькую рыбку.
Викторио даже сам несколько раз наблюдал за его игрой в своем аквариуме, что стоял у него дома.
Это случилось после очередной попойки, когда он попросил Стива покидать спиннинг в аквариум. О, надо было видеть, как балансир с начала уходил вниз, а потом делал прыжок обратно наверх, причем сам прыжок напоминал или восьмерку, или петлю Мебиуса.
В этот раз Викторио выбрал балансир по крупнее, такую зеленую рыбешку с блестящими глазками и с ярко желтой полоской под брюшком. Прикрепил к леске с помощью маленького карабина, замахнулся и кинул. Наживка упал почти у самого корабля, и ему пришлось скрутить леску и кинуть еще раз. Но и в этот раз ветер, который был в этом месте, редкостью, сыграл с ним злую шутку. Вместо того, что бы упасть в озерную воду, балансир шлепнулся у него спиной и оцарапал стекло кабины.
- Карамба, - проворчал Викторио. Скрутил леску и в третий раз закинул.
На этот раз балансир упал достаточно далеко, и вот тут началась игра. Итальянец то натягивал леску, то отпускал. Водил из стороны в сторону, и вот рыбина клюнула. Клюнула да еще какая. Теперь началось противостояние, кто из них кого быстрее измотает, она или рыбак. Пара нехитрых движений и вот Викторио уже ее подтаскивал к яхте.
На удивление рыба быстро сдалась. Кто знает, возможно, ей надоело жить, и она так решила покончить со своей жизни. Чуть-чуть упорства, и вот форель уже лежала на палубе. Такая большая рыбина. Кто знает, может быть ее, лавливал еще и сам Марк Твен. Тоже еще тот любитель ловли форели.
Таких огромных рыбин, по всем канонам рыболовства, можно в большую воду уже и не отпускать. Теперь ее место было не только на фотоснимке в альбоме, но и на стене в гостиной.
Единственно, что Викторио не хотел делать, так это есть ее. Итальянец не любил рыбные блюда, даже в рыбный ресторан, старого японца Хонсю он предпочитаю не ходить.
Викторио затащил рыбину в трюм. Прикрепил ее ремнями к трюмной палубе, чтобы ее не кидало по всему трюму, во время плавания. Поднялся на палубу и поднял паруса, которые тут же окрепли под силой маленького ветерка. Прошел по палубе сложил снасти в ящик, спустился в рубку управления, подошел к прибору и изменил показания. Он считал, что, вряд ли в озере водились чудовища, даже не смотря на сумасшедший разговор рейнджера, а вот поискать труп жены, это было бы не плохо.
Конечно, может, кто-то усомнится в его теории, но все же. Утопленников не найденных не так уж и много, это во-первых, а во-вторых Викторио примерно знал где утонула его жена, ну и плюс ко всему он мог учесть течения.
Викторио запустил прибор, и вот на экране возникло несколько точек. Он выбрал ближайшую точку, к тому острову, у которого ее видели в последний раз. Ввел координаты в компьютер. Наверху вновь заходил такелаж.
Тем временем, он поставил чайник, достал старенькую дедову подзорную трубу, и поднялся на палубу. Прошел на нос яхты и встал вглядываться в даль. По всем приметам должен был начаться дождь. Со стороны городка ветер уже наносил тучи.
"Надо поскорее заканчивать дела, а потом уйти в тихую гавань и там переждать непогоду". - Подумал он.
Теперь Викторио перевел свой взгляд на облака, скопившиеся над островом, к которому сейчас несся его корабль. В них что-то скользнуло, не пролетело, а скользнуло, прошив эти облака насквозь. Из любопытства он настроил резкость на трубе и присмотрелся.
- О боже, - вырвалось из него, Викторио перекрестился, - Санта Мадонна что это?
Там высоко в облаках парило непонятное существо. Среднее между птицей и зверем, гибрид льва и орла.
- Ну и ну, - проговорил шепотом итальянец - как же тут не поверить Стиву. Это же грифон. Он парит в облаках как раз над тем островом, в районе которого утопла моя жена. Это было какое-то наваждение. Просто такое ощущение, что я попал в сказочное королевство, или даже в параллельный мир.
Что было потом, стало для него полной неожиданностью. Яхта резко затормозила, причем сделала так, словно налетела на мель. Но это было не так. При этом торможении Викторио чуть не свалился за борт. Устоял, правда вот труба выскользнула. Да еще ящик с бумагами и ручками, что стоял на карме. Они упали в воду и теперь мирно покачивались в набежавшей воде.
Во избежание чего-нибудь эта кого, или еще чего-нибудь неординарного, рыбак спустил паруса. Теперь даже если компьютер и захотел бы заставить яхту плыть, он бы все равно ничего не смог бы сделать.
Викторио очень хотелось вернуть память о деде. Если бы это был простой бинокль, он может, и не решился бы его спасать, купил бы новый, их сейчас купить не так то трудно, но это была старинная труба.
Итальянец спустился в каюту, подошел к шкафу со спасательными жилетами. Разделся, надел один из них на себя, поднялся на палубу, и вернулся на нос яхты. Прыгнул за борт, в прохладную воду озера. Он увидел ее, когда рука Викторио уже было, коснулась подзорной трубы.
В метрах пяти от него, плавала дочь сенатора Джеррими Кризби. Она медленно покачивалась в волнах, отчего из воды был виден ее голый торс. При этом взгляд ее испускал искры страха. Девушка явно узнала своего старого знакомого, и, несмотря на это, по-прежнему продолжала молчать.
- Эли, - крикнул он, - тебя и твоих подруг уже два дня как ищут.... - но Элеонора даже не прореагировала на его слова.
Девушка лишь повернулась к нему спиной и нырнула. И тут Викторио увидел самое, что ни есть, неожиданное. Вместо женских ног из воды вверх взметнулся дельфиний хвост. Перед ним теперь была не его знакомая дочь сенатора, а русалка, существо из старых сказок. Русалка медленно плыла в сторону острова.
Не знаю, что, но что-то заставила Викторио последовать за ней. Толи злая улыбка судьбы, толи наивное любопытство, но что-то заставило его, ее преследовать.
Русалка тем временем заплыла в маленькую заводь, как раз в этой заводи, любила в свое время в полном одиночестве отдыхать жена итальянца. Скрылась в густых зарослях мелкого кустарника, которые окутывали побережье. В памяти Викторио проскользнула мысль, что где-то в этом районе находился песчаный пляж.
Минут через пять он нашел этот чистый от поросли участок берега. Вышел из воды на сушу. Остановился и прислушался, где-то вдали раздался лошадиное ржание. Если здесь были животные, то тут могли быть, наверное, и люди. Он пошел на ржание коня, и минут через пять оказался на поляне перед маленьким домиком. На лужайке пасся кентавр.
Существо известное всем как кентавр, конь с телом человека. На этот раз в отличие от мифов, тело принадлежало индейцу. Это был "Соколиный глаз" из резервации. Говорили, что он подался в Нью-Йорк, а он оказался здесь, и, как и дочь сенатора, был уже не человек. Причем он "ушел" из города через месяц, после того как утонула жена Викторио.
К сожалению, для итальянца большего он разглядеть не смог. Что-то острое, как игла, впилось у него за правым ухом, от чего он решил развернуться. Его качнуло. В глазах поплыло, и Викторио увидел того, кто выстрелил в него отравленной стрелой.
Это был профессор Алекс Шварцкопф, известный в уголовных хрониках, как доктор Смерть. Говорили, что профессор был приверженцем неофашистских идей, которые все еще латали в воздухе. А еще был слух, что он хотел клонировать Иисуса и Гитлера. Правда, все это были слухи. Правда, был еще слушок, что он пересадил тело обезьяны дикой свинье, но тогда ему никто не поверил. Именно из-за связей с неофашистами, а так же за незаконную медицинскую деятельность, его хотели арестовать, но он сбежал из города. И в течение двух лет о нем не было ни слуху не духу.
Викторио не удивился, когда увидел его. Появление русалок, кентавров и грифонов было явно делом его рук.
К сожалению, для Викторио, он не мог сказать об этом уже не кому. Итальянец пошатнулся, упал, подняв в воздух столб пыли.
Очнулся он на следующий день. Причем лежал итальянец в огромной ванне, видимо профессор зачем-то притащил его сюда. Руки почему-то были свободны. Причина, почему он был не связан, разъяснилась сразу же, как только он взглянул на свои ноги. То, что он увидел ниже талии, заставило его заплакать.
- Ну, что русалк, доловил рыбку, макаронник.
Именно "русалком" назвал его профессор, и он был прав. Там внизу, ниже талии вместо ног, у Виктории был хвост, нет даже не хвост дельфина. Профессор пересадил ему хвост акулы.
- А твоя супруга в постели, так себе, - проговорил Шварцкопф, - я даже не стал долго думать в кого ее превратить.... Я бы тебя дал взглянуть, но тащить в коровник как-то не с руки....
"Доктор Моро", - подумал итальянец, подумал, но сказать не смог.
- Не удивляйся, как и ходить, так и говорить ты больше не будешь.
Он засмеялся и ушел. То, что Викторио стал не человеком, это понятно, но зачем доктору это было нужно. Ну, если он его убрал, как свидетеля, то, что было с другими. Может, и они, оказались не нужными свидетелями.
Весь этот день, да и следующий Викторио провел в ванной, и лишь только на третий день, профессор удосужился выпустить его в озеро. Он сделал это в той гавани, в которую Викторио несколько дней назад заплыл вслед за Эли. Итальянец минут десять плавал в заливе, пытаясь, освоится с новой нижней частью тела, и лишь когда скалящий от злости профессор ушел, он осмелился выплыть к своей яхте.
Там уже стояли катера полиции и егерей.
- Я и не мог предположить, - раздался с палубы знакомый голос Стива, - что Викторио отправится покончить жизнь самоубийством. Странно конечно, зачем было ему одежду то снимать. Вот она злодейка любовь. Даже место выбрал, почти там, где его жена утонула.
- Ну, у вас и озеро, - раздался незнакомый голос, - то люди тонут, то пропадают.
- Но сэр, это же не всегда, - проговорил, оправдываясь Стив. - Девушки, наверное, просто сбежали с кавалерами из штата, от отцов. Ну, Виктори, тут любовь. А русалки и прочая нечисть, это просто слухи....
Викторио, числившийся утопленником, теперь стал простой нечистью, мифом. От отчаяния он нырнул, и уж под водой он доплыл до берега острова. Он не стал заплывать в залив, а, поплыв немного, так чтобы не терять яхту из вида, наткнулся на ящик с бумагами.
В его глазах были слезы.....


Этакая фигня в стиле... впрочем нужно выбрать время
cool
 
pretorianes2003Дата: Суббота, 23.04.2011, 22:26 | Сообщение # 6
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Двое из ларца
________________________________________

Наш мир неустанно менялся. Новые вещи приходили на смену старым. Рушились традиции. Еще вчера было не зазорно перечитывать фолианты старинных книг, переворачивая их потрепанные желтенькие странички. Но вдруг, в одночасье все изменилось. Появились умные машины, а с их появлением у некоторых сознательных граждан, исчезла надобность в бумажной литературе.
С начала одна за другой стали исчезать энциклопедии, а затем и простая беллетристика. На смену им пришли аудио книги. Теперь было достаточно слушать, то, что когда-то было написано на бумаге. Не жизнь, а сказка, и при такой жизни оставались люди, верившие в чудеса, хотевшие все и сразу

Иван Овечкин, бизнесмен второй волны, это те, что отцовский капитал поддерживали на прежнем уровне, хотел жить в сказочном мире. Когда все-то, что человек хотел бы иметь, появлялось бы сразу. А все желания исполнялись бы сразу и непременно. Сейчас же вокруг него была лишь серая обыденность. Даже на фабрике, которая ему досталась от отца, и где он работал, не было ничего волшебного. Одна лишь рутина, да деньги.
"Нет, не в деньгах счастье" - бывало, думал он, разглядывая из окна кабинета проходивших по улице молодых девушек и парней. - "От денег только невроз! Отдал бы все, чтобы ощущать себя счастливым человеком".
Иван чувствовал, что чего-то в жизни ему не хватает. А вот чего, он понять никак не мог. У него было все. Друзья, девушки, вечеринки.
Но вскоре вся эта, распутная жизнь, стала ему до чертиков противна. Все чаще и чаще он стал задумываться, что неплохо бы обзавестись семьей. Вырастить сына, и оставит ему все свои деньги.
Увы, все женщины, с которыми он был знаком, на роль его жены не подходили. Одни были жадными до денег, другие ленивыми, а третьи вообще ни кого кроме себя не любили. Все они были "не того полета".
Однажды, возвращаясь с фабрики, в почтовом ящике он обнаружил свежий номер газеты бесплатных объявлений. Которую иногда, назойливые распространители, подбрасывали в его старенький двенадцатиэтажный дом.
Газета, как газета, если бы не объявление, которое само собой попалась ему на глаза. Невзрачное на вид, оно как-то загадочно манило Ивана.
- Брачное Агентство "ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНЬЮ", Ленина 80. - Прочитал он и задумался.
Мысль, что это, по всей видимости, судьба, сразу же скользнула в глубине его подсознания. От этой мысли можно было бы запрыгать, но Овечкин делать этого не стал, а лишь прошептал, сворачивая листок:
- Что ж, пришло время изменить жизнь. Хватит быть закоренелым холостяком.
Субботним утром, одевшись "посолидней", предоставив водителю выходной день, он сам сел за руль БМВ и поехал по указанному в объявлении адресу.
Брачное агентство "ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНЬЮ" располагалась в центре города, в небольшом трехэтажном особнячке дореволюционной постройки. Небольшая бронзовая табличка, справа от двери, была единственным подтверждением, что Овечкин приехал по адресу.
Иван остановил машину возле входа и вошел в металлическую дверь. Очутившись в небольшом холле, он неожиданно почувствовал себя неуютно. Что-то необъяснимое, загадочное витало в воздухе. Иван огляделся и увидел на одной из дверей нужную надпись. Подошел, и прочитал об услугах:
" Знакомства:
1. традиционный способ 10 у.е.
2. знакомство с использованием новых технологий 20 у.е.
3. прислуга (дворецкие, горничные) 15 у.е.
4. прислуга (новые технологии) 20 у.е"
"Забавно" - промелькнуло в голове Ивана, и ничего не сказав, он открыл дверь и вошел в офис.
Посреди небольшого кабинета стоял старенький стол. На котором, кроме старого пресс-папье и ноутбука, ничего не было. В правом углу от окна, высился шкаф с папками. С левой стороны, от него, металлический ящик белого света, наподобие холодильника.
За столом сидел молодой лысоватый человек, с большими шикарными усами, закрученными по краям. На нем был потертый серый твидовый костюм, белая рубашка и черный галстук.
В руках он теребил шёлковый платок.
- Здравствуйте! - улыбаясь, проговорил он, когда на пороге появился клиент. Такой вот современный Иванушка-дурачок. - Присаживайтесь. Чем могу служить?
Овечкин сел на такой же старый, как и стол, деревянный стул, с кожаным сидением и проговорил:
Иван присел на деревянный стул с кожаным сидением и проговорил:
- Вот понимаешь, решил жениться. Прекратить так сказать холостяцкую жизнь. И причем раз и навсегда.
- Замечательно, - проговорил снова менеджер и улыбнулся, - и как вы бы хотели с ней, я имею в виду с холостяцкой жизнью расстаться? Быстро или медленно?
- Хотелось бы быстро, - ответил Иван и усмехнулся.
- Тогда обычный способ знакомств, вам вряд ли подойдет.
- Это еще почему?
- Ну, при обычном способе знакомств, мы даем вам адреса девиц. Вы ходите, знакомитесь, тратите время и деньги. Ухаживаете. А там или вы разочаруетесь, или она убежит. А вот с использованием новых технологий, такая проблема отпадет. Вы знакомитесь только один раз. Причем разочарование исключено.
- Это еще как?
- Вы, наверное, помните..., ой извините, не знаю вашего имени отчества.
- Иван Иванович.
- Так вот Иван Иванович, вы, наверное, помните сказку о "Царевне-лягушке"?
- Это когда велел отец сыновьям жениться....
- Да, да. Вышел старший сын и пустил стрелу, вышел средний сын и пустил стрелу...
- И попали их стрелы к купчихе, боярыне и лягушке..., - заулыбался Иван.
- Вот-вот, - проговорил менеджер, перебивая, - именно на этом и основаны наши новые технологии. Только на этот раз вот, ни каких лягушек.
Он открыл ящик и достал маленький металлический чемоданчик.
- Только в данном случае, это будет не случайный выстрел. Это будет выстрел, рассчитанный нашим компьютером, так скажем - досконально. С помощью данных о вашей невесте, то есть, какой вы ее представляете, он выберет вам подходящий вариант, из огромной базы данных.
Овечкин задумался, уж больно заманчивое было предложение.
- Какая гарантия того, что девушка меня не разочарует, и что мне нужно делать? - проговорил он, расстегивая ворот рубашки.
- Гарантия 99%, можно было бы дать и сто, но все зависит от ваших собственных желаний. А делать, - менеджер замолчал, и открыл чемоданчик, там лежал миниатюрный ПК и пистолет, по типу напоминавший ракетницу, и пуля, - достаточно ввести параметры, в эту пулю-маяк и выстрелить в воздух. Желательно вверх. Компьютер рассчитывает траекторию, и пуля попадает или в окно, или в дверь вашей избранницы. Маяк включается. На ПК вы видите, где живет девушка. При этом за такую услугу вы платите всего 20 у.е. А вот по старому принципу за каждое новое посещение агентства 10 у.е. Ну, и время потраченное на поиски. По обычному знакомству, кто даст гарантию, что первая же девушка, кинувшаяся вам на шею, не имеет иных видов на вас. Кто гарантирует, что она захочет быть вашей супругой?
Иван почесал за ухом, взглянул на пистолет и произнес:
- Ну, допустим, я выстрелю, а пуля попадет к замужней даме. Что тогда?
- Это полностью исключено. Просто не может быть. Или вы думаете, наше агентство, только в одностороннем порядке работает? О нет. К нам приходят женщины, которые, как и вы ищут вторую половину. Вы понимаете Иван Иванович. И при чем не только в это агентство. У нас в каждом городе, в любой стране.... Нет, вернее сказать, по все планете есть свои отделения. При чем вероятность того, что ваши данные совпадут. Ничтожно малы. Ну, если это не близнецы.
Овечкин задумался. Менеджеру даже показалось, что тот вот-вот согласится. И не ошибся.
- Эх, была, не была, - проговорил Иван, - Давайте ваш договор.
Бизнесмен пощелкал по клавишам, и их принтера выползли бланки договора.
- Мне нужны ваши паспортные данные, - проговорил он, вынимая из пенала чернильную ручку. - Адрес и телефон.
- Хорошо, записывайте.
Менеджер сложил оборудование в чемоданчик, и когда сделка была оформлена, протянул его Ивану.
- Комплект и копия договора, - вымолвил он.
Овечки уже надумал уходить, когда неожиданно вспомнил, что неплохо было бы и прислугу нанять. От чего он только и проговорил:
- Я тут подумал, у вас ведь и прислугу можно нанять? Я давеча видел в перечне. Понимаете, надоело, по ресторанам ходить, да и дверь открывать.
- Если я вас правильно понял, вы бы Иван Иванович хотели нанять прислугу, а так как вы человек умный, то я вам опять посоветую выбрать прислугу с использованием новых технологий.
- То есть, как жену?
- Бог с вами. Не хотите же вы сказать, что заложите ваши требования в пистолет и выстрелите. Тут все по-другому. Прислуга старого образца это кто? Люди. А мы вам предлагаем в качестве прислуги роботов. Андроидов. Вы знаете, кто такие андроиды?
Овечкин кивнул, а бизнесмен продолжил:
- Прислуга - это андроиды категории Z. Агрегаты способные выполнять любую прихоть хозяина. Если людям нужно платить деньги, боятся, что они что-нибудь унесут, то с андроидами этого не произойдет. По этому наша фирма предлагает новую разработку, двух андроидов по цене одного! Так сказать - "Двое из Ларца".
Он подошел к шкафу-холодильнику, включил его и произнес:
-Достаточно один раз его включить, а потом лишь сказать "двое из ларца одинаковы с лица".
После чего дверь открылась, и из шкафа вышли два человекоподобных робота. Похожие, как братья близнецы, они были в таких же, как менеджер, твидовых костюмах. Вот только цвета они были черного.
- Как люди, - прошептал Иван.
Не обращая внимания на Овечкина, те повернулись к менеджеру и хором проговорили:
- Что хозяин надо.
- Для начала подметите в офисе.
Пока роботы занимались поставленной задачей, представитель фирмы продолжал:
- Андроиды категории Z, класса TF, простонародье Тит и Фрол. Роботы, предназначенные для работы в доме или офисе. Выполняют любую поставленную перед ними задачу.
Тем временем андроиды усиленно скребли помещение.
- Когда вы почувствуете, что работа выполнена, можете сказать: "Двое в ларец", они тут же прекратят работать и уйдут в шкаф.
Только менеджер произнес заветную фразу, андроиды прекратили работу и скрылись в "ларец".
- Круто, - выговорил Иван, и тут же спросил, - а по отдельности они могут работать?
- Достаточно вызвать их из ларца. Назовите по имени робота, и дайте работу. Оба андроида универсальны. От чего могут выполнять совершенно любую работу. Не расходящихся с тремя законами робототехники. Ну, как будете брать?
Тут уж Овечкин думать не стал. Он просто махнул рукой и проговорил:
- Эх, была, не была - беру!

Роботов, как пообещал менеджер, должны привести завтра. Овечкин даже обрадовался, что ему не придется этим заниматься самому. Он только взял документы и поехал домой.

Словно Гамлет, Иван ходил из угла в угол. Его в отличие от Шекспировского героя мучил совершенно иной вопрос. Оказалось, не так-то просто было определиться в своих потребностях. Это в начале ему казалось, что ввел данные роста, веса. Но теперь. Сейчас Овечкин думал совершенно по-другому.
Он несколько раз набирал на ноутбуке параметры. Вводил коэффициент интеллекта, нежности. Потом неожиданно резким движением все набранное удалял и вводил по-новому.
Наконец, после нескольких неудачных попыток, холостяк получил, то, что сильно желал.
Овечкин ввел данные в пулю. Вышел на балкон и, не прицеливаясь, выстрелил вверх. Минут двадцать он стоял на балконе и чего-то ждал. Потом плюнул. Почесал затылок, вздохнул и вернулся в комнату. Лег спать.
Ивана разбудил странный звук, доносившийся от ноутбука. Он встал, подошел к столу. На включенном экране (он просто забыл вчера его выключить) была карта города. Овечкину не стоило большого труда, чтобы в ней узнать родной городок.
- Слава богу, - пробормотал он, разглядывая маленькую точку в нескольких кварталах, от его дома, - не Африка, и не Америка. Хорошо, что не надо ни куда далеко ехать. Может, может, - залепетал Иван, - может я ее и знаю. Хотя вряд ли. Эх, - вздохнул он, - вся моя жизнь это: работа - машина - дом. Такая у меня судьба.
Овечкин достал свой лучший костюм, подогрел чай, ведь андроиды еще не были доставлен, и стал прихорашиваться перед зеркалом. Потом снял с подзарядки сотовый и вызвал автомобиль.
В дверь позвонили.
- Кто там? - поинтересовался Иван, вглядываясь в дверной глазок.
- Месье Овечкин! Вам заказ из агентства "По щучьему веленью", - раздался бас из-за двери.
Иван открыл дверь и оглядел посыльных. Это были два здоровенных парня, в голубых костюмах. На головах у них были желтые бейсболки. Позади их стоял уже знакомый ему металлический ящик.
- Роботов заказывали? - спросил старший, парень в темных очках.
- Да.
- Тогда вот распишитесь, здесь, и здесь, - проговорил он, извлекая из нагрудного кармана документ, подтверждавший доставку.
И после, того, как все формальности были выполнены, а квитанция вернулась на свое прежнее место, парни вкатили "ларец" в квартиру.
- Куда ставить будем? - осведомился старший.
- Вот здесь в коридоре. В углу, у розетки.
- Как скажешь, - проговорил второй, когда "ларец" занял свое новое место.
Овечкин протянул руку в нагрудный карман, и извлек оттуда портмоне.
- Это вам за работу мужики, - проговорил он, протягивая двадцати долларовую купюру.
- Не надо. Нам уже заплатили, - пробурчал старший, но деньгу взял.
Попрощавшись с Иваном, они ушли, насвистывая незатейливую мелодию.
Овечкин закрыл дверь и подошел к ларцу. Снял со стенки, прикрепленную скотчем, инструкцию. Развернул ее. Прочитал.
- Ясненько, - пробормотал он, включая агрегат в розетку.
Конечно же, ему стоило проверить роботов в деле, но тут позвонил на сотовый шофер и сказал:
- Машина у подъезда.
- Выхожу.

Девушка, которую выбрал компьютер, жила в соседнем районе. Сигнал, издаваемый пулей, привел его к новенькой девятиэтажке. Оставив автомобиль, и следуя позыву не то сердца, не то пули, Иван поднялся на пятый этаж и позвонил в дверь. Открыла длинноногая блондинка в коротком платье. Казалось, что сердце забилось усиленно. Язык у Ивана вдруг затвердел, а в горле пересохло.
Девушка улыбнулась.
- Иван Овечкин, - промямлил кавалер, глотая неожиданно выступившую слюну, - я...
- Я знаю, - перебила его девушка, и раскрыв ладонь показала расплющенную пулю, - вас направило агентство. Проходи Ваня. Меня зовут Алена.
Овечкин вошел в квартиру и обомлел. Такой чистоты он не видел ни у одной из старых его подружек. Не то, чтобы те были ленивые, просто здесь был идеальный порядок. Не одной пылинки, а пол блестел, словно его мыли всего лишь пару минут назад. Иван хотел, было выразить свое восхищение, когда его взгляд, скользящий по коридору, остановился уже на знакомом ларце.
- О нет, нет, - неожиданно произнесла девушка, заметив замешательство Ивана, - ты меня не так понял. Этих роботов я использую только для сантехнических работ. Или ты считаешь, что этим должна заниматься я?
- Нет, конечно же. - Ответил бизнесмен, улыбаясь - Можно я отпущу своего шофера? - спросил он, вынимая из нагрудного кармана смартфон.
- О, да!
Овечкин позвонил шоферу, и сказал, что тот больше ему на сегодня не потребуется.
Они прошли в зал, где стоял круглый стол, накрытый на две персоны.
- Может чаю? - спросила девушка.
- Можно и чаю, - проговорил Иван, присаживаясь на стул.
Девушка налила в чашечки чаю, положила несколько кусочков сахара. Присела за стол и стала рассказывать, как две недели назад подала заявление в агентство "По щучьему велению".
- И какой я по счету Иван-дурак, - спросил Иван, откусывая шоколадную конфетку.
- Первый, - проговорила она, - и вы мне нравитесь. И ни какой вы не Иванушка-дурачек, - подумав, добавила она, - а самый что ни есть замечательный Иван-царевич.
Неожиданно для самого себя, Овечкин засмущался. Впервые в жизни, он ловелас из ловеласов, не знал что делать.
- А может в кино? - спросил осторожно он, не решая форсировать события.
- Хорошо, пойдемте в кино. Знаете, я не очень люблю сидеть дома, - улыбнулась она, - но как же, вы отпустили шофера?
- Ничего, мы можем просто прогуляться до кинотеатра и обратно. Вы, не возражаете?
- Нет.

Около двух часов они смотрели заурядный боевик. Потом отправились в ресторан.
Чувства, охватившие Овечкина были ему незнакомы. Он хотел быть все время рядом с девушкой, и одновременно боялся. Опасался, что в одно мгновение, это счастье может лопнуть, как мыльный пузырь. Все, что с ним происходило, походило больше на сон. Но сон видимо не собирался прекращаться, да и Аленушка не куда не уходила.
Под вечер как джентльмен он проводил ее до дома. У самых дверей он спросил:
- Как мне тебе позвонить?
- Я бы дала тебе номер телефона, - произнесла Алена, засмущалась, - но у меня, его нет.
Бизнесмен порылся в кармане, достал коробочку с симкартой, носил запасную на всякий случай, и протянул девушке.
- Подержи.
Когда она ее взяла, достал смартфон. Поменял карты и протянул аппарат девушке.
- Держи. Он твой. Номер я знаю!
Поцеловал руку. А когда девушка скрылась в подъезде, пошел медленно домой. Не было желания тревожить водителя.

Овечкин не спешил. Да и куда было торопиться. В квартиру? Где он был один? Хотя тут он ошибался, там его ждали два робота. От того, что он сейчас скучал, ему вдруг захотелось петь. И Иван стал мурлыкать под нос старую песенку.
Где-то позади него заработал двигатель автомобиля, и мимо него проехал джип с затемненными окнами.

Примерно через полчаса, он уже был у своего дома. У подъезда копошились двое грузчиков.
"Кто-то уезжает", - подумал Иван.
Он остановился и пригляделся. Рабочие уже заканчивали погрузку, и теперь запихивали в старенький грузовой автомобиль - телевизор.
"Как у меня", - пронеслось в голове Овечкина. - "Явно от домашнего кинотеатра".
Вздохнув, он направился в подъезд. Как культурный человек он поздоровался. Пока подходил к лифту, услышал, как отъехал грузовик. Нажал кнопку. Тишина.
- Черт, - выругался он, - опять не работает!
Плюнул на пол и стал медленно подниматься по лестнице. У квартиры он был через пять минут. Порылся в кармане и достал ключ. Вставил в замок и повернул. Металлическая дверь открылась.
Вошел, в коридор было темно. Он включил свет и увидел, что двери в комнаты закрыты.
Очень хотелось, кушать, отчего он подошел к "ларцу" и громко сказал:
- Двое из ларца.
Ни чего не произошло.
- Двое из ларца одинаковы с лица, - повторил он.
Вновь ничего не произошло, ни дверцы, не открылись, ни молодцы не появились. Странно. Иван проверил провод, он был включен, повторил фразу в третий раз, и опять ничего.
Порылся в кармане, достал визитку агентства, посмотрел на часы. Фирма еще полчаса, должна была работать. Значит, он еще успеет высказать претензии. Направился в залу, открыл дверь и .... обомлел.
Комната, которая служила залом, была пуста, ни музыкального центра, ни домашнего кинотеатра. Все было вынесено подчистую. Лишь только телефон стоял на тумбочке. Овечкин рванулся в спальню, и там все было чисто, словно торнадо прошлось. Пока он встречался с девушкой, к нему проникли грабители и унесли все. Да к тому же сломали чудо агрегат.
- Это же те грузчики, что грузили вещи в свой фургон. - Пробурчал Иван. Видимо он пришел слишком рано, - спугну, вот отчего "ларец" не забрали.
Иван набрал номер 02, и сказал в трубку подавленным голосом:
- Милиция! Меня обокрали.
На том конце провода, что-то сказали, и он назвал адрес.

Милиция приехала быстро. Тщательно обследовали, пустую квартиру. Не смотря на протест Овечкина, вскрыли "ларец". То, что он был пуст, следователя Евгения Феоктистова не удивило. Поэтому, удалившись с потерпевшим на кухне, он заставил того описать его жизнь за последние два дня. Не было ли у него чего-нибудь этакого, да и откуда взялся этот ящик в коридоре.
Иван рассказал все. В подробностях он поведал о том, как ходил в агентство, и даже не утаил, что познакомился с девушкой....
- А когда, вы возвращались со свидания, - перебил его следователь, - вы увидели, как грузчики грузят вещи в автомобиль. Удивились, что лифт не работает. А уж потом дома решили воспользоваться услугами позитронных дворецких, - Иван кивнул, - а уж потом, когда это не получилось, решили позвонить в агентство. И только тогда вы узнали, что вас обворовали? Ведь так?
- Да так, но откуда?
- Я не Шерлок Холмс, - проговорил Феоктистов, - просто это не первая подобная кража, а агентство случаем не "Аленький цветочек"?
- Нет, агентство "По щучьему веленью".
- Какая разница, "По щучьему веленью", "Аленький цветочек", "Тридевятое"... Завтра вы поедете к девушке, а она там не живет. Квартиру сдают посуточно.
Следователь осмотрел опустошенную квартиру и сказал:
- Думаю в агентство, вам идти без толку, оно исчезло. Как и все предыдущие. Все хотят чуда, все хотят все по волшебству. Не что просто познакомиться на улице, в кино, музее, на танцах. Нет, всем подавай "и запустил старший брат....", а нечто самому пошевелиться. Подавай "по щучьему веленью, по моему хотенью", а в итоге у разбитого корыта. Можете девушке не звонить, да и мы вряд ли выйдем на злодеев, по вашему номеру. Мне кажется, Алена его просто выкинула симкарту. Зачем она ей. Эх вы, горе женихи...
Феоктистов прошелся до "ларца", вынул шнур из розетки и сказал:
- Новые технологии...
Потом задумался и добавил:
- Новые технологии на службе зла!
Когда уехала милиция, Овечкин еще долго бродил по пустой квартире. Потом опустился на пол, минут десять сидел, обняв руками колени. Потом расслабился и, свернувшись калачиком, лег на полу. Задремал.

Прошло лето. Иван по-старому слушал аудиокниги и верил в сказки. Его по-прежнему мучило одиночество. И вот осенью горе жених, проезжая мимо новых коттеджей увидел вывеску Брачное агентство "Цветик семицветик".
Иван Овечкин остановил машину и вошел в агентство....

Чушь полнейшая, как и Аленький цветочек... а ведь когда-то это был первый мой рассказ.

 
pretorianes2003Дата: Суббота, 23.04.2011, 22:28 | Сообщение # 7
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Шапка-невидимка
________________________________________

Валентин Галкин был заядлым охотником. Почти все свое свободное время он проводил в лесах. Увлечение охотой привил еще в детстве ему отец. Таская его по заповедным лесам России. Именно Семен Георгиевич научил его прятаться в засаде, ставить капканы, метко стрелять и по голосам определять, что за зверь или птица. Но так случилось, что умер он, когда Валентину исполнилось тридцать пять лет. Мать у Галкина умерла еще раньше, когда тому было, всего пять лет. Какой-то лихач сбил ее на БМВ. Короче после тридцати пяти, если бы Валентин не женился, он остался совсем один. От отца ему досталась квартира, в малометражной квартире, старенькое ружье и несколько патронов. С Андреем Соколовичем он познакомился случайно на охоте, охотились они почти все время рядом, а встретиться удалось только за неделю до смерти Семена Георгиевича. Ровно через год и три месяца, после кончины отца, Валентин предложил Соколовичу отправится на охоту. Так сказать по знакомым тропкам побродить. Кабанчиков пострелять, птичек пострелять, винца попить, уху поесть. Корче отдохнуть душой и телом.
Валентин, оформил на работе отпуск, взял отгул и направился в магазин пополнить арсенал. Проще говоря, амуницию новую купить, порох, дробь и гильзы. С утра, прежде чем идти в магазин, он продлил лицензию. Так-то именно из-за этой процедуры пришлось отгул брать. Они ведь, как и все по субботам и выходным отдыхали. Вечером просто не успеть было. Там еще медкомиссию пройти надо. Хорошо, хоть в отличие от заводских, они не убивали несколько дней. Лишь бы в "дурке" не лежал. Но у Валентина с этим проблем не было.
После утомительных процедур связанных с лицензией, он бодрым шагом направился в охотничий магазин, что находился в нескольких кварталах от "Общества охотников". Покупка пороха и прочих охотничьих приспособлений не такая уж интересная штука. Валентин сто раз выполнял это, но в этот раз...
Вспомнив, что неплохо бы приобрести новые охотничий костюм, после покупки дроби, гильз и пороха, он вернулся к витрине, мимо которой прошел быстрым шагом несколько минут назад. Тот камуфляж, что был у него, уже изрядно потрепался. Короче вернулся к витрине. Долго его не выбирал, а вот с кепкой охотничьей, провозился.
Разглядывая, их он обратил внимание на пластмассовую кепку. Она как-то, непривычно смотрелась в витрине. Скорее она напоминала шлем, чем шапку. Но больше всего его заинтриговала ее цена. Она стоила почти в несколько раз дороже простых бейсболок. Он долго бы ей любовался, если бы не обед в магазине, из-за чего обратился к продавцу со словами:
- Не покажете ли вы мне, пожалуйста, вот этот головной убор!
Продавцом был мужчина лет сорока, с большими рыжими усами и бородой.
- С удовольствием. Я вижу, Вас, заинтриговала ее фактура, - проговорил он, - я прав?
- Да, - ответил Валентин.
Продавец достал из под прилавка, точно такую же кепку, как на витрине, что была на витрине. Протянул Галкину. Тот стал вертеть и после небольшой паузы спросил:
- Что же в ней такого необычного, что она так дорого стоит по-сравнению с другими?
- Ну, тут все проще простого, - проговорил продавец и улыбнулся, - это шапка-невидимка.
И что бы слова его не были голословные, усач сделал следующее. Он надел кепи и дотронулся до кокарды. И в ту же минуту он растворился в воздухе. Только минуту назад он был, и вот теперь его нет. Валентин убедился в том, что продавец просто стал невидим, а не растворился в воздухе и не переместился в другое измерение, когда тот дотронулся до его руки. Не было не видно его, пропал даже запах духов, которые источал тот.
- Ну что, - спросил он, снимая шапку, - теперь верите?
Спорить Галкин не хотел, тем более он теперь сам убедился, что перед ним лежала на прилавке, самая настоящая "шапка-невидимка". В существование, которой он до этого не верил, считая все это сказками. Очень кстати удобная вещь, по всей видимости, особенно на охоте. Надел такую шапку на голову, и сиди в засаде. Даже запахи не пропускает, выбрал любое место и не бойся, что ветер переменится и твой запах почует зверь.
- Вам наверно интересно узнать ее принцип работы? - спросил продавец.
- Да.
- Начнем с того, что это одна из разработок наших "оборонщиков". Была создана специально для армий. Для снайперов. К счастью быстро вышла из военного обращения и попала к охотникам. Короче говоря, российские технологии. Основана она на принципе созданий вокруг предмета эффекта "прозрачности". "Шапка-невидимка", а именно такое у нее название, способна изменять спектральную структуру тела. Работает от щелочных батарей, которые меняются раз в год. Именно такая гарантия на чудо шапку. За последний месяц мы продали штук тридцать. Из-за нее даже упал спрос на защитные костюмы. Но я вам советую, да же если вы купите кепку, не отказывайтесь от костюмов. В них все-таки тепло, шапка ведь только невидимость создает. Да она может удерживать в поле невидимости запахи, но не тепло. К тому же в целях безопасности, она продается только в охотничьих магазинах и приравнена к огнестрельному оружию.
- Почему?
- Надел вор вот такую шапку и шасть в магазин или в квартиру. Любой предмет, попавший под воздействия поля, становится невидимым. Воруй сколько душе угодно, потерпевший даже не сообразит, что его обокрали. Поэтому на покупку такой вот шапочки нужны охотничий билет и паспорт.
После этого он протянул Валентину инструкцию. Впервые тот держал инструкцию на головной убор. Пусть и невидимку, но все-таки шапку. Тот пролистал ее, ознакомился с основными свойствами работы. После чего просто взял и купил. Короче выходя из магазина, он нес в сумке: гильзы, порох, дробь, костюм и.... шапку-невидимку.
Когда он приехал домой, супруги еще не было. На кухне, так чтобы не мешать жене, если она придет с работы, он установил машину для изготовления патронов. Закрутив с десяток, он неожиданно отложил все. Подошел к сумке и достал оттуда шапку. Подошел к зеркалу и примерил. Обычная на вид, она ни чем не отличалась от простых кепок. Даже, несмотря на встроенные батарейки, она была и повесу такой же. Минут пять он смотрел на себя в зеркало. Как и у продавца у Валентина были длинные усы, вот только бороды не было. И теперь он наблюдал свое лицо в зеркале. После чего он протянул руку к кокарде, дотронулся до нее. Изображение в зеркале исчезло. Только вот сам себя Валентин видел. Он видел и руки и ноги. Потом Галкин подошел и взял ружье. В зеркале ружье вдруг пропало. Там не было того, что Валентин вытворял с ружьем. Он маршировал, целился, крутил им в воздухе, но в зеркале была пустота. Потом он отпустил из рук ружье, и оно упало у его ног. И тут же возникло в зеркале.
Он поставил ружье на место, когда в дверь позвонили. Сначала он кинулся, было открывать, но потом передумал. Так обычно поступала его жена. Если он не открывал, она сама ключом открывала дверь. И ему вдруг захотелось узнать, что она делает, когда его нет дома. Эта мысль сразу же пришла ему на ум. По этому Валентин занял удобное, место, так что при хождении по квартире она на него не могла налететь.
Ключ в замке заскрежетал, и дверь открылась. Светлана, так звали благоверную Валентина, вошла в квартиру и позвала его. Тот промолчал. Тогда она сняла обувь и прошла в спальню. Там она поставила на кровать пакет. Достала из пакета, вещи, купленные ею в магазине. Обычное женское белье, потом гигиенические средства. Когда она все убрала в шкаф, милая подошла к телефону и набрала номер своей подруги.
- Алло дорогая, моего все еще нет дома, - проговорила Света,- он может быть, уже уехал с Андреем, правда он мне не говорил, когда он собирается. Но я надеюсь.
- Ты когда убедишься, в этом позвони мне, мне не хочется, что бы твой благоверный застал нас, - раздался в трубке голос Веры.
- Я так и сделаю, и тогда мы проведем вместе неделю, - проговорила моя дорогая, и, вздохнув, сказала, - я хочу тебя...
- Я знаю милая, - проговорила Вера, - вот уже два года, как я знаю это.... Помнишь, тогда он тоже ездил еще с отцом. Мы сидели, пили чай, а потом....
- Помню, конечно....
Валентин медленно попятился из комнаты на кухню, пытаясь не уронить вещи. Ну, изменять ему с мужчиной, еще, куда не шло, но с женщиной. Впервые он почувствовал себя полным идиотом. Тихонечко прошел в кухню, снял кепку, и как будто случайно уронил пассатижи. Те грохнулись на пол, издав противный звук.
- Милый ты дома, - раздалось из спальни.
- Да дорогая, вот решил патроны набить да задремал.
- А я думала, ты уехал с Андреем. Соколович, наверное, уже давно готов.
- Может быть дорогая. Но знаешь, я ведь еще отпуск не оформил. Вот завтра схожу на работу, оформлю, а после завтра или послепослезавтра мы уедем. У меня еще дела в городе возникли.
Когда она вошла на кухню, Галкину показалось, что она побледнела.
"Валентин, Валентин, - подумал он, - кажется, креститься надо".
Теперь он знал, что будет завтра делать. Пусть это и противозаконно, но он решил это сделать. Сначала пройдет на завод, минуя охрану. Теперь в кепке даже с запахом можно пройти. Потом узнать, что о Валентине говорят коллеги по работе. Потому, как за глаза можно говорить, все что угодно. Ну а потом узнает, что думает еще одна женщина о нем. Мать его жены. Теща.
Утром он встал, оделся как обычно, взял конфет, как никак в отпуск уходит. Только теперь у него на голове была кепка. В первый раз в жизни он надел кепку в городе. Не доходя, проходной Валентин нажал на кокарду. Он видел, как изменились лица прохожих шедших позади. Человек пропал у них на глазах, но еще больше они удивились, когда он материализовался по ту сторону проходной. Хорошо, что в проходной не турникет, представьте, какие бы были лица охраны, когда турникет неожиданно бы завертелся сам по себе.
Положив конфеты на стол, не много посидев, он специально пораньше, чем закончится технологический перерыв, вышел из кабинета. В коридоре он надел шапку, нажал кокарду и вошел обратно, для того, чтобы не было подозрения, он не закрыл, уходя дверь. Как только, Валентин "ушел" из кабинета, началось шушуканье. Правда большая часть касалась не его, но и Валю немножечко задели. Правда, по причине того, что он не закрыл дверь. Короче, кроме жены, всем он вроде нравился.
Под вечер, дождавшись, когда домой к себе придет мать Светы, он оказался в квартире тещи. К сожалению, для него, все что делала, мать его жены, к нему никакого отношения не имело. Он уже собирался уходить, когда позвонила его жена, и сказала матери, что Валентин пропал. Соколович, ему уже пять раз звонил. Что Валентин, наверное, завел любовницу.
"Кто еще и завел", - пронеслось у Валентина в голове.
И тут из тещи вырвалось все, что она копила в душе, по всей видимости, не один год. Оказывается она, Валентина все эти годы на дух не переносит. Что доченьке ее надо было искать более достойную кандидатуру в мужья. И тут он обомлел. Хоть его жена ему и изменяла. Причем с Верой. Она по-прежнему любила Валентина. Теща бросила, трубку и ушла спать, и тогда Валентин тихонечко вышел из квартиры и пошел домой.
Света ждала его сидя на кухне. Он поцеловал ее и пошел спать. Ни сказав, ни слова на счет ее любовницы.
За два дня, благодаря шапке он узнал многое.
На утро Валентин уехал к Андрею. Нет, он не стал надевать шапку. Зачем. Что бы о нем не думал Соколович, тот был его единственный друг. Не хотелось развеивать иллюзию. Да и зачем. зачем было следить за ним. Андрей закатал дробь в последний патрон и сказал:
- В этот раз пойдем в разные места. Давай выясним кто из нас двоих более удачливый охотник. Кто принесет тушу крупного кабана, тот и победил. По рукам?
- По рукам.
Вечером они уехали с ним в лес.
Вечер был теплый. В летнем небе кружили птицы. Так как избушка была в минуте ходьбы от речки, Валентин сходил и наловил рыбы. Андрей развел костер. Минут через двадцать они ели уху. Пока уха варилась Соколович, травил охотничьи байки. Рассказывал, как пять лет назад охотился на медведя. Как сам перепугался, когда тот возник перед ним ночью. Огромный такой, лохматый. Потом вспомнил, как приманивал рябчиков, сидя в кустах.
. Медленно приближалась ночь.
- Завтра по утру пойдем выбирать место для засады, - сказал он.
Валентин кивнул и опрокинул в рот ложку, с густой массой ухи. Надо было лечь пораньше. Он зарядил с вечера ружье и направился спать. Через пять минут завалился спать и Соколович. Тот быстро уснул, Валя же проворочался, вспоминая события прошедших трех дней. Но вскоре мысли улетучились и он уснул.
Проснулся, только, когда первые лучи проникли в дом. Его друг, Соколович, еще посапывал. Встал, оделся, и, стараясь его не разбудить, ушел в лес. Где-то в полукилометре от предполагаемой засады одел кепку. Невидимый Валентин пробирался сквозь заросли, стараясь не создавать лишнего шума. Ведь шапка, хоть и поглощала запах, она, вряд ли могла поглотить шум, например от треснувшей ветки.
Вскоре он вышел на поляну, куда обычно приходили кабаны. Где-то здесь, рядом был родник. Звук журчащей воды выдавал его присутствие, а чуть правее от поляны брала начало речка. Кабаны обычно, рано утром приходили сюда на водопой. Валентин присел на упавшее здесь в прошлом году дерево и стал ждать, стараясь не создавать шума. В шапке ему теперь не было необходимости прятаться за деревом в траве.
К его радости ждать пришлось не очень долго. Кабан вышел из чащи и, хрюкая, направился в сторону Валентина. Он словно шел на встречу тому. Крупный хряк, коричневый с тремя полосами на спине бежал, поджав хвост. Он хрюкал, от удовольствия испить чистейшей ключевой воды. Валя прицелился и выстрелил. Выстрел прозвучал как-то загадочно, словно он выстрелил из двух стволов одновременно, хотя Галкин всегда стрелял только из одного ствола. Кабан зашатался и упал на бок. Дернулся и затих. Валентин переломил ружье пополам, так и есть, второй патрон был в стволе. Так откуда же мог взяться эффект того, будто он стрелял из двух стволов. И тут туша кабана зашевелилась. Она дернулось, и что-то ее потащило в противоположную сторону от того места, откуда пришел Валентин. Загадка возникала за загадкой. Валентин крикнул. Кабан замер. И тут он вспомнил, что невидим.
Он снял шапку и возник. Тут же у тела убитого кабана возник другой охотник. Они расхохотались.....
Оказалось, он, как и Валентин приехал сюда поохотиться на кабана. Как и тот купил шапку-невидимку, и, как и Валя занял место. Сидел и ждал. Когда же кабан побежал мимо него он выстрелил. Его, правда, не удивило, что прозвучал двойной выстрел. Он просто подошел к телу мертвого зверя, и, забыв, что все еще невидим потащил. Крик Валентина привел его в сознание, и когда тот возник из ничего, он вспомнил, что и на нем, как и на том охотнике, "шапка-невидимка"...
Самое странное было потом, когда оказалось, что Соколович, проснувшись, передумал идти на охоту, а взял удочку и пошел на речку. Его очень удивило, когда к дому подъехал джип. А за рулем никого не было. А в бардачке лежал убитый кабан....

Скорее зарисовка, чем рассказ sad

 
pretorianes2003Дата: Суббота, 23.04.2011, 22:34 | Сообщение # 8
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Полукровка
________________________________________

Он проснулся посреди ночи оттого, что за окном кто-то пел. Накинув рубашку, он выглянул в открытое настежь окно. Под вишневым деревом, на старенькой скамеечке сидела молодая девушка, лет восемнадцати, и напевала незнакомую ему песню. Она была такой неземной красоты, белая как мрамор кожа, стройная фигура, и рыжие волосы, спадавшие волнами на плечи, что он сразу понял, что "влюбился с перового взгляда". Парень потянулся, снял со стула потрепанные джинсы, оделся и вылез в окно.
Его звать Юра, ему - двадцать пять лет. Он программист. Лето в основном проводит на даче, с родителями. Маму зовут Ирина Сергеевна, а отца Борис Вениаминович. До той ночи он встречался с девушкой, но совсем не задумывался о семейной жизни. Но эта ночь, первая ночь Июля все переменила.
Юрок "выпорхнул" в окно, хорошо, что комната его была на первом этаже, и подошел к девушке. Она замолчала, увидев его.
- Вы красиво поете, - проговорил он, - можно присесть рядом?
- Спасибо, - засмущалась она, - а насчет того чтобы присесть, так это ведь ваш сад, Вы тут хозяин. А я вас, наверное, разбудила?
- Ничего, я ведь в отпуске. А родители спят с закрытыми окнами. Вон их окна на втором этаже....
Юра показал рукой на два занавешенных окна.
- Понимаю.... - проговорила улыбаясь она.
- А что это за песня?
- Это песня Пилигримов, - проговорила она, - а разве вы ее не разу не слышали?
- Нет, конечно. Кстати, меня зовут Юра, - представился паренек, - и может, перейдем на "ты"?
- Я Эллис, но отец завет меня Астрой.
- А можно я буду звать Астрой, ты такая неземная....
- Это слишком сильно заметно? - спросила она.
- Что?
- Ну, то, что я не с Земли!
- Ты, наверное, шутишь, - проговорил я, - не может быть, чтобы я познакомился с девушкой, а она оказывается с Луны.
- Не с Луны, а с Криптона, планеты из системы Веги. Моя мать землянка, ее выкрали в детстве, а отец криптонец.
- Именно он ее и выкрал?
- Нет, конечно, это сделал его сводный брат.
Эллис посмотрела на часы, и проговорила:
- Извини, но мне надо улетать, но если хочешь, я прилечу через неделю.....
- Да я хочу.... Но почему так долго тебя ждать?
- Видишь ли, до моей планеты два дня полета.
- Понимаю. Два дня туда и два обратно. Ну и личные дела дома... - проговорил он, все еще не веря в то, что она с другой планеты, а уж тем более с другой звезды.
- Пока, - сказала Эллис и скрылась в соседнем саду.
Юра вернулся в дом. Разделся, взглянул еще раз в окно. Там высоко в небе что-то яркое мелькнуло.
"Где-то там сейчас идут дожди, грохочет гром и сверкает молния" - подумал он и забираясь под одеяло.
Сон долго не наступал. В голове у него все возникал и возникал образ Астры.
- Я тебя завтра найду, - проговорил Юра, зевая и закрывая глаза. Тут он заснул.
Проснулся он рано, когда солнечный луч, проникнув через открытое окно скользнул по подушке и задел его нос. Вскочил, наспех напялил на себя одежду, и, не умываясь, выбежал на улицу.
Вернулся Юра под вечер, ее не оказалось в их дачном поселке, а он ведь его полностью обошел, вдоль и поперек. Никто из дачников даже не слышал о девушке по имени Эллис. Парнишка уже хотел потихоньку проскочить в свою комнату, и тут его окликнула мама.
- Юра, - проговорила она, выходя с кухни, вытираю руки полотенцем, - Сынок, может, покушаешь, ведь как с утра выскочил на улицу так наверно не разу и не перекусил.
Юра развернулся и нехотя побрел на кухню, ну не будет же он говорить, что стащил пару помидоров и огурчиков с грядок дачников. Помыл руки в умывальнике и опустился на стул.
- Что-то случилось Юр? - спросил его отец, отрываясь ремонта старенького будильника.
- Да, ничего пап....
- Юрка колись?
- Ну, видишь пап, вчера ночью я услышал, как у нас в саду кто-то пел. Выглянул, а там была девушка. Она сидела под вишней и пела песню. Ее зовут Эллис, но сама она предпочитает, чтобы ее называли Астрой.
- Ну и что тут такого. Это ты из-за нее грустишь?
- Мам, пап я в нее влюбился?
- Ну?
- Так вот вчера она ушла, а сегодня я попытался ее найти, оббежал весь дачный кооператив, и все попусту.
- Не слышала, я сынок, чтобы у кого из дачников дочь звали Эллис, а тем более Астра, - проговорила мать, - а может она из деревни?
- Или вообще глюк, - проговорил отец, - все в Интернете зависаешь вот, и мерещится, начинает.
- Да ну вас, сам ты отец глюк... - проговорил Юра и стал есть. - Я ее еще в ближайшей деревне поищу.
- Вряд ли там кто назовет свое дитя Эллис, - проговорила мама, - может отец прав, приснилась она тебе.
- Да хватит вам, - проговорил парнишка и ушел к себе в комнату.
Ирина Сергеевна оказалась права, ни в деревне, ни еще где Эллис он не нашел. Правда в деревне оказалась пара Эллис, но это оказались не девушки, а две обычные буренки.
Прошла неделя. Юра по-прежнему надеялся, что произойдет чудо, и оно произошло. Ночью он опять услышал ее. Девушка, как и в тот раз, сидела под вишней и пела.
- Привет Юра! - прокричала она, когда его голова появилась в открытом окне.
Парень улыбнулся ей и выпрыгнул в окно.
- Я сдержала слово Юр, - проговорила Астра, - понимаешь, ты мне очень понравился. Мне даже кажется, что я влюбилась в тебя, как у вас на Земле говорят: "с первого взгляда".
Юрок не верил своим ушам. Неужели их чувства были обоюдными. Неужели бывает такая любовь?
- Астра я всю неделю искал тебя. Я обошел весь поселок....
- А я скучала....
Она замолчала, потом посмотрела на него и проговорила:
- Искал?
Он кивнул и улыбнулся.
- Так ты мне не поверил. Тогда пошли.
Она схватила его за руку и потянула за собой туда, куда она ушла в прошлый раз. Они прошли мимо нескольких дач, и вышли на окраину леса, где лежала проселочная дорога.
- Так ты мне не поверил, Фома-неверующий, - повторила несколько раз Эллис, пока они не вышли на поляну.
И вот тут Юра чуть не прикусил язык, рот открылся от удивления, и глаза стали большими.
На поляне стоял небольшой корабль. Такие обычно показывают в программах "Вы очевидец" и "Очевидное - невероятное". Люк открылся, и из кабины вышло существо в зеленом скафандре с совершенно лысой, с острыми как у эльфа ушами, головой.
- Поту-поту шату мут Эллис? - проговорило сердито существо.
- Мут Юра. Фуры секур пате ма. Икина маню шаре па.
- Шаре па?
- И, шаре па, шаре па!
- О чем ты с ним говоришь, - спросил Юра, косясь на пилота.
Астра улыбнулась, обняла его и, показав на пришельца рукой, сказала:
- Это криптонец Дзу, мой сводный брат. Он спрашивает, зачем я тебя сюда притащила. Я ответила, что я тебя люблю. И хочу, чтобы ты стал моим мужем.
Ба, такой откровенности Юрок и не ожидал.
- Я хочу быть с тобой Юра, - продолжала она. - Через неделю он вернется за мной. А сейчас я хотела бы остаться у тебя, то есть на Земле. Ты уж за неделю сам решишь остаться мне или ты улетишь со мной.....
- Я готов лететь, как готов и тебя у себя оставить....
- Это не тебе решать, - перебила она, - я чувствую, что твои родители узнав, кто я будут против. Поэтому если ты способен будешь меня защитить, то я останусь здесь на Земле. Но если я улечу, без тебя, то я больше не вернусь в этот район, так как тяжело переносить это на сердце. Ты если любишь меня, должен одержать вверх над своей привязанностью над этой очень красивой планетой. Или я, или она. И еще улетев со мной, может так случится, что, вряд ли ты опять окажешься на Земле.
Юра кивнул.
Они вышли из леса на проселочную дорогу. За спиной раздался звук двигателей, и летающая тарелка унеслась в ночное небо.
Вскоре вернулись на дачи. Парнишка провел Астру в дом и закрыл дверь.
Утром, он спустился на кухню. Родители уже были там, Борис Вениаминович по-прежнему не мог отремонтировать будильник. Ирина Сергеевна занималась приготовлением завтрака.
- Доброе утро сынок, - проговорила она, увидев Юру, - ты сегодня рано.
- Мам, пап, мне надо с вами поговорить. Помните, я вам говорил про девушку Эллис.
- Тот глюк, - проговорил отец, отворачивая шестеренку.
- Нет не глюк. Она настоящая и я хочу на ней жениться....
- Вот и хорошо Юра, - проговорил отец, - нам с мамой так хочется внуков.
- Видите ли, пап, мам. - Проговорил сын, взял паузу и, выдохнув, сказал, - она не землянка. Она с другой планеты.
И тут на кухню вошла Эллис. На ней был летный костюм. Ее рыжие волосы были забраны в пучок.
- Ну вот, - проговорила мать, опускаясь на стул, - сын встретил женщину, и на себе она инопланетянка...
- Полукровка, - поправила ее Эллис.
- Все равно, - сказала мама, - Это ж надо инопланетянка. Вокруг столько красивых земных женщин, а он выбрал.....
- Да уж сын.... Я от тебя этого не ожидал.
- Да я и сам этого не ожидал. Я просто ее люблю, и хочу, чтобы она стала моей женой.
- Нет, нет, - проговорила мать, - еще раз нет, - и ударила кулаком по столу, так что хрустальная ваза, наполненная вишней, подпрыгнула и упала на пол. Разбилась вдребезги, и сочные темно-красные вишенки покатились по полу, закатываясь под шкаф.
- Ни этого мы с твоим отцом хотели от тебя сынок, - продолжила она, опускаясь на колени, начинает сгребать осколки.
- Не переживайте, - проговорила Эллис, - если вы против нашего брака, то я поживу у вас неделю, а потом улечу. Я ведь понимаю. Мою бабушку, ведь тоже лишили ребенка, когда мою маму у нее увезли инопланетяне.
Она встала и ушла в комнату. Юра позавтракал, прошел к себе, только уходя, попросил родителей никому не говорить, что Эллис инопланетянка.
- Хорошо, - сказала мама, - но пойми, она выдаст себя сама. Манерой двигаться, говорить.
Астра сидела у окна и смотрела на вишневое дерево. Она плакала. Возможно ей очень хотелось остаться на этой планете.
- Тебе решать, - проговорила она, когда Юра вошел в комнату. - Если ты уедешь со мной то, когда еще потом ты увидишь Землю, да и родителей.
Он кивнул. Посмотрел на пол. Повернулся и пошел на речку. Там у него было место, где его никто не беспокоил. Только там он мог все хорошенько обдумать.
Голубая гладь реки, шум ребятни на соседнем пляже, рыбак, бредший по берегу, ни что из этого не могло перебить те чувства, которые испытывал Юра к девушке со звезды.
И он принял решение.
Неделя прошла быстро. Астра прожила все это время в комнате Юры, выходя из дома только по ночам, чтобы полюбоваться звездным небом, да послушать, как поет соловей.
- Сегодня прилетает мой брат, - проговорила она. - Ты готов?
Юра кивнул. Он сложил вещи, а их было не так уж много. Ночью, когда все спали, они покинули дом и отправились на корабль.
Парочка вновь оказались на той же самой поляне, где в прошлый раз приземлился корабль Эллис. Дзу стоял у трапка, спускавшегося с корабля.
- Керепу тэ фа? - спросил Дзэу.
- Я тэ фа чу. Шу мев па тен. Ску рапер то. - Ответила Эллис, и ее сводный брат сделал знак рукой, приглашая землянина на борт.
Юра, а за ним и Эллис поднялись на борт.
Просторное суденышко, с возможностью уменьшения размеров в два раза. Проще сказать, вошедший в корабль уменьшался в два раза. Выходящие из него приобретали прежние размеры.
Эллис показала ему его каюту, к сожалению, они оказались одноместными, и удалилась в рубку. Юра занял каюту, присел на специальное кресло и пристегнулся. Через пару минут корабль стартовал. На экране монитора, установленного в его каюте он видел, как изменялся внешний вид планеты по мере удаления. О самом перелете и говорить нечего. Сначала все обычно, планеты, потом скачек в гиперпространстве, линий, потом снова скачек, и опять планеты, но уже другие. Да и созвездия другие.
Прошло два дня, и они высадились на родной планете Эллис.
Планета, у которой одно солнце и три луны. Два континента окруженные жидкостью, в которой опасно плавать, и не оттого, что там водились хищные твари, а оттого, что жидкость была смертельна для человека. Правда в недрах планеты, в природных резервуарах была самая настоящая вода, пригодная для питья. Именно эту подземную воду и употребляли жители Криптона. А в остальном все здесь, как и на Земле. Вот только земную речь, здесь как оказалось, никто не знал.
Родители, да и сама Астра, жили в небольшом городке, расположенном в нескольких километрах от столицы планеты. Они имели свой дом.
Разочарование Юрия постигло, когда он узнал, что мама Эллис совсем не помнит родного языка, и кроме его жены он больше не с кем не мог поговорить на своем родном языке.
Прошел год. Эллис по-прежнему уделять ему внимания, несмотря на то, что была занята своей работой, он стал чувствовать себя одиноким. Здесь у него не оказалось друзей, да и работа, которую ему пришлось освоить, была ему чужда. Да и в традиции планеты он не как не мог вписаться.
Хотя он и был счастлив, добившись успехов в семейной жизни, он многое потерял, улетев с родной ему планеты. Частенько по вечерам, он открывал окно и смотрел на молоденькую вишню, привезенную с Земли, и грустил.

surprised

 
pretorianes2003Дата: Суббота, 23.04.2011, 22:37 | Сообщение # 9
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
ДУХ ЗЛА

Он – дух зла. Ему около ста сорока семи лет (плюс, минус три года). Почему срок такой расплывчатый? Да дух и сам этого не помнил. Для него это не так уж и важно. Важно другое. Он знал, как это произошло. В тот год в тюрьме не своей смертью умер заключенный. Кем был казнен, как и почему - духу было безразлично. Но та ненависть, возникшая после этого, и те капли крови, что пропитали землю, пробудили к жизни его. И с тех пор, он как последний призрак слонялся по тюремному замку, вселяясь, то в одного, то в другого заключенного. И тогда на территории изолятора вспыхивали волнения. Самой большей своей заслугой дух всегда считал – захват души надзирателя. И чего он только не вытворял в таком теле. Вот только одна беда, за пределы замка, даже в теле охранника, злой дух не мог выбраться. Злость, накопившаяся в алчном, а иногда и в неопытном охраннике, с моментом выхода за ворота, исчезала моментально и бесследно. Иногда дух, вселившись в ворона, поднимался над замком и кружил в высоте, разглядывая прохожих, спешивших мимо тюрьмы. Иногда бывало, прилетали к нему братья, что обитали там за пределами забора, молодые и неопытные и рассказывали, про ту жизнь, что текла на свободе.
«Глупые людишки, - думал он, приземляясь на крышу вышки, - что ваша жизнь там. Молитесь своим богам, любите, страдаете, переживаете и злитесь. Даже не подозреваете, что все эти чувства порождают нас. И чем дольше мы находимся под впечатлением ваших эмоций, тем дольше мы живем. Кормимся вашими ощущениями».
Несколько лет он голодал, что взять с заключенных крестьян, провинившихся на свободе из-за пустяков. Что толку от злости вора карманника. Но голод кончился. В замок один за другим «посыпались» недовольные жизнью революционеры. Дух зла радовался и наслаждался обилием ненависти, что хлынула неожиданно на него. Он просто купался в ней. Да и приятелей у него стало куда больше. И, скорее всего, именно перебор в мире его братьев вызывал непредвиденные последствия. Об этом тюремный дух зла смекнул, когда началась война. Получившая название у людей - «Мировая». Потом революция… и, казалось, что все его родичи погибли, так как все меньше их стало прилетать к нему на вышку. В одно прекрасное время он даже заподозрил, что остался в этом небольшом городе один. Духа почти лет двадцать никто не беспокоил. Убийц, воров и насильников, конечно же, привозили, но такого обилия пищи, как ему бы хотелось, не было. Но все вернулось. Однажды к нему на вышку, где он отдыхал после скромного ужина, прилетели сразу два его брата. От них он узнал, что ненависть вновь вспыхнула в мире. Зло распространилось по Европе, Азии, Америке и Африке. Где-то убивали из-за цвета кожи, где-то казнили из-за внешности, где-то расстреливали из-за денег. А здесь, почти рядом с тюремным замком люди в себе подобных видели врагов.
«Не иначе, будет война», - подумал дух.
Неожиданно ему показалось, за почти сто лет, что он устал. Ненависть вдруг стала угнетать, Поэтому он вздохнул с облегчением, когда война вспыхнула, и пища его пошла на убыль. До него даже дошел слух, уже потом когда новая Мировая Война кончилась, что преступников не будет, и люди будут любить друг друга. Для него это значило, что он сможет умереть и освободиться от своих обязанностей.
Ох, как он ошибался. Жизнь изменилась, но вот преступники так и оставались. Только в камерах их стало намного больше. Словно те, кто попал сюда до войны, протоптали дорожку.
Однажды отдыхая на крыше вышки, он приметил группу людей приехавших сюда неизвестно с какими целями. Любопытство заставило его спланировать вниз. Он около часа кружил над ними, пока не узнал, что, скорее всего тюремный замок снесут. Уничтожат окончательно и бесповоротно, а это значило для духа зла, что все его мытарства на этом свете прекратятся. Ведь не сможет он покинуть это место, и переехать с осужденными в новую тюрьму. А там, в той тюрьме, будет свой, молодой дух зла.
Ждать пришлось почти пять лет. Одним прекрасным днем заключенных посадили в специальные машины и вывезли в неизвестном направлении. Дух зла проводил их печальным взглядом и, сделав круг над тюремным замком, скрылся в его подвале. В теле старой крысы он хотел вздремнуть. Но поспать ему так и не дали.
Вечером дверь скрипнула, и на пороге появились трое бомжей. Они открыли дверь одной из камер и, расположившись на стареньких нарах, стали распивать принесенную с собой бутылку водки.
«Черт», - подумал дух и выбрался из подвала. – «Этого еще не хватало».
Только что обретший свободу от всей этой негативной энергии, он вновь почувствовал ее вкус. Ненависть бомжей к тем, кто жил в домах была так приятна.
Замок горел. Вновь приезжали люди. Что-то твердили о старине, архитектуре, о памяти. Одни советовали создать здесь музей, другие предлагали построить на его месте дом для военнослужащих, сам же дух желал, чтобы здесь построили храм. Храм, колокола которого своим звоном могли развеять не только его, но и всю ненависть, что пропитала стены и землю.
Тюремный замок снесли. Камни, доски и мусор увезли в неизвестном направлении. Площадку огородили забором и привезли будки строителей. Поставили кран. Работа закипела. Но, толи бригада была не дружная, толи его присутствие, но на площадке вновь была злоба и ненависть. Кто-то обсуждал зарплаты, кто-то жаловался на напарников. И все это давало пищу духу зла. А когда на месте стройки возник многоэтажный дом, дух понял, что он вновь не свободен. Видимые ему, и не видимые людям семена зла, ненависти и злобы, что были в этой земле, стали медленно прорастать, проникая в жилище.
И тут дух, сам того и не заметил, как помолодел. Со строительством этого нового здания он вдруг скинул все свои прожитые годы. Ему удалось взлететь на крышу и расположиться на самом ее краю. Отсюда дух мог наблюдать, как в дом стали въезжать жильцы. И тут он заметил того, чье тело стало для него первым убежищем.

Майор особого отдела выплюнул сигаретку на асфальт и вошел в подъезд. Не хотел он въезжать в этот дом, ох как не хотел. Отчего и ненавидел сейчас все: и свою жену, и полковника, и мэра, которому вдруг захотелось именно в этом месте построить дом.

Словно зам дух надиктовал, когда ехал на трамвае около... впрочем промолчим. Рассказ получился неплохой. Вот-только некоторые считают, что это начало большого романа. Предложил на форуме ЛИ сделать на его основе роман-буриме, но ничего толкового из этого не вышло.

 
pretorianes2003Дата: Суббота, 23.04.2011, 22:40 | Сообщение # 10
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Шерлок Холмс - робот серий Шх
________________________________________

Посвящается Илье Варшавскому и Артуру Конан Дойлу.


- Видите ли, мой дорогой друг, - проговорил Холмс, - в наше время нет надобности, обладать всеми знаниями. Для этого существует БЭЗил. Нам же с вами хватает того, что заложено в нас создателем. Мне допустим, не нужны подробные познания в литературе, биологии и зоологии, а также в естествознании и инженерии.
"Холмс, как всегда прав", - подумал доктор Ватсон.
- Ватсон вы не расстраивайтесь, - продолжал Холмс, - это же к лучшему, вам кроме медицины и знать больше ничего не надо. Мой же "чердак" забит только полезной мне информацией: почвоведением, сортами табачных изделий, способами создания ядов. Если мне понадобится узнать, что-то о животном мире или о медицине, я всегда прибегну к вашей помощи, или на крайний случай к помощи БЭЗила. Ведь с появлением его исчезла надобность в изучении огромного количества информаций. Теперь достаточно было пойти в ближайшее почтовое отделение и сделать запрос, и он через несколько минут дает правильный ответ.
БЭЗил - мощный компьютер, в который стекалась информация со всех уголков планеты. Поэтому имя его, БЭЗил, расшифровывается как "Большая Энциклопедия Знаний".
Частный сыщик Шерлок Холмс и его друг доктор Ватсон всего лишь простые роботы, специализировавшиеся в определенной области знаний. Холмс в частном сыске, Ватсон в медицине.
Металлокерамический человекоподобный робот категории "ШХ", был создан несколько лет назад по заказу одного частного сыщика, для облегчения своей работы. Именно из-за двух букв "ШХ", выгравированных на его корпусе, он и получил свое имя - Шерлок Холмс. В отличие от роботов полицейского департамента, Холмс мог с легкостью находить ответы на любые загадки, которые преподносила жизнь, и на которые не могли ответить не полицейские, не их пресловутые роботы.
Его напарник, доктор Ватсон, был простой робот-врач - ветеринар. Всю свою жизнь, а она составляла у него всего пять лет, этот робот лечил животных, за исключением последнего года, когда он по странному стечению обстоятельств познакомился с Холмсом. Именно с этого знакомства его и стал зваться Ватсоном, просто, как и у Холмса на корпусе доктора была выгравирована буква. Буква "В", а вы значит - Ватсон. И если Шерлок Холмс был металлокерамический человекоподобный робот, то доктор Ватсон к андроидам отношения не имел, он - металлический "самовар", парящим в воздухе и оснащенный манипуляторами, со встроенным в них, выдвижным медицинским инструментом: скальпелем, шприцом, кислородной маской.
Странная дружба между этими двумя совершенно разными роботами возникла в тот период жизни Ватсона, когда из лечебницы, где он работал, сбежал очень дорогой кот. Хозяйка, которого велела перевернуть с ног на голову город, но найти ее любимца. Вот именно найти кота, и предстояло роботу, напарник которого человек, сказал, что во всем виноват именно робот, а раз так то вот он пусть кота и ищет.
Помог доктору его старый приятель, робот-автомат по продаже мороженного. Именно ему и пришла мысль обратиться к частному сыщику Шерлоку Холмсу. Доктор все хорошенько обдумал и сделал все, так как посоветовал ему приятель. Кота они нашли, но это знакомство перевернуло всю их жизнь. У Холмса появился приятель, а доктор ушел из лечебницы и открыл свою частную клинику.
- Так вот Ватсон, - продолжал Холмс, - я просто рад, что в моем блоке памяти нет ненужной для дела информации.
Шерлок оторвал свой металлокерамический зад от стула, и подошел к окну. Его вытянутая голова с маленькими глазками-камерами развернулась на сорок градусов и посмотрела на улицу.
Никого, совершенно никого на тихой улице, только редкие прохожие появляются на ней в теплое время года.
- Лето. Дачный сезон, - произнес печально Шерлок, - не одного прохожего, хотя нет, я вижу одного, - он присмотрелся и сказал: - Что вы доктор скажете об том человеке?
Ватсон подлетел к окну. Его глазки камеры завертелись, после чего ему удалось разглядеть идущего в трехстах метрах от их дома, маленького толстенького человека в коричневом твидовом костюме. Волосы его были взъерошены, словно он не спал всю ночь, а в руках он держал старенький ноутбук, бережно упакованный в коричневый футляр.
- Это джентльмен, лет 50, ученый, движется со скоростью 6 км/час, - проговорил доктор. - Если я не ошибаюсь, страдает радикулитом. Всю ночь не спал.
Холмс посмотрел на своего друга и проговорил:
- Вы молодец Ватсон. С каждым разом вы делаете поразительные успехи, иногда мне кажется, что в вашей программе сбой.....
- Может вирус, и мне нужно сходить на профилактику....
- Бросьте говорить глупости, Ватсон, - перебил доктора Холмс, - у каждого врача своя дедукция, иначе как бы он лечил.... В вашей работе нужно такое же чутье, как и в моей. Полный анализ симптомов, чтобы верно определить заболевание.
- Вы правы Холмс, как вы правы.
Тем временем Холмс снова посмотрел в окно, потом резко перевел взгляд на Ватсона и сказал:
- Выводы ваши в основном верны. Добавлю лишь пару комментариев. Ему 45 лет, хотя он выглядит старше. Он действительно ученый, да не просто ученый - астроном. Вот на счет радикулита, к счастью для всех, вы Ватсон не правы. Он им не страдает, ему просто всю ночь пришлось просидеть на стуле. Вот ожирением это да. А спешит он к нам, с очень важной информацией.
- Откуда вы знаете, Холмс? Особенно, о том, что у него важная информация? И уж, тем более, что он спешит к нам?
- Что спешит, так видно вспотел, а что к нам.... Так он Ватсон, за пару минут до вашего прихода мне звонил. И зовут его.... - тут у Холмса начали усиленно работать окуляры, - и зовут его...., - он явно читал табличку на лацкане пиджака, - Ага профессор Маршал.
Друзья удалились от окна и заняли свои привычные места в кабинете. Холмс в кресле, который стоял у старенького шкафа, где его бывший хозяин хранил старые документы, а его друг Ватсон позади него висел в воздухе.
Минут через десять, а этого времени как раз хватало, чтобы дойти до дома, дубовая дверь в кабинет открылась, и в дверной проем въехал маленький черно-белый робот. Отчего-то бывшему хозяину Шерлока Холмса, из всех моделей дворецких нравилась только эта старенькая модель начала рассвета робототехники. Поэтому, когда частный детектив бесследно пропал, Холмс не стал ничего менять в доме, а уж тем более старого доброго слугу.
- К вам профессор Маршал, - проговорил хриплым дребезжавшим голосом Смит.
- Впусти его.
Смит удалился, а через пару секунд на пороге комнаты возник профессор Исаак Маршал. Человек опустился в кресло, специально предназначенное для людей, вытер пот, и проговорил:
- Только в ваших силах разгадать это, мистер Холмс!!! Только в ваших силах!
- Сегодня ночью вам удалось засечь нечто необычное на орбите нашей планеты, уважаемый профессор. Как я могу предполагать, это инопланетная, по всей видимости, разумная, форма жизни, прилетевшая к нам на космическом звездолете.....
- Но откуда мистер Холмс....
- Раз вы астроном, то важная информация связана с космосом, а раз вы пришли сегодня, а не вчера и уж тем более не несколько дней назад, то я сделал вывод, что вы что-то ночью обнаружили на орбите. А что можно неожиданное обнаружить на орбите, по-вашему?
- Да что угодно мистер Холмс.
- Что угодно быть просто не может профессор, тем более что новый метеор и уж тем более комета возникнуть вот так вот неожиданно не может. Я полагаю, астрономы берут под наблюдением все кометы, которые входят в нашу систему.
- О да мистер Шерлок Холмс. Кометы, астероиды, метеориты.....
-Неожиданным может быть только чужой корабль, выскочивший из гиперпространства почти у самой планеты. Отсюда вытекает простой вывод: вчера ночью около нашей планеты появился инопланетный корабль, который ведет, как вы полагаете очень агрессивно....
- Вы совершенно правы, мистер Холмс.
- И эти непрошенные гости послали сигнал, который вы не смогли прочитать....
- Но откуда....
- Иначе бы вы не пришли ко мне господин Маршал.
- И тут вы правы Холмс, вы один из двух величайших позитронных гениев, способных разгадать эту головоломку.
- И кто же второй? - спросил Шерлок. При этом его окуляры вылезли из глазниц. Создавая, таким образом, ощущения, словно сыщик смотрит сквозь профессора.
- БЭЗил!
- Ах да.... - проговорил Холмс, его лицо приняло прежнее очертание, - я вас понял профессор, у него просто нет времени. У него и без этого множество дел. Ну что ж давайте, приступим к решению вашей головоломки.
Профессор кивнул, поставил на стол ноутбук. Открыл крышку и включил его.
Астроном быстро стал водить курсором по экрану, выбирая нужный файл. Наконец выбрал его и запустил. На синем "рабочем столе" появилось окно проигрывателя. Оно сначала было абсолютно черным и лишь через какое-то время в нем возникло изображение. Маршал увеличил размеры картинку.
На бледно желтом фоне, за маленьким столом сидело не понятное существо. Его тело было покрыто белым пухом, а на голове было нечто напоминавшее красную пилотку. Пилотка колыхалась и шевелилась, отчего первое, что приходило в голову, было то, что это явно не головной убор.
- Он кого-то мне напоминает, но не припомню кого, - проговорил Холмс. - Вам не кажется дружище Ватсон.
- О да Шерлок, - проговорил доктор, подлетая к окну, - смутные очертания витают в моем чипе памяти, но, увы, что бы вспомнить мне нужно время....
- Оставьте пока это, доктор Ватсон, - проговорил Холмс, - профессор это существо, что-нибудь говорило?
Профессор откинулся на спинку стула, и расслабился. Поправил взъерошенные волосы и сказал:
- О да мистер Холмс, оно что-то проговорило, к сожалению, речь нам не удалось записать, а потом на экране появилось вот это.
Маршал свернул проигрыватель, и открыл другой файл. На этот раз это было изображение таблички с текстом.
- Распечатайте мне это доктор, - проговорил Холмс. - Да и лучше в двух экземплярах.
Ватсон подсоединил ноутбук к себе. Из отсека, откуда обычно робот-врач выдавал рецепт, вылезли две бумажки, исписанные непонятными письменами.
- А вам профессор внешний вид инопланетянина не знаком? - спросил Холмс.
- Откуда? Я ведь человек маленький и инопланетными культурами не интересуюсь.
-Ну, это и понятно. Вы профессор, как я и мой друг, специалист узкого профиля.
-Совершенно верно, мистер Холмс. Исследовать звездное небо я еще смогу, но починить бытовой прибор, увы, увольте.
- Еще вопрос профессор. Я допустим, уверен, что действия инопланетян агрессивны, но, например вы не помните, носил ли их голос агрессивный оттенок? - спросил Холмс.
- Мне показалось, что он нам угрожает.... И еще он мне показался немножечко знаком. Что-то из детства, но что?
- Тогда я боюсь дорогой профессор, что у нас мало времени. И вот еще что, мне на завтра нужно будет специальный канал, способный передать сигнал в космос.
- Я постараюсь его организовать....
- Вы уж постарайтесь господин Маршал, от этого зависит судьба планеты.
Профессор встал. Попрощался и ушел.
- Нам нужно спешить Ватсон, нужно спешить, - проговорил Холмс, как только дверь за астрономом закрылась, - у нас очень мало времени, дорогой доктор.
Шерлок взял один листок, что до этого распечатал его друг и вставил в специальную щель у себя на боку. Именно в этом месте у него находился маленький сканер. Загудел. Холмс до безобразия любил дешевые фокусы, такая уж в него была заложена программа, отчего и не стал в свое время скачивать картинку прямо из ноутбука.
- Мне нужно подумать, дорогой Ватсон, вы не возражаете, если я помузицирую? - проговорил он.
Доктор махнул манипулятором в воздухе в знак согласия. Сыщик часто любил музицировать, нет, он не играл на скрипке, как его прототип, Холмс просто скрипел и гудел, создавая в доме звуковой хаос, в котором даже следа не было похожего на гармонию.
Прошло четверть часа.
- Я оказался прав доктор. Над нашей несчастной планетой нависла неминуемая гибель, - проговорил сыщик, после того как хаос издаваемых им звуков прекратился. - Мне удалось прочесть послание. Нам осталось меньше суток для того, что бы что-то предпринять? Кстати Ватсон вы вспомнили, кого они нам напоминали.
Врач издал свистящий звук. Еще бы ему не помнить, ведь ему с этими обитателями земли не раз приходилось встречаться.
- Я, кажется, тоже начинаю находить об них информацию, правда в отличие от вас в другом разделе памяти. - Холмс замолчал, посмотрел на потолок и продолжил: - Расшифровать текст, Ватсон одно, а вот дать достойный ответ это совершенно другое. Я еще, пожалуй, помузицирую.
- Не хочу вам мешать Холмс, - проговорил доктор, - вернусь в клинику.
- Хорошо доктор, тогда завтра в 7 часов здесь, да и незабудке прихватить земных сородичей пришельцев, хотя бы парочку.
- Да Холмс, для вас я сделаю, все, что угодно.
Когда он покинул дом, по квартире вновь зазвучала все та же симфония странных и неприятных звуков.

***

На следующее утро, ровно в семь часов, пунктуальный Ватсон был на квартире Шерлока Холмса. Тот сидел в стареньком кресле и смотрел в окно. На улице шел дождь.
- Дождь к удаче Ватсон, - проговорил Шерлок, - а она нам, ой как понадобится. Вы принесли то, что я просил вас доктор?
Ватсон потянул мешок. В нем были те, кто должен был по мысли сыщика, помочь, им спасти Землю. Эти кто-то издавали странные непонятные крики.
- Очень хорошо Ватсон, очень хорошо. Тогда не будем терять ни минуты.
Холмс встал, подошел к телефонной розетке и соединился с ней проводом.
- Профессор Маршал, - проговорил он, когда до него дошел сигнал о соединении с абонентом. - Вы приготовили то, что я просил. Окей, через час мы будем у вас. Сделайте вот еще что....
После чего мистер Шерлок Холмс продиктовал несколько указаний связанных с интерьером студии, а так же попросил внимательного астронома занять место за телескопом.
Сделав эти распоряжения, сыщик отключился от телефонной линии, взял в металлическую руку принесенный доктором мешок, и вышел на улицу. За ним медленно парил Ватсон.
На улицы, у самого дома их уже ждал КЭБ - Кибернетический экипаж Бертольда. Специальная машина-робот созданная профессором Бертольдом около ста лет назад, для транспортировки роботов разных моделей.
-В обсерваторию любезный, - проговорил Холмс, когда они с доктором пристегнулись ремнями безопасности, чтобы не упасть, во время поездки.
Миновав центр города, который в летнее время был почти пуст, КЭБ свернул на дорогу, ведущую к местному университету. В одном изданий университета находились обсерватория и местная университетская телестудия.
Вскоре показался студенческий городок, обнесенный металлической, кованой оградой. Как и все студенческие городки в летнее время он был пуст, лишь одинокие, помешанные на науке ученные все еще находились здесь.
КЭБ проехал мимо центрального здания университета, миновал столовую и лаборатории и остановился у здания обсерватории, где в дверях их уже поджидал профессор Маршал. На нем был все тот же коричневый твидовый костюм. Над головой раскрытый зонт.
- Дождь к удаче. - Проговорил он, когда сыщики выбрались из КЭБа.- Я надеюсь, мистер Холмс вы решили нашу проблему.
Сыщик поднял голову и посмотрел на небо. Со стороны могло показаться, что сквозь темные свинцовые тучи, он пытается увидеть космический корабль. Увы, это было не так, любой робот, даже обладающий рентгеновским зрением, вряд ли смог бы сделать.
-Я уверен, что мы одержим победу, - проговорил он.
-Тогда за мной, - проговорил Маршал. Он открыл дверь и пропустил роботов вовнутрь. Сначала влетел Ватсон, а за ним вошел мистер Шерлок Холмс.
- Вы все сделали, как я просил? - спросил Холмс, когда они, преодолев длинный коридор, вошли в телестудию.
- Да мистер Холмс.
- Что ж приступим, нам нельзя терять время. Ватсон выпустите наших спасителей вон в ту клетку. Профессор идите за камеру. Я сейчас прикреплю на стенд послание, и вы возьмете его крупным планом.
Шерлок подал Ватсону мешок, и тот плавно подлетел к металлической клетке, высотой около двух метров. Одним манипулятором он открыл дверцу, вошел во внутрь и выпустил бедных существ. Закрыл и подлетел к сыщику. Шерлок "выплюнул" из своего тела распечатку, почти такую же, что ему вчера принес астроном, и прикрепил ее на стенд.
-Ватсон встаньте между клеткой и стендом. Профессор возьмите его крупным планом, но так, что бы в кадр попадали и клетка и стенд. Хорошо. Потом возьмите крупным планом сначала записку, а потом клетку.. Вы готовы дорогой профессор?
-Да мистер Холмс.
-Тогда я попрошу тишины, - он замолчал, возникла мертвая тишина, только крики существ в клетке, звучали как-то неестественно, - Окей начали!!!!
Профессор сделал знак рукой, что трансляция началась. Все шло по плану. Сначала крупный план, потом записка, под конец клетка, и снова записка, и только когда Ватсон снова попал в поле зрения камеры, Холмс дал сигнал прервать трансляцию.
В телестудии возникла мертвая тишина. Напряжение росло, перерастая в ком эмоции.... Казалось, было слышно, как стучит сердце профессора Маршала, да шуршит где-то в глубине тела доктора металлическая шестеренка.
Через десять минут тишины из селектора раздался радостный мужской голос:
- Профессор Маршал они уходят, уходят....
- Вы сделали это Холмс, вы сделали это Шерлок, - прокричал Маршал, и если бы мой тот не был роботом, то, наверное, хлопнул бы его по плечу.
- Я рад, что мой план сработал.
Маршал опустился на стул, закрыл лицо руками и проговорил:
- Но как вам это удалось Холмс?
- Все просто профессор. Вчера разобравшись в послании, я понял, что нам осталось мирно существовать всего несколько часов, а затем началась бы инопланетная агрессия. Внешний вид Инопланетян, мне сильно напомнил некоторых обитателей нашей родной планеты. И тут до меня дошло, что болезни наших зверушек, могут быть также опасными и для пришельцев. Тогда мне пришла в голову идея выдать их за истинных хозяев планеты. Я написал текст, что планета в настоящее время находится под контролем искусственного интеллекта, так как хозяева, серьезно больны и подвержены деградации. И этот интеллект просит экстренной посадки корабля для оказания медицинской помощи собратьям, при условии, что экипаж был, подвергнут вакцинации от страшной болезни под названием ГРИПП. Я с точностью перевел его на язык пришельцев, а вы показали его трансляцию им. В итоге враг бежал.
- Но вероятность того, что они могли высадиться....
- Была равна 0,0001 процента. А все благодаря доктору..... Кстати, Ватсон назовите профессору названия животных, что вы выпустили в клетку.
- Нет, Холмс я хочу сам.... Сам взглянуть на спасителей....
Профессор встал, подошел к клетке и взмахнул руками.
- Так это же куры.... Домашние куры.....

Череповец. лето-осень 2005

Если вторую часть переделать, а первую откорректировать, так можно и в журнал "Меридиан" отправить.
ЛЕНЬ sleep

 
pretorianes2003Дата: Суббота, 23.04.2011, 22:42 | Сообщение # 11
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Любовь идиота
________________________________________

Так вышло, что Искандер Разумовский, поселился на маленьком астероиде, между Марсом и Юпитером. Неожиданно "достала" его суета Марсограда, с вечным шумом, что является чертой любого города. Но больше всего его раздражало быть одиноким в обществе. За тридцать лет жизни Искандер так и не обзавелся семьей. За своею работой, связанной с выведением растений, он как-то позабыл об этом. Все выводил новые сорта, а чего добился? Так, обычный доцент, которых в ближнем космосе, как грязи.
Из-за своего замкнутого образа жизни Разумовский даже выходные стал ненавидеть. Именно в эти дни он никому не был нужен: ни друзьям - ученым, проводившим субботы и воскресения в кругу семьи, ни женщинам. Засядет, бывало за книги, да так и не заметит, как предоставленные ему дни для отдыха пролетели.
Пока однажды Искандер не решился все бросить, начать свою жизнь с чистого листа. Случилось это после того, как он поругался со своим начальником. Высказав все, что о нем думает, (за последнее время столько накопилось), и на деньги, что хранились в Межгалактическом банке, купил небольшой космический челнок, предназначавшийся когда-то для полетов к кольцам Сатурна. Приобрел материалы, взял лучшие семена, продукты на год, радиоустановку и улетел с Марса в астероидный пояс.
Астероид, который бы устроил Искандера, нашелся не сразу. То размеры не устраивали, то структура поверхности, то еще какие-то причины. Но вот, наконец, на тридцатый день полета, Разумовский отыскал то, что было нужно.
Небольшой, необитаемый. В диаметре километр, такой, что в какую бы сторону не пошел, все равно вернешься домой. В форме груши, с небольшими горами. С почвой по свойствам напоминавшей чернозем. Одна напасть - атмосферы нет.
"Ну, вот ты и дома, Искандер, - подумал он, улыбнувшись про себя, когда ракета приземлилась на поверхность. - Ну, нет атмосферы так что, буду жить под куполом. А там, там как карты лягут".
Разумовский, посмотрел на приборы и ахнул. 0,9 G. Сила тяжести почти, как на Земле. Он надел скафандр, а затем точно такой же нацепил на верного пса Бобика и вышел из корабля. Наклонился и потрогал почву.
"Верно чернозем, - подумал Искандер, удивляясь, что здесь, где не было ни одного растения, была такая почва. - Интересно, а как он образовался здесь при отсутствии жизни"?
Пес залаял и понесся по поверхности. Впервые за много дней ему выпала возможность размять лапы и побегать почему-то твердому.
Тем временем Разумовский вернулся на корабль за землемером.
"Первое что нужно сделать, это построить дом, - подумал он, прошелся и нашел небольшой холм, - вот здесь я его и построю. Ну, а здесь можно будет обустроить теплицы, вон там внизу под холмом".
На следующий день закипела работа. Восемь часов он строил, потом шел в космолет и отдыхал. И так в течение месяца, пока дом небольшой и кирпичный, созданный со специальным переходным помещением, где можно одеться в скафандры, не был построен. Сразу же, после того, как переехал со своими пожитками, соорудил две теплицы. В одной посадил растения для стола: укроп, томаты и тому подобное, а во второй - растения для его работы. Теперь, когда он был один, ему не нужны были выходные и разные там праздники, а новый год он мог праздновать хоть каждый день, если бы захотел.
Искандер связался с Марсом, и сообщил свои координаты, на всякий случай. Потом договорился, о доставке продуктов раз в год. Отключил связь. И представил себя разведчиком, что должен выходить в эфир только в определенные дни, чтобы там, на Марсе не подумали, что он погиб.
Утром прополет растения в одной из теплиц, потом в другой, а между работой прогуляется с псом по астероиду. Причем такая процедура происходила каждый день.
За время своего проживания здесь, они с Бобиком обошли маленькую планету вдоль и поперек. Уйдут, бывало на "север", а вернуться с "юга". Отправятся на "восток", а воротятся с "запада". Ползают по горам, и все хорошо. Одним словом - отшельник.
Так потихонечку прошел год. Искандер, уже стал высаживать растения в открытый грунт. Они стали приживаться и давать всходы. Кто бы мог подумать, но вокруг астероида стала образовываться атмосфера, но не такая заметная, как на Земле, но все-таки атмосфера.

Грузовой корабль коснулся поверхности маленькой планеты. Его люк открылся, и человек вышел наружу. Одетый в белый скафандр, он подошел к домику и позвонил. Щелкнул автоматический замок, что позволило войти.
- Проходите, - раздался голос из динамика, когда атмосфера в "коридоре" стала пригодна для дыхания и над дверями вспыхнула зеленая лампочка.
Человек, на руках которого были перчатки, отстегнул шлем и положил на стол. Не снимая с головы капюшона, вылез из скафандра. Вошел в гостиную. Пес радостно залаял, увидев еще одного человека. Запрыгал у ног гостя. Присел, погладил пса. Направился в комнату, где за столом, склонившись над книгой по биологии, работал Разумовский.
- Вы привезли мой заказ? - спросил тот, не отрывая своего взгляда от фолианта.
- Да, - проговорил, человек и снял капюшон. Черные, как смола, волосы упали на плечи, скатившись вьющимися локонами по легкому скафандру.
Невольно Искандер оторвал взгляд от книги, и обомлел, перед ним стояла женщина. Правильнее сказать - ангел в женском обличии. Точеная фигура, темно-голубые глаза. Нежная улыбка.
- Я привезла вам, то, что вы просили, - сказала она, не обращая внимания на ботаника.
Тот по-прежнему с интересом рассматривал незнакомку, она ему определенно нравилась.
- Как вас зовут, милое создание?!
- Анжелика!
- Маркиза ангелов!
Она звонко рассмеялась.
Целый день у него было замечательное настроение, Искандер, впервые за долгое время ощущал в себе силу и желание создать что-то грандиозное.
Разумовский таскал ящики с продуктами, пробирки с семенами, много шутил и смеялся. Он во всем пытался угодить девушке.
Наступил вечер.
- Ну, мне пора возвращаться на Марс, - молвила Анжела, - приятно было познакомиться с вами, Искандер.
- Мне тоже, - проговорил Разумовский и поцеловал ей руку.
Подписал все бумаги и проводил даму до корабля.
- Прилетайте еще, - произнес он.
- Обязательно,- проговорила, улыбаясь, она.
Девушка, улетела. Все потекло по-прежнему. Теплицы, пес, сад... Только теперь в конце дня он садился на скамейку перед домом и смотрел на небо. Что-то произошло, ему стало чего-то не хватать. И Искандер никак не мог понять чего.
Запас семян, на удивление быстро кончился. Разумовский связался с академией и попросил выслать новые, а заодно забрать им выведенные, растения.
Видно так уж было угодно госпоже Судьбе, что семена вновь привезла ему Анжелика. Со дня их первой встречи прошло два месяца. Искандеру показалось, что за это время "Милое создание" стало еще красивее, еще изящнее и милее.
Он снова обрел крылья. Целый день они разговаривали без перерыва, как друзья, которые долго не виделись. Анжелика, тоже родилась на Марсе, Девушка была сиротой, ее родители погибли в результате несчастного случая. Она хотела завести семью, но молодые люди, с которыми встречалась, не были ей близки по духу. Среди них много достойных, но родства душ не существовало. Анжелика никак не могла встретить такого, такого....
Подруги ей часто говорили, что она хочет невозможного, что такого не бывает, что зря ждет принца на белом коне, и, в конце концов, рискует остаться в гордом одиночестве до конца дней своих. Анжелика их выслушивала, не возражала, прекрасно понимая, что те желают добра. Да вот только жила в ней уверенность в том, что девушка его встретит: умного, доброго, заботливого, и не обязательно принца.
Время пролетело быстро, и ей снова нужно было улетать.
- Работы стало много, - пожаловалась Анжела, - вы создали прецедент. Астероиды стали заселять, и корабль теперь должен возить грузы на четыре маленькие планеты.
Корабль улетел. Разумовский долго смотрел ему вслед и неожиданно заплакал. Стекло скафандра запотело, и ему пришлось вернуться в дом. Искандеру нравилась эта девушка. Она была такая, такая....
Тем временем прошел еще один год на астероиде. Сад разрастался, деревья пустил корни, и уже почти окружали дом отшельника. Анжела за это время еще несколько раз прилетала на астероид.
Девушка оказалась находчивой. Организовала почтовую службу, которая доставляла заказы по маленьким планетам. За собой, как глава фирмы, она оставило право обслуживать астероид Разумовского. Вот почему только с ней Искандер отправлял фрукты из своего сада на экспертизу на Марс.
У них завязалась искренняя дружба, он уже начал понимать, что ему не хватает, но вникнуть в это он еще не мог.
Но однажды....
Разумовский смотрел в окно, когда приземлился корабль. Люк открылся и из него вышел человек в скафандре, но это была не Анжела. Среди сотен людей он теперь мог узнать ее даже по походке.
На этот раз посылку с Марса доставил мужчина средних лет.
Они сидели за столом. Игнат Левии, напарник Анжелы, рассказал, что случилось. Оказывается, неделю назад девушка попала под метеоритный дождь. Корабль пострадал, а ее едва живую нашли спасатели. Теперь девушка была в госпитале на Марсе.
- Я должен лететь с вами, - проговорил Разумовский.
- Увы, на Марс, я попаду не позднее чем, через месяц, - ответил почтальон.
Игнат улетел. Ботаник проводил его, сел на скамейку перед домом и долго смотрел в небо. Где-то там вдалеке был Марс. Долететь до него, теперь, когда ракеты были оснащены новыми двигателями, можно было за неделю. (Это максимальный срок полета до Марса). В лучшем случае - шесть суток.
Он решился. Искандер закрыл дом, оставил еды Бобику на три недели. Повесил записку на дверь и пошел, к своему кораблю. Тот по-прежнему стоял там, где он его оставил, когда приземлился. В свое время белый как снег космолет, теперь был покрыт пылью. Ракете сильно повезло, что не один, даже маленький метеорит, не угодил в корпус. Ботаник вошел внутрь, и проверил приборы. Все по-прежнему работало нормально.
Завел двигатели и стартовал.
Ровно через неделю Искандер уже брел по улицам Марсаграда, к госпитальному комплексу. Он вошел в здание и обратился в регистратуру. Анжелика - маркиза ангелов лежала в десятой палате интенсивной терапии.
Договорившись с лечащим врачом, а им оказался его школьный приятель, Искандер вошел в палату. В руках он держал огромный букет роз, выращенных в теплице, специально для Анжелики.
Девушка лежала на кровати. Капельница. Гипс на правой руке. Она улыбнулась, увидев его.
- Я знала, что ты придешь, - проговорила девушка, впервые обратившись к нему на "ты".
- Я узнал, что с тобой случилось, - проговорил Разумовский, - и понял, что я без тебя не могу...
Его язык заплетался. Мысли путались. Из глаз потекли слезы.
- Я люблю тебя Анжела, - проговорил он и опустился перед ней на колени.
Девушка посмотрела, на него, улыбнулась и сказала:
- Как долго я этого ждала. Ты мне еще понравился тогда, когда я впервые прилетела на твой астероид.

Вскоре они поженились. И теперь на скамейке у дома сидели двое. Бобик бегал по саду.
А где-то там, в далеком космосе, наперекор всему продолжала работать почтовая служба, корабли которой разносили на своих бортах флюиды счастья.

Единственный из рассказов, что находится в этой теме, отосланный в журнал.

 
pretorianes2003Дата: Четверг, 12.05.2011, 17:42 | Сообщение # 12
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Летом 1942-го.... Мистика, Хоррор, Пародия.

Спокойная (в какой-то мере) жизнь майора Генриха фон Берга закончилась в тот момент, когда его к себе вызвал полковник. Фон Бергу, проводившему большую часть времени в лаборатории института, предстояло лететь в западную Украину. Там пулей висок был убит генерал Отто фон Кранц, дальний родственник самого Гиммлера, и к тому же один из видных ученных "Аненербе". Что это была за смерть (убийство или самоубийство) и предстояло выяснить майору. Правда, полковник поставил перед ним одно условие: расследование должны проводить представители Украины, он должен вмешаться только в крайнем случае.

Черный автомобиль "Хорьх" вывернул из-за угла и притормозил у небольшого четырехэтажного дома в центре города, на стене которого висела новенькая вывеска "Полиция". Дверца распахнулась, и из машины выбрался офицер в эсесовской униформе, с деревянной тростью в руке. Извлек с заднего сидения фуражку, с черепом и костями, и проговорил шоферу:
- Подожди! - а сам, поднявшись на крыльцо, по бокам которого висели красные полотнища со свастикой в белом круге.
Несшие караул солдаты вытянулись по стойке смирно, и вскинули руки в знак приветствия. Брезгливо проигнорировав их, офицер коснулся, обтянутыми в белые перчатки, руками дверной ручки и вошел в здание.
Дежуривший полицейский, явно славянской национальности, в темной форме, с серыми манжетами на рукавах дремал, уткнувшись в маленькую книжку.
- Ахтунг! - прорычал эсэсовец, и стукнул тростью по столу. И когда хохол проснулся, вскочил, и стал приглаживать чуб, прорычал, - Ты ест свин! Не спат. Это ест ошень не хорошо.
- Яволь, - прошептал тот, сползая на старенький стул, стоявший здесь со времен советской власти.
- Где ест твой командир! - продолжал рычать немец.
- Прямо по коридору, вторая дверь налево, хер офицер.
- Ошень хорошо, - пробормотал тот, унимая свой гонор.
Четким шагам эсэсовец проследовал до указанной двери, и, не стучась, ввалился в комнату.
- Кто ест Семен Хряков? - спросил он, оглядывая троих полицаев, сидевших за столом и игравших в карты.
- Ну, я! - промямлил здоровый бугай, лет пятидесяти. - Ну, я Хряков. - И тут же знаком руки дал напарникам сигнал, что пора прекращать игру. - Пошли вон собаки! - прорычал теперь он на своих подчиненных. - Так и норовите своего начальника подставить.
Два полицейских вскочили, схватили со стола кепки и выбежали из кабинета.
- Присаживайтесь хер офицер, - продолжал полицай.
- Майор фон Берг, СС, подразделение Аненербе, - представился немец. Опустился на мягкий кожаный диван, стоявший у стены. - Я приехать участвовать в расследовании убийства, - добавил он, снимая фуражку и обнажая белобрысую голову. - Мой руководство полагать, что здесь есть не все гут.
И тут же получил прозвище "Ариец", за свои белые волосы и голубые глаза.
До Хрякова сразу же дошло, какое преступление заинтересовало "хозяев жизни". Совсем недавно на окраине города был убит немецкий генерал, служивший в СС, и занимавшийся исследованием паранормальными явлениями. Расспрашивал всех (даже Семена) о ведьмах, упырях и Вие.
"Интересно кому это понадобилось убивать генерала - неожиданно подумал полицейский, разглядывая Арийца, - ведь тот даже мухе вряд ли смог причинить зло".
- Мне поручено моим начальством, осмотреть труп и поговорить со свидетелями, - продолжил тем временем немец, нервно барабаня пальчиками по столу.
- В чем же проблема, - проговорил Хряков, вставая из-за стола. - Поехали.

Они вышли в коридор.
- Ковальский, Зинчук со мной, - произнес Хряков, обращаясь к уже знакомым Арийцу полицейским.
- Ковальский юде? - поинтересовался немец.
- Кто? - переспросил полицейский.
- Еврэй, - уточнил эсэсовец.
- О нет. Поляк.
- Зер гуд.
Нехотя, оторвав свои телеса от скамеек, полицейские встали. Закинули за плечо трехлинейки, что были приставлены у стены.
Они вышли из участка. Кое-как трое полицейских разместились на заднем сидении. Ариец окинул их взглядом, улыбнулся и приказал шоферу ехать.

Минут через десять, а может даже и чуть меньше они оказались около особняка, построенного еще в XIX веке. Когда-то здесь жил дворянин, но потом после революции и почти до самой войны здесь располагался детский дом. Пришедшие летом сорок первого немцы, тут же расположили свой штаб. Уже зимой сюда приехал генерал.
Вошли в дом. Адъютант и пастор ссорились стоя на нижних ступеньках лестницы. И хорошо, что Хряков в свое время изучал немецкий язык. В настоящее время, в присутствии немецких офицеров, он мог обходиться без переводчика. Конечно же, там, у себя в кабинете ему не стоило мучить Арийца, просто-напросто в отличие от обыкновенных солдат, Семен как-то недолюбливал гестапо. Особенно после того, когда те в наглую пытались унизить полицейских, представляя их людьми "самого низкого сорта". Хрякову это не понравилось.
- Я не буду его отпевать, - ругался священник.
- А объясни святой отец, отчего ты не хочешь отпевать убитого служителя закона и порядка. Может, ты только большевиков отпеваешь? - спросил эсэсовец, подходя к ним, и показывая документ.
Пастор побледнел. Ему вдруг показалось, что еще немного, и он окажется в гестапо, а там, там из любого выбьют признание, в прямом и в переносном смысле. Отчего он только промямлил:
- Ваш генерал много грешил. Мне трудно отпустить ему грехи, когда он неспокойный. Я уже раза три пробовал....
- Неспокойный? - перебил его Хряков, и тут же ощутил на себе удивленный взгляд Арийца.
- Так точно, - проговорил адъютант, разглядывая то полицейского, то эсэсовца. - Вот уже более часа, как мы пробуем отпеть его. Положили в гроб. Пастор прочитал мессу, выходим из комнаты. Грохот. Возвращаемся, он на полу. Снова в гроб, снова отпевание. Только закончим, еще и от двери не успеем отойти грохот. А до того момента, как мы еще в комнате он лежит и не шевелится. А ближе к ночи, неизвестно, что может произойти. Мне даже человека пришлось приставить. Два дня ждали, пока пастор приедет, теперь вот это...
- Да уж чертовщина какая-то, - прошептал Семен. - Где труп?
- Там-м-м, - заикаясь, прошептал пастор и показал на закрытую дверь, ведущую в длинный коридор. - Там комнатка есть небольшая, вторая направо, вот в ней и покойный.
- Оставайтесь здесь, - скомандовал фон Берг, и вчетвером, оставив Ковальского, Зинчука в холе, прошли сначала в тесный коридор, с обшарканными стенами, а затем в комнату, где был полумрак. Гроб, закрытое занавеской зеркало, старенький покосившийся шкаф. Покойный на полу, в черепе дырка.
- Ну, и где ваш охранник? - поинтересовался эсэсовец у адъютанта.
Но тот ответить не успел. Молодой солдат сам возник через секунду в дверях.
- Где вы были? - спросил порученец, срываясь на крик.
- По малой нужде, - промямлил тот, понимая, что нагоняя не избежать.
- Вам, что было приказано!
- Виноват хер офицер.
- Ты у меня вряд ли поедешь в Германию. Ты у меня теперь долго отпуска не дождешься...
Ариец усмехнулся, знаком велел адъютанту замолчать. После чего попросил того положить покойного в гроб. Нехотя, с охранником они сделали все как положено.
Эсэсовец обошел комнату. Заглянул в шкаф. Посмотрел в окна, предварительно отдернув шторы и, убедившись, что все нормально, велел выходить.
- Сейчас вы дадите показания, - отчеканил Ариец, и добавил, - Оба.
Как только за ними закрылась дверь, там, в комнате что-то упало.
Вбежали в комнату. Генерал вновь лежал на полу. Эсэсовец выругался. Позвал адъютанта с охранником, которые из-за панического страха боялись войти в комнату. Но прежде, чем тело вновь было положено на одр, он Хрякову позволил осмотреть труп.
"На летаргический сон не похоже, - подумал Семен, - да и какой это сон, если в голове сияет вот такая дыра. А может кто-нибудь находится за окном. Нужно засаду. И еще если мне удастся это дело, я покажу, что мы не чем не хуже СС".
- Ковальский, Зинчук, - прокричал он.
В комнату вошли полицейские.
- Встаньте по ту сторону окон, - скомандовал Хряков, и после того, как те скрылись, сказал Арийцу, - я бы хотел остаться один. - Потом посмотрел на покойного и добавил, - вернее с покойным.
Эсэсовец пожал плечами.
Немцы ушли. Хряков встал посреди комнаты и стал ждать. Ничего не происходило. Только что-то на душе, как-то неспокойно. Жутковато. По стенам кажется, тени от свечей пляшут. А по пояснице мурашки бегают. Ветром холодным подуло, а за спиной такое ощущение, что кто-то смотрит.
Резкий разворот на сто восемьдесят градусов. Пистолет в руке. Ничего. Одно зеркало. Только шторки так в сторону отошли. Да чувство, что кто-то оттуда на него смотрел.
"Тьфу ты, - мысленно ругается Семен, - Так это же мои глаза. Вон, сквозь щель в занавесках отражаюсь. Ладно, хватит экспериментировать", - подумал и запихнул пистолет в кобуру.
Вышел. Снова грохот и вновь слышно, как упало тело. Вдвоем с Арийцем ворвались они в комнату. Никого, а труп на полу. Вызвали адъютанта, велели тому позвать Зинчука. Тот появился через минуту.
- Ну? - спросил, косясь Хряков.
- Никого не было, - пробормотал тот. - Если бы не вы, так и стояли бы и ждали.
- Мистика, - прошептал полицай. - Не иначе нечистый. Нужно ловить его. Хватит, ему покойников ворошит. Я спрячусь в шкафу, а вы выйдете.
Хряков залез в шкаф. Закрыл створки. Эсэсовец ушел. И тут....
Тут шторки в зеркале отодвинулись. Сначала из зазеркалья высунулась лапа, затем нога. И вот, наконец, появилось и само существо. Покрытое зелено-красной шерстью, оно начало водить носом, нюхать воздух. После чего, не обращая внимания на покойника, приблизилось к шкафу. Дверка открылась...
Раздались выстрелы, затем крики. Эсэсовец и адъютант вбежали в комнату. На полу кровавая лужа, след от которой тянулся к зеркалу. Рядом с ней полицейская кепка. Тут же дымящийся "Вальтер", казалось, что полицейский высадил всю обойму. Но ни это оказалось странным, удивительным было другое. Так уж получалось, что тела Хрякова нигде не было, вот только шторки на зеркале качались из стороны в сторону....

 
pretorianes2003Дата: Четверг, 12.05.2011, 17:44 | Сообщение # 13
Председатель - Автор
Группа: Администраторы
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Offline
Игрок

Посвящен тем, кто играет в Онлайновые игры.

Старый приятель моего отца, Альфред Омеги, был человек замкнутый и одинокий. Большую часть жизни он проводил за стареньким компьютером. Общаясь с такими же одиночками в сети. Именно когда-то, за много лет до моего рождения, там он познакомился с моими родителями. Собственно из простого общения в виртуальном пространстве и возникла эта старая дружба. Иногда мне казалось, что могло связывать их, ведь если посмотреть у них не было ничего общего. Ну, разве что Интернет. И если мои старики, забросили это занятие, то Ал (так просил называть себя Альфред) несмотря на свои семьдесят лет, все так же сидел и сидел в сети. Чем там занимался, он мне не рассказывал, и, наверное, так бы и не рассказал.
Однажды, когда был у него в гостях, я не выдержал и спросил, сам не зная почему:
- Кто ты Ал?
- Я друг твоего отца, - проговорил он, не отрываясь от экрана монитора.
- Нет, Ал. Я не это имел в виду. Ты кто - хакер, юзер...
- Так ты в этом смысле, - хихикнул он, перебивая меня. Ал поправил свою длинную растрепанную бороду, посмотрел на диван, где я удобно расположился, и ответил - ну, знайте молодой человек. Я игрок!
- Игрок?
- Да, игрок, - утвердительно кивнул старик, - самый первый игрок в этой вселенной. А уж там по совместительству и хакер, и юзер, и даже можно так сказать - провайдер.
- Хорошо, ты игрок - не унимался я, - но тогда будь добр, ответь Ал. Во что ты играешь?
- В жизнь! Я играю в Жизнь!
- В жизнь? - переспросил я.
- Да в Жизнь, - ответил Альфред, и вновь посмотрев на меня, добавил, - игра эта так называется - Жизнь - Два. Все кто имеет связь с сетью, играют в эту игру. Я так полагаю, ты в эту игру никогда не играл. Я прав?
- Да. Я не играл. Об такой игре я впервые слышу.
- Значит, отец тебе о ней не говорил, - толи, спрашивая, то ли констатируя факт, пробормотал старик, отчего мне пришлось ответить:
- Нет. Отец ничего не говорил. Он вообще ни разу не обмолвился, что играет в компьютерные игры.
- Странно, - удивился старик, - очень странно. Он, как и я, игрок. Вернее им был, когда-то мы с ним такое вытворяли. Но потом родился ты...
Тут Альфред замолчал, вздохнул, и мне показалось, что он произнес имя моей матери - Дита.
- Эх, молод ты сынок, - вымолвил он, не обращая внимания, что мне пол года назад стукнуло тридцать три года. - Ох, молод. И жизни тебя родители видимо решили не учить. В данный момент я не имею в виду игру. Да и в школе ты вряд ли, уделял внимание истории нашего мира.
Тут я кивнул. Не знаю, почему так сделал, ведь Альфред вряд ли посмотрел бы в мою сторону. Старик был прав историю, я и не изучал. Так знания вошли в одно ухо, а из другого вылетели. Химия, физика да еще география вот три предмета, что привлекали меня.
- То-то и оно, - продолжал, тем временем Ал, - а ведь если бы ты знал историю, то был бы в курсе, что игру "Жизнь" создал я. Об этом в любом учебнике истории написано. Как никак первая многопользовательская игра.
И тут он гордо развел плечи, оторвал свои взгляд от монитора и, повернувшись ко мне, улыбнулся. В глазах его блеснула искра, и я понял, что этим фактом старик сильно гордился. Отчего любопытство стало мучить меня все больше и больше. Я не удержался и спросил:
- Сколько же времени ты играешь?
- Если бы я мог тебе ответить. С какой позиции ты хочешь ответ услышать. Хочешь понять мое восприятие реальности, персонажа или может стороннего наблюдателя?
- А нельзя ли услышать все три версии.
- Отчего же нельзя можно. Начну с моего восприятия. Иногда мне кажется, что со времени, когда я включил компьютер в розетку, со словами: "Да будет свет!", прошло всего ничего. Одно мгновение. Но это кажется только мне. Персонажам, большую часть которых создал я, по образу и подобию своему, кажется, что идут года, века, тысячелетия. И им кажется, что я играю долго, очень долго. Ведь, по сути, для них я есть и Альфа и Омега. Для тех же, кто смотрит на меня со стороны, таких как ты, в игру я играю около пятидесяти лет. Отчего вы считаете меня - "спятившим маразматиком", впавшим в детство.
- А для тех, кто играет вместе с тобой?
- Для них жизнь летит так же, как и для меня. Вот только играют они по-своему. Кто-то долго, как и я. Доводя персонажа до естественной смерти, и создавая другого. Некто начинает играть, а потом бросает все на самотек. Из-за чего жизнь герое сокращается не естественно быстро. Иногда персонажей просто стирают из игры. Кто с помощью самоубийств, красиво и помпезно, кто-то просто выключает свой компьютер и в мир уже не заходит под этим "ником".
- Но, - начал, было, я, но старик не закончил мне говорить:
- А некоторые просто продают своего персонажа. Я встречал в сети маленького мальчика, который продал своего "человека" другому мальчику, а тот третьему и так далее. Из-за чего сознание куклы, при старости тела, оставалось на низком уровне развития. Эх, - вздохнул Ал, - теперь в игре бардак. А как все начиналось. Когда-то в эту игру играл только я. Но боюсь, тебе не интересны тонкости игры.
- Отчего же. Я с удовольствием послушаю.
- Ладно, это дело твое, но я бы не стал тратить время. От скуки помню, создал целую планету. Хотя самому для игры хватило небольшого участка земли, покрытого различными растениями и животными. Так называемыми роботами. Персонаж был хиленький, и все время проводил в охоте и рыбалке. Правда, вскоре мне все это наскучило. Иногда просто одолевало желание выключить все и уйти. Ведь душа требовала что-то такое этакое. Не хватало непредсказуемости. Ведь все другие персонажи, созданные в качестве развлечения слишком уж прямолинейны. Вот именно тогда я впервые воспользовался сетью, сделав свои компьютер основным сервером игры. Распространил рекламу и стал ждать. Первыми в игру вступили твоя мать, а через некоторое время и твой отец. Тогда они даже знакомы не были, а уж тем более, ни о какой женитьбе и думать не могли. Твоей матери - только-только исполнилось восемнадцать, я даже был в нее влюблен, - тут старик вздохнул, - но она предпочла твоего отца. Ему же на момент появления в игре было всего четырнадцать. Не смотря на свой юный возраст, он сделал то, что никогда бы не догадался сотворить я. Твой отец впервые вошел в игру не в человеческом образе. Тот еще хакер, заставил игру засиять новыми красками. Хотя вначале мне показалось, что игра погибла. Пришлось расширить зону игры и покинуть райские кущи, в которых наши персонажи были счастливы.
Тут Ал замолчал, уставился в монитор, и стал что-то манипулировать с клавиатурой.
- Сперва я был зол. Метал громы и молнии. Осыпал этого сорванца проклятиями, но потом, одумавшись, понял, что все, что мы бы не делали с Дитой, приводило бы вновь к однообразию, а там за чертой первоначального периода была новая фаза игры. К тому же если бы стали появляться новые игроки, то в саду им бы не хватило места. Тот бы начал чахнуть и увядать. Да и персонажи со временем стали стареть. Приблизительно через год после начала игры в сети, в ней уже обитало около тысячи различных юзеров. Не ведаю, играл ли в то время твой отец, но вскоре он вновь объявился в игре. Несложное изменение в данных, которое я с трудом смог устранить, чуть не "смыл" всех из игры. Безуспешная попытка, - тут старик расхохотался, - ведь пока я в игре, все будет изменяться по моей воле. Мне за время игры, как и другим игрокам, удалось создать множество персонажей, вдохнуть в них душу. Но вот менять правила и вносить коррективы мог только я. Десять заповедей, правды, своды законов, кодексы, конституции - мои творения. И те, кто вносил их в игре, все это мои персонажи.
Альфред вновь оторвал свой взгляд от монитора, посмотрел на меня.
- Герои, злодей, гении, - это все такие же игроки, как и я. Вот только цели, задачи у них разные. Кому-то нужно мировое господство, кому-то слава, богатство, и лишь только я играю из простого интереса. Ведь только они пытаются пойти против правил. Силой оружия, волею мысли, тайными заговорами удалить моих персонажей из игры. Пусть копошатся, пусть пытаются. Они знаю, что все их попытки беспочвенны. Ведь только от меня зависит, как долго будет длиться игра под названием "Жизнь". - И тут старик вновь повторился, - ибо я и Альфа, и Омега. Только я могу одним движением устроить Армагеддон. А сейчас молодой человек, не могли бы вы меня оставить одного.
Я встал и учтиво удалился. В голове летали странные мысли, казалось, что кто-то другой руководит мной как марионеткой.
"Что наша жизнь - Игра" - вспомнилась мне позабытая фраза. И тут же на смену ей, выскочила другая, словно далекий кукловод прошептал - "Вся жизнь игра, а люди в ней актеры".

Весна 2008. Череповец

 
Форум » Фантасты Череповца » Александр Владимиров » Рассказы (черновые варианты...)
Страница 1 из 11
Поиск: