Понедельник, 20.11.2017, 20:28
      
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Модератор форума: bmvcher, pretorianes2003 
Форум » Фантасты Череповца » Михаил Бычков » Обреченные солнцем (рабочее название). (Постапокалипсис.)
Обреченные солнцем (рабочее название).
bmvcherДата: Четверг, 02.06.2011, 14:25 | Сообщение # 16
Автор
Группа: Модераторы
Сообщений: 70
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 17

Сознание возвращалось постепенно: сначала перед глазами начали мелькать какие-то яркие картинки, в голове зазвучали обрывки ничего незначащих фраз, сопровождаемые неприятным фоном из тысячи нудных колокольчиков, звенящих в ушах. Я открыл глаза. Зрительные галлюцинации пропали, уступив место темноте. Вскоре исчезли и назойливые голоса, остался только звон в ушах, и тоненький, где-то на уровне слышимости, писк. Но самое страшное только ожидало меня впереди.
Осознание того, что произошло, пришедшее чуть позже. Вот, от чего я получил самый болезненный удар. Оправиться от него не мог еще долгое время, лежа на песке подвала. Монах, а возможно и Андрюха погибли: нечего было и думать, что при такой силе взрыва они остались в живых. Слишком близко находились к заряду. Я гнал от себя эту мысль, встав на четвереньки и пытаясь нащупать в темноте злосчастный фонарик, подсознательно понимая, что ищу иголку в стоге сена. Но что-то ведь нужно было делать?
В подвале стоял сильный запах гари и пыли. Что-то тихонько потрескивало в темноте, хотя огня нигде не было видно. Я снова обессилено упал на песок. Так плохо не было с самого детства, когда приходилось хоронить близких мне людей.
-- Ты жив, Леха, - неожиданно раздался неподалеку слабый голос Андрюхи. – А я- то уже думал, что нам всем кранты.
Это был словно гром с ясного неба.
Поначалу показалось что я брежу, но когда в темноте вспыхнул луч фонаря, не поверил происходящему.
Жив! Жив, братуха.
На душе сразу стало легче, словно огромный камень свалился.
-- Андрей, ты даже не представляешь, как я рад слышать тебя! – эмоции переполняли меня через край. – Как ты?
-- Ничего, - ответил он. – Только левой руки не чувствую.
-- Потерпи, - я подобрался поближе. – Сейчас посмотрим.
Он лежал на спине, сжимая в одной руке фонарик, другая же была неестественно подвернута за спину. Я взял у него фонарь и, посветив на искалеченную конечность, ужаснулся: открытый перелом. Если не остановить кровотечение, то жить ему осталось от силы несколько часов.
-- Что там? – спросил Андрей, видимо заметив тревогу на моем лице.
-- Нормально, жить будешь, - соврал я, успокаивая. – Я сейчас найду Монаха, у него в сумке должна быть армейская аптечка. Мы сделаем тебе укол и перевяжем рану: будешь как новенький.
Я мог обманывать себя сколько угодно, между тем понимая, что ничего не смогу для него сделать. Тут нужна операционная, с квалифицированным врачом и хирургическими инструментами. А где все это взять в самом центре Мертвого города? Но, если совсем ничего не делать, то он умрет гораздо быстрее.
Аккумулятор фонаря медленно, но верно разряжался, грозя оставить нас в полной темноте, поэтому, я без промедлений отправился на поиски тела “старшего”. Рядом с распахнутой настежь дверью, ведущей в тоннель, его не было, да и глупо было надеяться обнаружить его там. Раз уж меня откинуло на приличное расстояние, то Монаха следовало искать в соседней части подвала, вход в которую располагался аккурат напротив места взрыва.
Там, метрах в двадцати, я и обнаружил его обезображенное тело.
Его почти разорвало пополам: обугленные остатки одежды местами все еще тлели. Присыпав их песком, я снял сумку со снаряжением, и, удостоверившись, что нужная аптечка в оранжевом пластиковом футляре цела, вернулся к раненому товарищу, мысленно пообещав позднее предать, тело “старшего” земле как положено.
-- Ну, вот и я, - присаживаясь рядом и вскрывая аптечку, сообщил Андрюхе. – Сейчас сделаю тебе укол. Скажешь, когда боль пройдет: придется перевернуть тебя на бок.
-- Как там Монах? – тихо спросил он, когда укол начал действовать.
-- Он мертв, вся сила удара пришлась на него.
-- Я видел…
-- Лежи тихо, сейчас станет легче.
-- Уже, - признался тот.
-- Тогда давай, поворачивайся. Я тебе помогу.
С моей помощью он перевернулся на здоровый бок. Раненая рука, плетью повисла за спиной, причиняя сильную боль. Несмотря на наркотик, Андрюха застонал. Даже и я, кажется, нутром почувствовал эту невыносимую боль.
-- Все хорошо.
Вытащив из автомата шомпол, за неимением лучшей шины приложил его к руке раненого, предварительно обмотав бинтом. Это, более или менее зафиксировало раздробленную кость. Плотно перевязав все это дело, вколол вторую порцию наркотика. Вскоре напарник впал в забытье, а я, приготовив на всякий случай весь имеющийся арсенал к бою, вернулся к Монаху, чтобы выполнить обещанное.
Думал, копать будет легко, но за двадцатисантиметровым слоем песка скрывался толстый слой глины. Пришлось изрядно попотеть, но другого выхода не было: иначе останки нашего командира растащат хищники.
Теперь настало время осмотреться. Я проверил все входы-выходы на предмет незваных гостей и сюрпризов, еще могущих ожидать. Хищники могли учуять запах свежей крови и ринуться на поиски добычи.
Но, прошло часа два, а в подвале по-прежнему было тихо, как в склепе. Никто из наемников не пришел, что бы посмотреть на дело рук своих и оставаться здесь дальше не имело смысла. Так же, как и возвращаться восвояси. Оставалось идти вперед по тоннелю, навстречу неизвестности. Там еще можно было раздобыть лекарства, что бы помочь Андрюхе, отыскав их в недрах управления внутренних дел. Избежав заражения, можно было надеяться на лучшее.
-- Идем вперед? – спросил он, когда я появился рядом, разбудив.
После первой помощи и короткого отдыха, напарник явно чувствовал себя лучше.
-- Да, - кивнул я. – У нас нет выбора. Ты как?
-- Нормально, хоть сейчас в атаку, - доложил он, поднимаясь, используя винтовку в качестве костыля.
Я догадывался, что его бравада – всего лишь действие наркотика и когда оно закончится, будет еще хуже. Время не ждет. Мы перешагнули через порог и очутились в просторном коридоре с ровным, бетонным полом. Вдоль одной стены протянулись кабели и трубы различного диаметра, вторая была свободна. Обычный коллектор, только сухой и хорошо сохранившийся.
То, что уловка с миной предназначалась для нашего отряда, сомнений не вызывало. Оставалось только надеяться, что они посчитают нас выведенными из игры и, в ближайшее время, переключатся на другие, более важные дела, оставив на охране тоннеля лишь пару-тройку человек.
Я мог выдумывать что угодно, успокаивая себя, но, наемники далеко не дети – даже такое количество охраны было практически непреодолимым в данной ситуации. Впрочем, на поверхности все обстояло бы еще хуже. Тут у нас был хоть какой-то шанс.
Видимо, Андрей тоже понял это, когда остановившись передохнуть, сказал:
-- Нам нужно разделиться.
-- Это еще зачем?
-- Кто-то должен остаться. Мне, так или иначе – все равно крышка, а ты, к тому же, знаешь - что делать дальше.
-- И как ты себе это представляешь? – спросил я. – Думаешь, брошу тебя тут одного?
Напарник промолчал.
Как бы мне этого не хотелось, но другого способа выполнить задание практически не было. Нужно было согласиться, что кто-то из нас должен выжить любой ценой.
-- Говори, что задумал.
-- Я пойду вперед, - начал пояснять он. – Если там есть охрана – завяжу с ними перестрелку. Так или иначе – на моей стороне фактор неожиданности. Часть из них все равно положу в темноте. Даже если меня пристрелят, то они будут уверены, что я единственный, кто уцелел после взрыва бомбы. Это их немного расслабит: тебе останется только дождаться, пока они потеряют бдительность. Рано или поздно, кто-то из них пойдет наверх, доложить о случившемся. И тут твой выход.
-- И?
-- Не думаю, что проход охраняет больше трех человек.
-- Согласен, эта мысль уже приходила в голову, - подтвердил я.
-- Останется один наемник. Это не будет большой проблемой: вряд ли он станет ожидать повторного нападения.
-- Да ты, оказывается, стратег, - не без удивления произнес я. – А что тогда молчал все время?
-- Куда мне было до Монаха, - вяло отмахнулся тот.
-- Это верно, - вздохнул я. – Тот уж точно придумал бы, как пройти этот чертов коридор.
На том и порешили, продолжив движение.
Прошли еще метров сто, когда тусклый свет фонарика неожиданно мигнул и погас окончательно, оставив нас в полной темноте.
-- Приехали, блин, - тихо ругнулся я. – Как все вовремя.
-- Ничего, - успокоил Андрей. – Как-нибудь до поста дойдем. А там видно будет. Не в темноте же они сидят.
-- А хрен их знает.
Шаг за шагом продвигались вперед, ежеминутно прислушиваясь, пытаясь уловить хоть один звук выдававший присутствие посторонних. Но, ничего – полная тишина, нарушаемая только нашим тяжелым дыханием. Это казалось странным: по всем прикидкам мы должны были находиться на подходе к бомбоубежищу, охраняемому наемниками, но ничего подобного не наблюдалось. Только полная темнота и тишина.
Я немного растерялся, когда действие стало развиваться вне запланированного сценария. Что же, будь что будет. Будем топать дальше.
-- Стой, - неожиданно приказал напарник, замерев. – Смотри вперед. Видишь, там что-то светится?
Присмотрелся; и в самом деле - впереди, где-то в глубине тоннеля виднелось неяркое свечение.
-- Что бы это могло быть? – спросил я у Андрюхи.
-- Не знаю, - пробормотал он. – Может свет из вентиляционного колодца?
-- Не похоже, да и ночь уже наверху.
-- Гадай – не гадай, а идти вперед все равно надо, - забирая у меня один из автоматов, и возвращая винтовку, решил он. – Делаем, все как договаривались.
-- Если что, сильно на рожон не лезь, - напутствовал я.
Тот, промолчав, медленно двинулся навстречу неизвестности. Тьма тут же поглотила его, а я смотрел вслед, весь превратившись в уши, ожидая развития событий.
Прошло минут десять, но так ничего и не происходило. Я уже начал нервничать, когда из темноты под сводами коридора раздался голос напарника:
-- Иди сюда, Алексей. Тут никого нет.
-- А что там?
-- Иди, сам все увидишь…
Я поспешил к нему и, вскоре очутившись рядом, обнаружил, что тоннель закончился, перегороженный еще одной массивной бронированной дверью. На ее гладкой поверхности тускло светилась небольшая панель с цифрами от нуля до девяти.
-- Вот те раз, - задумчиво протянул я. – И как я сразу не догадался…
-- Ты о чем?
-- Я же уже был здесь, в этом бомбоубежище, и вход в него тогда находился под контролем охранной системы. Сомневаюсь, что она впустила бы посторонних, - одна за другой, в голове складывалась определенная мозаика. – Чтобы попасть внутрь - нужен код доступа, и наемники гонялись именно за ним.
-- И где он? – устало спросил Андрюха: силы начали покидать его.
-- Думаю, он на карте, что лежит в сумке Монаха, - я перекинул ее из-за спины, и, порывшись, извлек заветный клочок бумаги. – Вот.
-- Значит, мину подложили не наемники?
-- Думаю, что - нет. Их просто не могло тут быть.
-- А кто тогда? – слабо удивился он. – Древние?
-- Нет, это сделал тот, кто хотел обезопасить вход от нежелательного проникновения, - пояснил я. - Этот кусок карты, что у меня в руках – только часть плана. Подозреваю, что вся остальная информация о ловушках и проходах либо погибла, либо спрятана в надежном месте.
-- Тогда, - задумался напарник. – Как ты смог попасть в убежище без всяких карт и кодов? Случайно?
-- Вот это-то и странно, - вздохнул я. – До сих пор не могу понять. Такое чувство, что меня ждали... Ну, что? Пробуем ввести код?
-- А если снова рванет?
-- Чему быть – того не миновать. Это наш единственный шанс: обратной дороги нет.
-- Валяй, - согласился Андрей. – Мне уже все равно…
Поднеся карту к панели, чтобы в ее свете рассмотреть нацарапанные карандашом цифры, я принялся вводить код. Когда последняя цифра была набрана, инстинктивно прижался к стене, ожидая очередного подвоха. К счастью, все опасения были напрасны: никакого взрыва не последовало. Послышался ровный гул, что-то стукнуло, скрипнуло, и тяжелая дверь медленно приоткрылась. Луч света упал к ногам на бетонный пол, словно приглашение войти внутрь.
 
bmvcherДата: Вторник, 07.06.2011, 21:56 | Сообщение # 17
Автор
Группа: Модераторы
Сообщений: 70
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 18

Навалившись на дверь, я приоткрыл ее как можно шире, чтобы беспрепятственно протиснуться внутрь вместе с вконец ослабевшим напарником. Тот был совсем плох: у него началась лихорадка и, судя по напитавшимся бинтам - открылось сильное кровотечение.
Уложив его на деревянную скамейку, стоящую у стены недалеко от входа, закрыл дверь, обрезая путь тем, кто мог следовать по стопам. Я все еще не упускал из виду тот факт, что наемники специально могли выждать время, пропустив нас вперед. А потом – свободно попасть в бомбоубежище, пройдя по нашим трупам.
Теперь, находясь в относительной безопасности, можно было осмотреться. Помещение, в которое мы попали, скорее всего, являлось агрегатной: в тусклом свете двух маломощных ламп я без труда разглядел мощные фильтрационные установки и воздухопроводы. Сейчас они бездействовали: в отсутствие постояльцев хватало и прямоточной вентиляции, выдававшей себя тоскливым воем в трубах. Система жизнеобеспечения все еще находилась в рабочем состоянии, и это вселяло надежду на будущее.
Отыскав дверь, ведущую в жилой блок, я бросился на поиски медикаментов. Впрочем, это не лабиринт, и нужную комнату я обнаружил достаточно быстро. Щелкнув выключателем на стене, не без радости увидел, что тут есть все для оказания экстренной медицинской помощи. Еще бы врача для полного комплекта.
Вернувшись за раненым, застал его в бессознательном состоянии.
Напарник имел внушительные габариты, поэтому перетащить его в операционную было не так уж и просто. Изрядно помучившись, я аккуратно, чтобы не травмировать покалеченную руку, взвалил его на стол и, вколов дозу обезболивающего, найденного тут же, принялся снимать окровавленные бинты.
Увиденное мне совсем не понравилось: рана воспалилась, кровотечение хоть и уменьшилось, но все еще было обильным. Без квалифицированной помощи шансы на благополучный исход стремились к нулю. Спасовав перед нестандартной ситуацией, бесцельно заметавшись от стены к стене, перебирая всевозможные препараты и медицинские инструменты, разложенные на стеллажах. Руки тряслись, скальпели и зажимы сыпались вниз, со звоном подпрыгивая на кафельном полу.
За этими безумными порывами я не заметил, как напарник пришел в себя.
-- Что, все так плохо? – его неожиданный вопрос заставил замереть на месте, застав врасплох.
-- Хуже некуда, - честно признался я, поворачиваясь. Скрывать правду дальше не имело смысла. – Началось заражение…
-- Мне конец? – без всяких эмоций, вяло, уточнил он. Я поразился его самообладанию, хотя какое, к черту, самообладание в таком состоянии?
-- Пока не знаю. Сейчас вколю тебе кой-какие антибиотики, а там – видно будет.
-- Бесполезно уже, наверное, - тихо прошептал Андрей. – Надо резать…
-- Что резать? – не понял я.
-- Руку. Полностью…
При этих словах внутри все похолодело. Нет. Ни за что, я не смогу сделать этого - даже под дулом автомата. Я многое повидал за свою не столь уж и длинную жизнь, но чтобы решиться на такое – нет уж, увольте!
-- Тебе придется сделать это, - почувствовав мое смятенье, сказал он. – Иначе – мне крышка.
-- Но как?! – чуть ли не взвыл я. – Как без всяких навыков я смогу это сделать? Да мне даже кровь не остановить…
-- Другого выхода нет.
Он был прав. И правда его была безжалостна.
-- Ладно, ты прав, - согласился я, сдаваясь. – Чего-нибудь придумаю.
-- Поторопись, я надеюсь на тебя… - с этими словами Андрей снова впал в забытье, а я окончательно впал в ступор, размышляя о происходящем.
Очень хотелось, чтобы это был сон, страшный, реальный – но все-таки сон, а не момент, когда нужно принять одно из самых непростых решений в своей жизни.
“ Нет, - размышлял я, ища выход из сложившийся ситуации, - я не могу сделать это сам, потому что просто не справлюсь с этой задачей, убив его собственными руками.”
Метаясь из угла в угол, неожиданно заметил несколько книг, лежащих на письменном столе в самом дальнем и темном углу комнаты. Словно искра, промелькнула в голове некая идея, смысл которой уловить не успел. Она обрела форму только тогда, когда я взял в руки один из увесистых томов и прочитал тесненное золотом название:

ВОЕННАЯ ХИРУРГИЯ И ТРАВМАТОЛОГИЯ

-- Нет, - снова испуганно прошептал я, протестуя, но некто в голове уже задумал свой план, закатав рукава.
Ничего не оставалось, как сдаться и, усевшись на стул под лампой, открыть книгу. По совпадению ли или по воле судьбы она распахнулась на интересующем меня разделе. Восприняв это как некий знак, углубился в чтение, которое чередовалось с внимательным изучением иллюстраций и фотографий, в обилии размещенных на страницах справочника.
Но чем глубже я вникал в эту сложную науку, тем отчетливее понимал, что ничего не смогу поделать. Пришлось признать эту правду, – какой бы горькой она ни была. Я готов был завыть от бессилия и отчаяния, не в силах исправить положение.
Отшвырнув бесполезную книгу прочь, я поднялся со стула и подошел к столу, на котором неподвижно лежал Андрей. Его глаза были приоткрыты, неподвижный взгляд направлен в потолок.
-- Я не могу, - сказал я ему. – Не могу этого сделать.
Он не ответил, продолжая смотреть в одну точку.
-- Лекарства помогут, а я – могу только навредить. Ты слышишь?
Но он уже ничего не слышал. Это я понял только в тот момент, когда увидел, что его больная рука неподвижной плетью свисает с другой стороны стола.
Сердце застыло в груди; сознание отказывалось принимать происходящее, поэтому, медленно подойдя вплотную, попытался нащупать пульс на сонной артерии – безрезультатно. Напарник был мертв, а я остался один. Один против этого жестокого мира.

Гибель друзей смешала все карты, но горевать дальше, сидя под защитой крепких стен убежища, я не мог. Надо двигаться дальше.
За толстой, бронированной дверью в вестибюле здания МВД укрепились наемники. Несмотря на численное превосходство, выбить их оттуда было первостатейной задачей, и для этого у меня под рукой были все средства. Если война – то война, тогда все способы хороши. Но первым делом нужно было похоронить напарника.
Долбить бетон – дело неблагодарное и попросту бесполезное, а свободного участка земли рядом не сыскать. Поэтому в качестве последнего пристанища для него выбрал импровизированный склеп. Им послужила одна из небольших вентиляционных камер, разбросанных по всему периметру подвала.
Перетащив тело Андрея в ближайшую и прочитав все известные мне молитвы, я навсегда захлопнул дверь, выкорчевав ручку открывания. Теперь ни одна тварь была не в силах до него добраться. Завершив этот скорбный ритуал, вернулся в жилой блок.
Окружающая тишина давила на уши, заставляя снова и снова прокручивать в голове события прошедшего дня. Во рту пересохло: сильно хотелось пить. Я проследовал на склад и, взяв несколько пакетов с водой, вернулся в медицинский отсек. Залпом осушил один. Осмотрелся. Здесь, следуя моему плану, я должен был собрать самые необходимые лекарства и инструменты. Если готовиться к войне – то по полной программе.
Копаясь на стеллажах, занимающих треть комнаты, и перетряхивая многочисленные шкафы, я наткнулся на большую бутыль, под завязку залитую прозрачной жидкостью. В ней было не менее пяти литров, и это явно была не дистиллированная вода. Отвернув пластиковую крышку, принюхался: спирт. Его запах я сразу узнал, как знал и то, что по своим свойствам он был лучше нашего самогона. Гораздо чище и крепче – отличное обеззараживающее средство, как снаружи, так и внутри.
Найдя рядом подходящую склянку, я плеснул в нее немного спирта и, разбавив водой, зажмурившись, залпом выпил обжигающую жидкость. Дыхание перехватило, горло обожгло, а в желудке запылал костер, затушить который я смог только когда высосал пару пакетов с водой. В голове зашумело. Руки и ноги сделались ватными, зато тоска и все проблемы ушли куда-то на задний план. Почувствовав себя гораздо лучше и решив, что штурмовать лагерь наемников прямо сейчас не имеет смысла, я махнул на все рукой: никуда они пока не денутся. С этой мыслью прошел на склад и, набрав еды, вернулся назад. Налив еще, выпил, не запивая, зажевав сублимированным мясом.
Мысли в голове потекли быстрее и размереннее – самое время разработать дальнейший план действий.
Попытавшись восстановить в памяти план вестибюля, расположения входов и выходов из здания, я пришел к выводу, что выйти из бомбоубежища незамеченным будет не так уж и сложно. Дверь располагалась в небольшой нише под центральной лестницей, и если она никем не охраняется, то сюрприз наемникам обеспечен. Главное – внезапность, а там можно прорваться наверх и, закрепившись в одном из кабинетов, держать осаду. Не думаю, что вести ее долго у наемников хватит сил. Быстро выдохнутся.
Хлебнув еще немного спирта, я пришел к выводу, что не все потеряно. И что жизнь продолжается, несмотря на очередную увесистую оплеуху, полученную от нее. Ничего, еще не такое выдерживали. Прорвемся.
С этими мыслями, сморенный усталостью и действием алкоголя, я незаметно уснул.
 
bmvcherДата: Вторник, 07.06.2011, 21:59 | Сообщение # 18
Автор
Группа: Модераторы
Сообщений: 70
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 19

Проснулся с неприятными ощущениями в ногах. Видимо так и проспал все время, в неудобном положении, сидя на стуле. Попытался встать, но тут же, словно мешок, рухнул на пол и начал корчиться от нестерпимого зуда в нижних конечностях.
Вскоре боль прошла, и я смог подняться, но ноги все еще были словно ватные. Сильно хотелось пить: в рот словно горячего песка насыпали. Как назло, под рукой не оказалось ни капли воды. Шаркающей походкой добрался до склада и, влив в себя не меньше литра, присел отдохнуть. Спустя несколько минут в голове снова зашумело, будто и не спал совсем.
Нет, так дело не пойдет, решил я. Сидеть в безопасности и комфорте, в то время как наемники, быть может, уже вплотную подбираются к разгадке местонахождения таинственного тоннеля – это не по мне: незачем тогда было и затевать весь этот поход.
Собрав в рюкзак приготовленные заранее вещи, нагрузившись оружием и боеприпасами, направился на выход. Подойдя к двери, прислушался, но все впустую: что рассчитывал услышать сквозь толщу изолирующей брони? Головой думать надо иногда, а не бросаться в бой сломя голову.
И я принялся думать.
Как обычно, ни одна дельная мысль в голову не шла, отчего я начал сомневаться в способности правильно ставить задачи и уж тем более – самостоятельно решать их. Так и все дело завалить можно. Эх, помог бы кто чуток, дал знать о присутствии наемников поблизости с дверью. Но, верные друзья лежали в могилах, а братья по клану егерей были слишком далеко. Вот черт! Все же придется лезть напролом!
Достав из кармана обрывок карты с кодом доступа, я протянул руку к панели, чтобы набрать нужные цифры. В этот момент волна воспоминаний, неожиданно поднявшаяся из подсознания, выплеснула на берег моей памяти забытый эпизод про систему безопасности здания МВД. Про говорящий “суперкомпьютер”, спасший мне жизнь и смешавший все карты моего будущего. Как мог про него забыть? Для старческого склероза я еще слишком молод. Отложил этот вопрос на потом, списав забывчивость на странные свойства этого места. Возможно, он все еще работал. Тогда почему впустил внутрь наемников и не отреагировал на мое появление в бомбоубежище. Вопросов была масса, но все они пока оставались без ответа.
-- Эй, - осторожно позвал я. – Ты все еще функционируешь?
В первый момент никто не ответил, но спустя тридцать секунд цифровая панель на двери засветилась немного ярче, и знакомый монотонный голос произнес откуда-то сверху.
-- Моего источника энергии хватит еще надолго.
-- Я рад, - рассеяно бросил я, прикидывая как построить дальнейший диалог.
-- Сомнительное утверждение, - так же бесстрастно отреагировал компьютер.
-- Почему?
-- Если откинуть мою способность распознавать эмоции в голосе и гибель двух лиц находящихся в сопровождении, то останется факт угрозы группой вооруженных людей, находящимися в вестибюле здания. В случае прямого контакта с ними, вероятность остаться дееспособным составляет один к двенадцати. Думаю, чувство радости в данных условиях неуместно.
-- Откуда такие цифры? – удивился я, не совсем понимая, к чему клонит невидимый собеседник.
-- Все просто: ты один – их двенадцать.
-- Почему ты впустил их в здание?
-- У меня не было причин не сделать этого…
-- Понятно…
Голос промолчал, но мне почудилось, что под сводами бомбоубежища послышалось тихое прерывистое шипение, походившее на смех. Бред, конечно.
-- Разберемся.
Хоть я и пытался показаться спокойным, но вряд ли это получилось на все сто. Хватит валять дурака. Пора переходить к делу.
Собственноручно уничтожить наемников мне вряд ли удастся, (это я понял после общения с “голосом”), поэтому, стоило воспользоваться его помощью и попросить обезвредить их с помощью нервнопаралитического газа, действие которого однажды уже испытал на себе.
-- Ты можешь включить подачу газа? – без обиняков спросил я.
После непродолжительного молчания, раздался ответ:
-- Выполнено.
Не задумываясь, что все получилось слишком легко и быстро, я подошел к двери и, набрав код, вышел в полумрак вестибюля.
Есть такая старая пословица: “Поспешишь – людей насмешишь”. Так вот это про таких торопыг как я. Только в данном случае смешить особо было некого, да и мне стало не до смеха, когда понял, что слишком рано покинул убежище: несколько вздохов и тело скрутило судорогой. Свалившись словно мешок с металлоломом, прозвенев на все здание своим арсеналом, еще раз убедился в народной мудрости. Понес же черт. Нет, что бы дождаться пока выветрятся остатки газа. Теперь, на тебе – получай. Хорошо хоть полученная доза была невелика и сознание меня не покинуло.
Со своей лежачей позиции я обнаружил, что несколько наемников неподвижно распластались по полу. В отличие от них я мог немного двигаться и медленно выполз на середину вестибюля, чтобы точнее оценить обстановку. Отсюда насчитал пять тел застывших в различных позах. Интересно, где остальные? – эта мысль не давала мне покоя. Оставалось надеяться, что я смогу обезвредить их раньше, чем они очухаются и смогут дать отпор.
Что бы быстрее вернуть мышцам работоспособность попробовал сжимать и разжимать кулаки, но и это действие плохо получалось. К тому же возымело, по-моему, обратный эффект. Тогда попытался полностью расслабиться и в таком состоянии неподвижно провел минут двадцать – двадцать пять. Этого времени хватило, чтобы я смог хоть и с трудом, но все-таки подняться на ноги. Конкуренты все еще лежали на полу, словно разбросанные детьми куклы.
Я разоружил их, забрав автоматы и боеприпасы, затем связал руки их же ремнями и, оставив всю трофейную амуницию под защитой бронированной двери бомбоубежища, двинулся наверх искать остальных.
Шестого наемника я обнаружил у входа на второй этаж, лежащего в луже крови. При падении он ударился головой о мраморные перила и, судя по слабому пульсу, был уже не жилец: минус один – шансы росли, словно на дрожжах.
Оставив его доживать последние минуты, прошел в коридор. А вот и знакомая дверь архива. Не помню, оставлял ли ее открытой, но сейчас она была распахнута настежь. Сняв автомат с предохранителя, я осторожно заглянул в полумрак кабинета. Судя по беспорядку, наемники уже успели тут похозяйничать: папки с бумагами разбросаны по полу, часть шкафов опрокинуты. Но больше всего меня возмутило, что они имели наглость устроить в нем общественный сортир. Стояла такая вонь, что я невольно поморщился. Наемники одним словом; ничего святого.
Прикрыв дверь ногой, двинулся дальше по коридору.
Обследовав комнату за комнатой и никого больше не обнаружив, я решил подняться выше: остальная часть группы могла устроиться на самом верхнем этаже - ближе к выходу на крышу. Именно оттуда, в случае внезапной атаки, лучше всего просматривались и простреливались все подступы к зданию. Вот почему покойный Монах не рискнул идти по поверхности.
На последнем, шестом этаже, я остановился и, замерев, не дыша, прислушался; вроде все тихо. Тенью проскользнул дальше, за массивные деревянные двери в несколько метров высотой. Выглянув, обнаружил, что коридор пуст за исключением нескольких сломанных стульев, валявшихся на полуистлевшей ковровой дорожке устилающей пол. Покинув укрытие, стараясь не бряцать оружием, двинулся вдоль стены, останавливаясь каждые пять – шесть метров что бы оглядеться.
Судя по тому, что кабинетов в этой половине этажа было всего несколько, то раньше их занимали высокопоставленные чиновники: чем больше площадь жизненного пространства, тем выше статус – это я усвоил еще с детства. Самое место для штаба наемников; настало время приготовиться к теплому приему. Сделав еще пару шагов, замер у ближайшей двери.
В этот момент, словно по заказу, она со скрипом приоткрылась и в коридор на четвереньках медленно выползла, мотая головой и что-то бурча под нос, фигура в камуфляжной форме. Недолго думая, сдернул с плеча автомат и что есть мочи ударил прикладом в область головы. Раздался хруст ломающихся костей и, с мягким стуком фигура упала на пол и замерла. Минус два, - продолжил я свой кровавый счет.
Войдя в дверь, очутился в небольшой комнате с одним единственным письменным столом, на котором ютился покрытый толстым слоем пыли монитор и целая куча телефонов. По-моему их было не меньше десятка. Ага, секретарская. По правую руку была распахнута настежь вторая, уже двустворчатая дверь. Она вела в богато обставленные апартаменты некогда влиятельного чиновника: массивный, словно вырубленный из камня стол с одиноко горящей свечей, такие же шкафы, стоящие позади по обе стороны и еще куча разной мебели, на созерцание которой не было времени. Осмотрев его и не найдя ни одной живой души, я пришел к выводу, что тело лежащее в коридоре принадлежало главарю банды. Что же, можно себя поздравить – наемники остались без управления.
Я уже собирался покинуть это сумрачное место, прихватив кое-какие бумаги, разложенные на столе главарем, когда в коридоре послышались приближающиеся голоса. Двое или трое – не больше. Разобрать было трудно, но вряд ли вся оставшаяся пятерка боевиков покинула стратегически важный объект всем скопом. Не найдя лучшей позиции, я нырнул под защиту письменного стола. Отсюда, лежа на полу, мог держать в поле зрения весь периметр кабинета.
Вскоре голоса затихли, но я отчетливо слышал звуки какой-то возни: видимо наткнувшись на тело своего босса, наемники смекнули, что к чему и пытались по-тихому пробраться внутрь апартаментов; добро пожаловать.
Подготовленный к встрече, я держал на прицеле узкую полоску той части дверного пролета, откуда по расчетам могла появиться вероятная цель. Когда один из боевиков осторожно выглянула из-за косяка, нажал на курок. Затвор бешено застучал, выплевывая горячие гильзы, уши заложило от грохота и, цель, до этого ясно видимая в разрезе прицела, скрылась в облаке пыли.
Отпустив курок, я стал наблюдать за дальнейшим развитием событий.
А они, вопреки ожиданиям начали развиваться слишком стремительно: словно в замедленном кино, на пол в нескольких метрах упала граната, и пока соображал что и как, ее компанию дополнила вторая. Еще пару секунд и мои внутренности украсят окружающий интерьер. Повинуясь инстинкту самосохранения, я вскочил на четвереньки и, упершись спиной в крышку стола, что есть мочи принялся давить на нее. Массивный предмет интерьера сдался под натиском и, медленно, словно нехотя упал вперед, выставив толстую столешню, словно броню. Благодаря этому, взорвавшиеся одна за другой гранаты не причинили особого вреда, не считая отчаянного звона в ушах.
Следом, не давая мне и носа высунуть, посыпался град пуль. Они жалили крепкое дерево, словно бешеные пчелы, выбивая облака пыли и щепок.
Решив играть по правилам противника, я нашарил в рюкзаке пару РГД и, вырвав предохранительные чеки, швырнул в дверной проем. На те, получайте.
Пара оглушительных хлопков сотрясла стены апартаментов и, все стихло. Только тихий треск и слабые стоны нарушали эту тишину.
Я осторожно выглянул из-за стола и, убедившись, что угрозы нет, с автоматом наизготове, медленно двинулся вперед: вряд ли ребята с крыши останутся равнодушными к канонаде внизу. Покинув свой пост, примчатся на выручку. Сколько их там осталось? Двое? Трое? Это уже не имело большой разницы: я выиграл психологический перевес. Наверняка они подумают, что на них напал целый отряд.
Судя по количеству тел торчащих из-под обломков мебели, боевиков наверху осталось только двое. И не смотря на все мои предположения, на горизонте они так и не появились. Впрочем, не факт что я не пропустил кого ни будь из них на нижних этажах. Не осматривать же каждый кабинет, в самом деле. Ладно, с этим можно разобраться позже.
Дверь, ведущая на чердак, была закрыта изнутри, значит, кто–то из наемников все-таки оставался там, не смея покинуть пост без приказа. Это плохо: лезть в неизвестность не хотелось, но и оставлять на крыше снайпера, (наверняка он), то же не фонтан. Не хватало еще пулю в спину получить, когда победа почти в кармане. Правда, было еще пять козырей в рукаве, лежащих сейчас в вестибюле. Кстати, как они там? Поди руки затекли.
Привязав гранату к ручке двери, я со спокойной душой двинулся на выход, не забывая все же оглядываться по сторонам: черт его знает, где бродит этот последний гад.
Спустившись до второго этажа, выглянул вниз: все пятеро наемников были на месте.
-- Ну, здорово! – театрально выкрикнул я, переполняемый пьянящим чувством победы. – Не ждали меня с..и?
-- Ждали, - неожиданно послышался голос за спиной, и сильный удар по голове погасил свет сознания.
 
bmvcherДата: Суббота, 18.06.2011, 11:26 | Сообщение # 19
Автор
Группа: Модераторы
Сообщений: 70
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 20

Открыв глаза, первое, что я увидел – чьи-то ноги обутые в крепкие армейские ботинки на высокой шнуровке. Такие носили только наемники и ребята из личной охраны главы Главной государственной общины. Пару раз приходилось с ними пересекаться. Это не предвещало ничего хорошего. Сколько раз можно наступать на одни и те же грабли?
-- Очнулся, воин?
-- Чего же вы меня все время по голове-то лупите? – с трудом принимая сидячее положение, спросил я. – Так и дураком стать недолго.
Теперь я целиком мог разглядеть обладателя ботинок: крепкий мужик лет сорока одетый в черную форму с множеством карманов на рукавах, сверху разгрузочный жилет того же цвета и кепка. Мужик как мужик, только уж больно не похож на наемника - морда не та.
-- Ничего, переживешь, - между тем ответил тот без всякой злобы в голосе.
-- Легко говорить.
Собеседник проигнорировал мое замечание.
Я огляделся.
Все та же лестница, рядом труп разбившегося боевика и мои вещи и оружие, аккуратно сложенные в пределах досягаемости вытянутой руки. Нет, этот тип точно не наемник, иначе валялся бы сейчас связанный по рукам и ногам, или того хуже – с пулей в башке. Я украдкой оглянулся, чтобы сквозь резные перила рассмотреть, где находятся плененная ранее пятерка парней и с некоторым смятением констатировал, что они мертвы: по крайней мере, трое из них все еще связанные лежали в лужах собственной крови. Не трудно было догадаться и о судьбе остальных.
-- Зачем ты их? – спросил, повернувшись.
Незнакомец явно ждал этого вопроса и, не раздумывая, ответил:
-- Нам не нужны лишние свидетели. Отпустить их нельзя, а тащить с собой было бы слишком проблематично.
-- Нам?
-- А что тебя удивляет?
-- Все. В первую очередь ты сам.
-- По какой причине? – загадочно улыбнувшись, поинтересовался тот.
-- Ты же не наемник!
-- В какой-то мере…
-- Ничего не понимаю, - мотнул я головой, что сразу же отозвалось болью в затылке. Поморщился, невольно потерев ладонью ушибленное место. Там образовался внушительный шишак.
-- До свадьбы заживет, - заметив мое движение, успокоил незнакомец. – Перетерпишь.
Что-то тут не вязалось. Этот человек явно не собирался убивать меня. Значит, я нужен ему живым. Зачем?
Хороший вопрос, правда, ответа на него пока нет.
Еще одна конкурирующая фирма? Тогда – чья она? Правительство, мы – егеря; кто еще захотел узнать секрет тоннеля? Голова разболелась еще сильнее. Казалось, что каждая мысль, каждая попытка напрячь память, причиняет страдания. И что самое скверное – совершенно запутался в происходящем. Ну и черт с ним, решил я – пусть все идет своим чередом: рано или поздно мозаика сложится в одно целое. Раз уж убивать меня пока не собираются, то нужно принять это как должное.
-- Что ты хочешь?
-- Помочь тебе выполнить задание, - с чуть заметным облегчением ответил незнакомец. Он словно ждал этих слов.
– Ты же для этого пришел сюда?
Я молча кивнул, уже ничему не удивляясь.
-- Кто ты на самом деле?
-- Твой друг…Остальное пока знать не обязательно.
-- Голова сейчас лопнет, - произнес я, потирая виски. – Кто бы объяснил…
-- Не сейчас, - сказал незнакомец.
-- Наемники, вопреки инструкции, уже два часа не выходят на связь со штабом, - пояснил он. - И наверняка, сюда выслали подкрепление. Нужно уходить.
-- Но, имя-то у тебя есть?
-- Называй меня Сергеем, если тебе так хочется…
Ничего не оставалось, как согласиться с его доводами: поднявшись на ноги, принялся собирать вещи. На душе - словно кошки скреблись; глядя на расстрелянные, связанные тела, я чувствовал себя декорацией к жестокому боевику. Куклой, которую дергают за ниточки, заставляя выполнять действия, ведомые только хозяину-кукловоду. Неприятное чувство.
Когда все сборы были закончены, мы спустились вниз. Проходя мимо мертвых наемников, я отвернулся и на мгновение прикрыл глаза: зачем лишний раз травмировать и без того расшатанную с детства психику?
Мы покинули здание; несмотря на то, что можно было подобрать кучу полезных вещей и боеприпасов, Сергей проигнорировал эту возможность, и вскоре здание МВД осталось за спинами.
Час или два, шли молча: тишину нарушал только хруст мусора под ногами и изменчивый треск детектора радиации, висевшего на поясе незнакомца. Вскоре, это шоу глухонемых надоело, и я спросил:
-- Зачем ты здесь?
-- А ты как думаешь? – вопросом на вопрос, ответил тот.
-- Хрен вас всех поймет… Все за чем-то гоняетесь.
Сергей взглянул на меня; улыбка шире лица – глядишь, вот-вот треснет.
-- Поймет.
После этого разговор увял сам собой.


В юном возрасте, нашей истинной сутью были любовь, радость и умение получать удовольствие от жизни. Тогда мы жили, подчиняясь простым инстинктам и эмоциям, еще не разучившись прислушиваться к истинной сути своего сознания. И когда нас стали пичкать знаниями, зараженными ложью, мы потеряли способность прислушиваться к этому голосу.
Самые яркие воспоминания мы выносим из детства, когда мир вокруг кажется неимоверно большим и захватывающим. Только позже, немного поумнев и получив разнонаправленный, жизненный опыт, начинаем понимать, что на самом деле все обстоит иначе: деревья не такие уж и большие, трава на самом деле совсем не зеленая, а жизнь намного короче, чем кажется. Именно в этот момент уходит все, что связывает нас с беззаботной порой детства, и мы становимся взрослыми.
Теперь наше внимание полностью сосредоточено на знании, и мы почти не слышим этого голоса. Все реже и реже дает он о себе знать, прячась в самых потаенных уголках мозга, и только изредка, еще пытается привлечь к себе внимание тихим, ненавязчивым шепотом. Мы воспринимаем только то, чему нас научили верить. Голос знания звучит в голове, не умолкая, пропитывая нас ложными ценностями. Голос, который постоянно обвиняет, осуждает и унижает нас. Голос “псевдосовести”.
Полагаю, что мне еще повезло, потому что я воспитывался разными людьми, имеющими различные принципы и взгляды. Каждый из них пытался привнести в мою душу все самое лучшее, что имел в запасе и благодаря этому я был развит достаточно разносторонне. Потому и стал егерем.
Где-то на подсознательном уровне я отлично разбирался в людях, и сейчас, глядя на беззащитно открытую спину идущего впереди Сергея, понимал, что он не может быть врагом, даже тайным. По определению. Что помешало бы разредить в нее магазин моего АК?
Ничего.
Эти мысли позволили мне окончательно расслабиться и обдумать все недавние события. Сопоставить факты.
Если бы это был человек из окружения верховного, то не стал бы убивать наемников: все-таки находились в одной упряжке. Хотел бы ввести меня в заблуждение и выведать дальнейшие планы, то вполне мог оставить их просто связанными. Нет, у него с боевиками явно свои счеты.
Я осмотрелся.
Впереди замаячил уже знакомый проспект. Мы направлялись в сторону башни и, судя по скорости движения и уверенному шагу, незнакомец знал, куда и зачем идет. Не в силах больше оставаться в неведении, рискнул спросить:
-- Может, поделишься планами?
Тот притормозил и, развернувшись, внимательно посмотрел мне в глаза.
-- А ты сам не догадываешься?
-- Нет, - признался я, смутившись от этого слишком пристального взгляда. – Вижу, что к башне идем. Но зачем – ума не приложу.
-- Доберемся до места – все поймешь. А сейчас, без лишних вопросов поторопимся. Скоро начнет темнеть, – он взглянул по сторонам. – Думаю, у тебя нет большого желания пробираться по эти улицам во тьме?
-- Абсолютно, - согласился я.
-- Вот и славно, - Сергей поправил автомат и зашагал дальше.
Ничего не оставалось, как молча последовать за ним.
 
bmvcherДата: Суббота, 18.06.2011, 11:27 | Сообщение # 20
Автор
Группа: Модераторы
Сообщений: 70
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 21

Как ни старались, но дойти засветло до цели так и не успели. Солнце быстро скрылось за высоким горизонтом, вылепленным из останков многоэтажных зданий. Улицы внизу погрузились в вязкую, серую полутьму буквально за несколько минут, застав нас врасплох.
-- Все, дальше ни шагу, - остановил Сергей, когда я, задумавшись, попытался обогнать его.
-- Что так? – спросил, вернувшись к действительности. – Всегда вроде по ночам ходили?
-- Забудь, что было раньше, - посоветовал тот. – И слушай, что я скажу…
-- За всю дорогу ты и пяти слов не выдал.
В ответ он только быстро взглянул на меня – этот взгляд был красноречивей всех слов. Я тут же заткнулся.
-- Ты еще многого не понимаешь. Здесь твоей вины абсолютно нет. С самого начала я должен был все рассказать, но, что-то останавливало. Теперь вижу, что молчать дальше нет смысла. Только хуже будет.
-- О чем ты?
-- О том, что происходит и… о тебе.
-- Не понимаю. Причем здесь я?
-- Послушай, - взяв меня за плечо, произнес Сергей. – Вся эта канитель, что началась в последнее время, напрямую связана с твоим появлением в общине. Это долгая история, поэтому отложим ее на некоторое время. Как только найдем безопасное место для ночлега, я все тебе расскажу. Обещаю.
-- Хорошо, - согласился я. – Кстати, есть на примете одно безопасное местечко…
-- Ну, веди.
Память не подвела и через несколько минут мы вышли к высокому, почти целиком сохранившемуся жилому дому, где можно было в относительной безопасности скоротать ночь: прочные стальные двери в одной из квартир на верхнем этаже, плюс рабочий замок, запирающийся изнутри – что еще нужно для хорошего отдыха?
Осторожно поднявшись по темным лестницам, достигли нужного этажа. Дверь квартиры была приоткрыта и первое, что я почувствовал, попытавшись заглянуть внутрь – резкий запах разложения. Вспомнив о “ночных бродягах”, подал знак остановиться.
Ржавые петли предательски заскрипели, когда Сергей поддел ее ногой, пропуская меня вперед и подсвечивая путь фонариком. Я бросился вперед, готовый в любой момент нажать на курок, но этого не потребовалось. Луч света, мечась по комнате, вместо ожидаемых “живых трупов”, выхватывал из темноты трупы совсем не живые. Они тут и там лежали в неестественных позах в лужах запекшейся крови. За короткое время успел насчитать около полудюжины.
-- Вот тебе и отдохнули, - произнес стоявший за спиной Сергей. – Давай-ка осмотрим все комнаты. Сомневаюсь, что сделавший это - все еще тут, но как говорится – “береженого - бог бережет”.
Обыскав остальные помещения, никого больше не обнаружили. Видимо всех этих бедолаг положили одним разом, застав врасплох, в момент отдыха. Осмотрев тела, пришли к выводу, что перед нами обыкновенные жители одной из общин; о точной принадлежности судить было сложно.
-- Пару дней уже лежат, - констатировал напарник, осмотрев один из трупов. – Стреляли почти в упор, из автомата.
Подобрав одну из гильз, в достатке рассыпанных по полу, поднес к свету.
-- Калибр пять сорок пять. Похожее оружие имеется у наших “друзей” наемников. А ты говоришь, зачем я их убил. Или мы их или они нас.
Он убрал гильзу в карман разгрузки.
-- Но ведь один раз они меня уже отпустили. Вместе с оружием, - я понимал, что несу бред, но остановиться не мог. – Зачем тогда им было убивать обычных жителей?
-- Только один раз, второго бы не было, - вздохнул Сергей. – Тогда ты им нужен был, понимаешь?
-- А эти, - он кивнул на убитых. – Просто лишние свидетели.
-- Свидетели чего?
-- Пока не знаю…

Оставаться в пропитанной трупным ядом комнате было небезопасно. Мы поднялись этажом выше и, подыскав подходящее место, устроились на ночлег. Конечно, о сне не могло быть и речи, зная, что внизу лежат несколько трупов, но уставшему за день телу все равно необходим был хоть какой-то отдых.
Перекусили на скорую руку и распределили часы караула. Мне первому выпало отдыхать. Устроившись поудобней, попытался заснуть, но сон не шел. Некоторое время просто лежал, уставившись в грязный потолок. Вскоре это надоело, и я решил уточнить у сидящего неподалеку напарника, пару вопросов.
-- Не спится что-то, - начал я. – Может, сейчас расскажешь о себе?
-- Это так важно знать? – вопросом на вопрос ответил тот.
-- Должен же я знать, кому доверяю.
-- Считай меня другом.
-- Друзья не бьют сзади по затылку, - заметил я.
В темноте невозможно было видеть его лица, но мне показалось, что он улыбается.
-- В тот момент я не был уверен, что это именно ты. Да и приложил очень аккуратно – так, чтобы только отключить на время.
-- Ничего себе, аккуратно, - потер я все еще опухший затылок.
Тот промолчал.
-- Ладно, я на тебя не в обиде.
-- Спи тогда, скоро твоя очередь караулить.
Я больше не приставал к нему с расспросами. Пытаясь разобраться в хитросплетении последних событий, задремал.
Снилась Башня. Я стою посреди пустого вестибюля и вижу как через стеклянные двери со всех сторон пробираются мертвецы. Некоторых узнаю в лицо. Среди них наемники из здания МВД. Они трясут прострелянными головами, указывая на меня скрюченными пальцами, как будто я виноват в их смерти. Круг медленно сужается. Меня охватывает ужас от их вида, но еще больший, от понимания того, что произойдет, когда они доберутся до меня. Достаю из кармана гранату. Шершавый металл приятно холодит ладонь. Внутри башни жарко. Я вытираю пот со лба, выдергиваю чеку… Взрыв.
Взрыв сотряс пол, и я не сразу сообразил, что он произошел на самом деле.
Вскочив на ноги, попытался найти глазами Сергея, но того нигде не было видно. Зато внизу, где-то на первых этажах здания раздались короткие автоматные очереди; в ответ прозвучала одна длинная и, судя по звуку, стреляли из крупнокалиберного пулемета. Затем все стихло. Подозрения самого худшего исхода спрессовались в комок и застряли где-то в районе груди. Неприятный холодок пробежал по спине. “Нет, - подумал я. – Только ни это”. Слишком часто за последнее время стал терять друзей. Впрочем, мои опасения были напрасными.
Он ворвался в наше временное убежище, словно ураганный ветер, врывающийся в неосторожно раскрытое окно.
-- Собирайся, мы уходим, - бросил на ходу, не потрудившись ничего объяснить.
Благоразумно отказавшись от любых вопросов, собрал свои вещи и выскочил на лестничную клетку. Сергей выскочил следом, подтолкнул меня в спину и мы помчались вниз, перепрыгивая через несколько ступенек. Удивляюсь, как не переломали все кости, чудом избежав падения.
Очутившись внизу, немного отдышавшись, пока напарник замерев у входной двери изучал обстановку на улице, я спросил:
-- Что за спешка?
-- Нас вычислили, - не оборачиваясь, ответил тот.
-- Кто?
-- Кто может кроме наемников? – неожиданно резко бросил он. – Забудь уже свое безмятежное прошлое. Ты – цель всей этой охоты, понимаешь? Если будешь вести себя словно младенец на прогулке, все что сделано, все будет зря!
-- Но, ради чего все это? – взмолился я. – Ничего не понимаю! Все тыкают меня носом в мое особое предназначение, но никто конкретно не может объяснить, в чем оно заключается!
-- Поверь мне, - повернувшись, произнес Сергей. – Оно значимо. Без тебя сотни тысяч людей так и останутся прозябать в неведении о лучшей жизни.
-- Какой лучшей жизни? – я был в отчаянии. События последних дней вконец сломали мою решимость разобраться, что к чему.
-- Там, за горизонтом, - тихо произнес он. В этих словах скрывалась некая сила. Сила знания, что дремала во мне долгие годы, не давая спать по ночам. Я вспомнил свои посиделки на водонапорной башне, мучительные попытки разглядеть нечто на линии горизонта, от которых сначала слезились, а потом уже болели глаза. Я вспомнил Легенду.
В этот момент часть мозаики сложилась в определенную картинку.
-- Значит, ты – оттуда?
-- Да, - кивнул Сергей.
И добавил фразу, которая могла изменить всю мою дальнейшую жизнь:
-- И ты тоже!
 
bmvcherДата: Вторник, 21.06.2011, 17:45 | Сообщение # 21
Автор
Группа: Модераторы
Сообщений: 70
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 22

Меня словно обухом по голове ударили. Нет, я конечно уже давно подозревал, что с моей биографией не все так просто, но о том, что бы все разрешилось именно так, не думал. Теперь я понял, откуда в голове возникали странные образы и слова, понять которые способны были только люди из прошлого или… “оттуда”. Похоже, я всосал их с молоком матери, существа еще более загадочного и желанного. Жива ли она? Не знаю. Была ли оттуда, из другого мира? Пока трудно ответить. Но, не мог же я, совершенно один, будучи малолетним ребенком, попасть в этот жестокий мир. Она бы меня точно не бросила: почему-то я чувствовал это. Значит, вывод напрашивался только один, но по причине полного неприятия, я загнал его в самый темный закоулок сознания.
Чем больше знаешь, тем больше возникает вопросов. Однажды заметил, что набираясь опыта по службе, начал допускать простейшие ошибки, прокалываться на мелочах. Может так и должно быть? Ведь большое видится издалека и, стремясь к нему, не замечаешь мелких камней, что попадаются под ноги. Не замечаешь, пока нос не расшибешь.
Все это пронеслось в голове за малые секунды, пока глаза впитывали информацию о происходящем за дверями, где мы укрылись.
Сергей выжидал, надеясь на то, что появится возможность незаметно проскочить от подъезда к ржавому остову грузовика, стоящему на пересечении улиц. Тогда можно будет уйти в тень, затеряться в разрушенных переулках. Но, наемники всячески пресекали такую возможность, зорко следя за входом, направив в нашу сторону ствол пулемета.
-- Что будем делать? – спросил я, оценив обстановку.
-- Искать другой выход, - ответил напарник, неотрывно следя за передвижением неприятеля.
-- Там? – кивок в сторону спины обозначил направление.
-- Со двора тоже не уйти: со всех сторон обложили, гады. Нужно искать альтернативные выходы.
-- Это, какие?
-- Рискованные, блин… Поднимись на крышу и внимательно оглядись. Может, что и придет на ум.
-- А ты?
-- А я, буду делать вид, что мы все еще топчемся за дверями, - Сергей постучал подошвами по бетону. – Ну, давай, иди. Что обнаружишь – сразу ко мне.
-- Понял, - развернувшись, я направился к лестнице, ведущей наверх.
Осколки стекла и мелкий мусор хрустели под ногами, выдавая каждый мой шаг, громким эхом отражаясь от стен и потолков, спрятавшихся за завесой темноты. Страх липкими щупальцами прикасался к спине, пытаясь пробраться внутрь, словно нащупывая слабую точку. Нет, я совершенно не боялся ни этой темноты, ни этого дома, скорее, опасался, что не смогу выполнить задания Сергея, и мы погибнем под огнем наемников, пробиваясь вперед. И не сможем ПОМОЧЬ. Только сейчас я стал замечать, что это стремление овладевало мной все сильнее. Помочь своему народу, своим близким. Это стало задачей номер один и придало сил. За считанные минуты я миновал полтора десятка этажей и очутился на крыше.
Порыв ветра освежил вспотевшее лицо, заставив зажмуриться от удовольствия: в прогретой за день бетонной коробке многоэтажки было жарко как в бане. Казалось, что свежее дуновение испарило не только влагу с кожи, но и несколько прочистило мозги, унеся с собой ненужные мысли и переживания. Я огляделся и, не обнаружив ничего подозрительного, двинулся в сторону парапета ограждающего крышу со стороны подъезда. Взглянув вниз, перевалившись через остатки бетонного ограждения, увидел как наемники, казавшиеся сейчас не больше тараканов, все еще суетились вокруг, не решаясь на штурм. Пока не решались; каждая минута была дороже золота. Развернувшись, я пересек весь оставшийся периметр крыши, пытаясь нащупать неприметную ниточку, отделяющую нас от спасения. Но ничего, что могло бы послужить, так и не обнаружил. Да уж, вот незадача! Не закидывать же боевиков сверху кусками бетона? Может одного и прибью, а вот что делать с остальными? Почесывая затылок, я задрал голову вверх, словно пытаясь найти ответ, обратившись к небесам и, они ответили!
Громкий звук вороньего карканья привлек внимание. Я скосил глаза в сторону, чтобы рассмотреть, откуда он идет; достаточно крупная особь сидела на двухметровой мачте расположенной на верхушке небольшой надстройки расположенной прямо по центру крыши. Ее внимательные черные глаза-бусинки неотрывно следили за мной.
-- Кар-р! – еще раз выкрикнула она, напоминая о себе.
Гнездо у нее тут что ли?
-- Кар-р-р!
-- Заткнись, дура! – не выдержал я. – Накаркаешь!
Ворона не ответила на мой выпад: захлопав крыльями, она покинула свое пристанище и скрылась в темноте.
Я проводил ее глазами и, уже отворачиваясь, на излете, заметил кое-что любопытное: на конце мачты, там, где только что восседало пернатое существо, начинался и уходил в темноту ночи конец толстого кабеля, навитого на металлический трос. От поверхности крыши его отделяло метра четыре, поэтому я его сразу и не заметил. Смутная догадка зародилась в голове и когда, проследив, куда он уходит, я понял – вот она, надежда на спасение! Теперь стоило спуститься к Сергею и объяснить суть моего плана.
Снова миновав этажи с бешеной скоростью, перескакивая через несколько ступенек и рискуя сломать себе шею, я застал напарника безмятежно восседающим на одной из последних ступенек. Положив автомат на колени, он спокойно покуривал самокрутку, выпуская тонкие струйки дыма. Сладковатый запах показался мне знакомым, но я так и не смог его идентифицировать и выбросил это из головы.
-- Ты уже? – откидывая окурок в сторону, спросил он.
-- Что, уже? – с трудом переведя дыхание, вопросом на вопрос ответил я.
-- Уже вернулся?
-- А как же иначе? – удивился я его безмятежному тону. – Я нашел то, что ты просил.
-- Неужели? – его странное безразличие начинало нервировать.
-- Там, на крыше, - указал я пальцем вверх. – Есть кабель, ведущий на соседний дом. Думаю, он еще достаточно крепок, чтобы проползти по нему.
-- Соображаешь, - одобрил Сергей. Похоже, к нему вернулось чувство реальности. – Я всегда в тебя верил.

-- У тебя ремень крепкий? – спросил напарник, глядя, как раскачивается на ветру кабель.
-- Должен выдержать, - пожал я плечами.
-- Должен, или все таки выдержит? Это разные вещи.
-- Выдержит, - подтвердил я. – Пару раз уже использовал его вместо веревки.
-- Хорошо, тогда полезешь первый, а я – буду страховать. С минуты на минуту наемники очухаются и начнут штурм. Тогда им прямая дорога сюда, на крышу.
Поднявшись по ступенькам из арматуры, приваренной к основанию мачты, я, сначала руками, а затем и ногами уцепился за кабель. Сергей застегнул на нем предварительно расстегнутый ремень – получилось своеобразное страховочное кольцо, удерживающее меня от падения, в случае если не удержусь по ходу движения.
-- Готов?
-- Поджилки трясутся, но готов, - подтвердил я.
-- Другого выхода нет, - напомнил он. – Думай об этом и страх перед высотой уйдет. И главное – не смотри вниз. Понял?
В ответ, я только молча кивнул и начал движение. Точнее скольжение. Сколько там впереди? Метров восемьдесят – сто?
Первый десяток все обстояло вполне благополучно, затем, я почувствовал, как провод начинает провисать под тяжестью моего веса. К тому же, ощутимые порывы ветра раскачивали из стороны в сторону, заставляя судорожно цепляться за эту, как оказалось тонкую, спасительную нить. Несмотря на пронизывающий холод, я весь вспотел. “Только бы выдержал, только бы выдержал”, словно молитву неустанно повторял я, работая руками. Ближе к середине, качка стала угрожающей. Меня болтало словно сохнущее белье на веревке во время шторма, но все же, я упорно пробирался вперед, понимая, что обратной дороги нет.
К счастью, все обошлось. Вскоре, подомной замаячило темное пятно крыши соседнего дома. Одной рукой расстегнув ремень, я спрыгнул вниз, мысленно распрощавшись со злополучным кабелем. Как приятно чувствовать твердую опору под ногами! Никогда больше такого не повторю. Ей богу!
Настала очередь Сергея. Тот управился быстрее, но все-таки, спустился чертыхаясь и в шутку ругая меня на чем свет стоит.
-- Ну, напарник, ты и выбрал путь к отступлению, - вытирая пот со лба, выдохнул он. – Заставить бы тебя еще пару раз туда да обратно переползти. В наказание!
-- Сам сказал искать рискованные пути, - огрызнулся я. – Других не было.
-- Да, ну на тебя! - отмахнулся тот. – Давай уматывать отсюда, пока наши “друзья” не поняли что к чему.
Отыскав выход с крыши здания, мы начали спускаться вниз. Лестничные пролеты были сильно захламлены. Казалось, что кто-то специально вытащил всю мебель из квартир, пытаясь огородиться от внешнего мира: вполне возможно, что так оно и было. С трудом продравшись сквозь эти баррикады, очутились в просторном холле. Здесь, в отличие от лестниц, было пусто. Только толстый слой пыли и пара сломанных стульев. Почему-то такие места не нравились: тихо, темно и пусто…
-- Смотри в оба, - прошептал Сергей, словно почувствовав мое настроение. – Как бы в ловушку не угодить…
Тихо ступая вдоль одной из стен, я напряженно всматривался в темноту: нет ли там кого? Один раз показалось, что сбоку мелькнула какая-то тень, но я списал это на напряжение, больше не заметив ничего подобного. Да и напарник дышал в спину, страхуя.
Без всяких приключений добрались до парадной двери. И вот тут-то нас ждал небольшой сюрприз: они были крепко заколочены. Снаружи.
 
bmvcherДата: Четверг, 27.10.2011, 23:08 | Сообщение # 22
Автор
Группа: Модераторы
Сообщений: 70
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Роман почти дописан. Осталась одна, заключительная глава, правка и, ...
 
bmvcherДата: Четверг, 10.11.2011, 22:13 | Сообщение # 23
Автор
Группа: Модераторы
Сообщений: 70
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Книга дописана в соавторстве с Романом Филимоновым. Предварительное название: "Третье правило диверсанта".
 
bmvcherДата: Пятница, 10.01.2014, 15:03 | Сообщение # 24
Автор
Группа: Модераторы
Сообщений: 70
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Книга выходит (предварительно) в марте этого года в издательстве ЯУЗА. Тираж 2500 экз. Новое название - Первое правило диверсанта.
 
Форум » Фантасты Череповца » Михаил Бычков » Обреченные солнцем (рабочее название). (Постапокалипсис.)
Страница 2 из 2«12
Поиск: